Доступность ссылки

Гражданская блокада Крыма: почему активисты досматривают легковые автомобили?


Айдер Муждабаев

С 20 сентября прорваться в Крым фуре с продуктами питания и другими товарами не представляется возможным. Крымские татары, общественные активисты и, как сообщалось ранее, бойцы добровольческих батальонов возле КПП Каланчак, Чонгар и Чаплынка блокируют дорогу, соединяющую материковую Украину с республикой. Проезд разрешен только легковым автомобилям и пассажирскому транспорту. В блокаде, как в любом живом развивающемся организме, всегда что-то меняется на ходу, возникают новые вопросы и на них требуется дать новые ответы. В студии – заместитель директора крымскотатарского телеканала АТR, один из координаторов гражданской блокады Крыма – Айдер Муждабаев.

Радио Крым.Реалии/ Инциденты на блокаде - роль милиции и правозащитников
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:29:47 0:00

Пограничная служба говорит о том, что резко уменьшился поток людей, едущих из Крыма в Украину и наоборот. Вы не связываете это с блокадой?

– Конечно, не связываю. А что изменилось? Люди как проезжали, так и проезжают.

Например, есть сообщения, что активисты производят досмотр, требуют, чтобы показали багажник и так далее.

– Александр, появилось три сообщения. Было три, ровно три мелких конфликта. Все. Да, в паре инцидентов были эмоции, была проявлена абсолютная дурь, с битьем бутылок. Но не было насилия или чего-то такого, о чем нужно неделями и месяцами говорить.

Я не ищу никакого вброса или информационного повода, просто мои знакомые ехали на прошлой неделе и их попросили открыть багажник. Окей, мы откроем, но скажите, что вы ищите? То есть, людям хотелось бы знать, что у них ищут, чего везти нельзя, а что можно. Вот какая цель таких досмотров?

– Я вам объясню. Цель очень простая. Там с самого начала ожидали провокаций. Ожидали, что кто-то привезет, например, гранату какую-нибудь и бросит в блок-пост. Вы не можете предполагать такого хода после событий, например, у Верховной Рады Крыма? А там люди, там палатки, там атмосфера поначалу была – ожидание провокаций. И сколько я досмотров видел, на всех трех постах ни у кого проблем не возникало. Из трех тысяч проехавших машин было три инцидента. Три инцидента не связанных с физическим насилием никак. Три достаточно глупых эмоциональных инцидента, связанных с людьми, которые были на фронте. Их что-то там возмутило в поведении, они увидели где-то флаг страны, против которой они воевали. Да, и такое могло случиться. И таких аж три случая. Штаб сразу же сделал выводы. Людей этих нервных убрали. Обо всем этом было объявлено, заявлено, никто ничего не замалчивал. Понимаете, больше этих трех случаев уже даже придумать никто ничего не может. На этом остановились и все. Стоят и талдычат, что насилие какое-то, насилие, насилие.

Хорошо. А сейчас я предлагаю послушать Алексея Задорожного, активиста проекта «Дорожный контроль». Алексей, тут такой вопрос, что делать людям, если их останавливают неизвестные люди, отказываются представляться, требуют показать, что у вас в багажнике или в автомобиле… Что делать?

В таких действиях есть состав уголовного преступления – это присвоение властных полномочий. Останавливать машины, проводить досмотр пассажиров, водителей имеют право только сотрудники уполномоченных государством органов
Александр Задорожный

– В таких действиях есть состав уголовного преступления – это присвоение властных полномочий. Останавливать машины, проводить досмотр пассажиров, водителей имеют право только сотрудники уполномоченных государством органов. Которые занимаются надзором за дорожным движением. Таких полномочий у добровольческих батальонов нет и быть не может.

А если там находится сотрудник полиции или автоинспекции, который просит показать багажник. Водитель может отказать сотруднику автоинспекции?

– В принципе, если у сотрудника есть для этого конкретные основания, то нет. Но досмотр машины или обыск производится в присутствии следственно-оперативной группы, при двух свидетелях и с составлением соответствующего материала. Просто так открыть капот и багажник никто не обязан.

Алексей, тогда такой практический вопрос: что делать человеку, если он считает, что досмотр его транспортного средства проводят незаконно?

– В данном случае нужно обращаться к правоохранителям, возможно, звонить дежурному прокурору. Это компетенция не только МВД, это компетенция также и прокуратуры. Никто не обязан свой автомобиль первому встречному выворачивать и показывать.

А у нас есть телефонный звонок:

– Я из Харьковской области сейчас, а раньше жила в Крыму. У меня там остались дочь, два зятя и внучка. Я позвонить им даже не могу, нормальной связи нет. Блокаду сейчас татары устроили, так это Путину на руку, потому что он сейчас из Краснодара завозит всю продукцию и дороже продает. Почему вы блокаду устроили?

Вам даст ответ на этот вопрос Айдер Муждабаев.

Милые рассуждения, открывать багажник – не открывать багажник, звонить прокурору – не звонить прокурору. Есть телефон штаба, есть телефон горячей линии, если какие-то конфликты возникают
Айдер Муждабаев

– Милые рассуждения, открывать багажник – не открывать багажник, звонить прокурору – не звонить прокурору. Есть телефон штаба, есть телефон горячей линии, если какие-то конфликты возникают. Есть сотрудники ГАИ, есть пограничники.

Они там все рядом находятся.

– Да. Все рядом. Уже три недели говорят о трех инцидентах, которые яйца выеденного не стоят. А давайте поговорим о том, как там уже полтора года морально насилуют крымских татар. Их терзают уголовными преследованиями, административными преследованиями терзают. Мне противно слушать этих людей, которые готовы часами разговаривать о закрытых багажниках, но не готовы и 30 секунд поговорить о том, что происходит там с крымскими татарами и гражданами Украины, которые сидят в тюрьмах. Это аморально и безнравственно. В Крыму происходит массовое нарушение прав человека. Массово. Проблемы с этим досмотром – ерунда сущая, говорить уже не о чем, все уже исправлено, все уже сделано как надо. И милиция там есть, и сотрудники штаба. Давайте поговорим о правах крымских татар.

Айдер, я еще вот о чем предлагаю поговорить. Если гражданская блокада Крыма – только первый шаг, что же будет после этого? Сейчас уже прекратилась поставка продуктов в Крым, дальше – отмена закона о СЭЗ, принятие другого закона, что дальше?

– Вчера в эфире телеканала АТR было интервью с Мустафой Джемилевым, и он рассказал, чего он ждет от властей. Это отмена закона о СЭЗ, дальше, на счет энергетической блокады, это решение, конечно, должно быть общегосударственное, но которого тоже будут добиваться, поскольку торговать с тем, кого ты считаешь агрессором – аморально. Это решение будет приниматься, видимо, на правительственном уровне, а протестующие будут подталкивать к этому решению, потому что они так видят этот мир. Для тех людей, которые там стоят, Крым и торговля с Крымом – это не абстрактные понятия. Это их судьба, их дом, их жизнь, их счастье и несчастье. И большинство украинцев, я уверен, полностью поддерживают требования этой блокады.

Послушаем еще один телефонный звонок. Вы откуда?

– Я Иван с Днепропетровщины. Наши медийщики за что-нибудь уцепятся, и все время трубят. То референдум-референдум, один-третий-четвертый, а что Крым оккупирован и война идет, это им хоть бы что.

Иван, это было ваше мнение, а какое будет у вас пожелание?

– А пожелание, что бы за чепуху не цеплялись и все время о ней не трубили, а по серьезному говорили.

Айдер, вот еще что интересно. Украинская сторона ограничила переток электроэнергии в Крым до 650 мегаватт, это сегодня сообщил так называемый министр топлива и энергетики республики Крым Сергей Егоров. Он же заявил, что если позволит погода, то они начнут уже на этой недели прокладку кабеля из Краснодарского края на территорию Крыма. Вы как думаете, это такое сотрясание воздуха или они действительно хотят проложить кабель и таким образом обеспечить энергетическую независимость Крыма, ну по крайней мере, от Украины.

– Вы знаете, меня, как организатора и участника блокады, меньше всего волнует, куда какой кабель они протянут. Меня волнует другое. К Российской федерации у меня нет вопросов, будут они кабель тянуть или газопровод будут тянуть, или по воздуху еду будут передавать.

Смотрите, Айдер, это очень важно, если Крым сейчас не будет зависеть от украинских продуктов, то перекрывай или не перекрывай ввоз продуктов, это никак не повлияет на Крым. Если Крым становится независим от украинской электроэнергии, то перекрывай – не перекрывай, опять-таки ничего не зависит от этого.

– А давайте думать о себе, давайте думать об Украине, давайте думать о том, как мы относимся к тому, что происходит в Крыму, и что мы делаем. Или ничего не делаем. Конечно, Россия – огромная, мощная, богатая страна, она весь крайний север обеспечит едой, топливом. Конечно, никакого голода в Крыму не будет, это ясно. Вообще, это не дело сидеть и здесь это обсуждать. Блокада – это не акция по созданию голодомора в Крыму. Эта акция говорит о том, что не может украинское государство, украинское общество, украинский бизнес, извлекать выгоду от торговли с Крымом, пока там происходит то, что происходит. Все, тут ставится точка и против этого возражают только уж совсем дураки и циники, которых стало видно уже за версту.

На прямой связи с нами Ленур Ислямов, руководитель штаба гражданской блокады Крыма. Ленур, скажите, вот Вы каждый день объезжаете все три поста. Были ли жалобы от людей, на то, что участники акции досматривают автомобили, делают это в грубой форме и так далее? И что Вы предприняли, чтобы исправить ситуацию?

Чтобы вы понимали, тут был наркотрафик с материка на полуостров, и мы сейчас прикрыли эту историю
Ленур Ислямов

– Блокада направлена не на физических лиц, которые перемещаются в автомобилях с материка на полуостров. Блокада направлена на грузовой транспорт, который, собственно, мы уже выдавили с границы. Чтобы вы понимали, тут был наркотрафик с материка на полуостров, и мы сейчас прикрыли эту историю. Здесь нечистоплотные наши госслужащие. Которые ходят с двумя удостоверениями. Облэнерго тут ходил с удостоверением украинского госслужащего и Аксеновым подписанное удостоверение крымского госслужащего. Здесь такая дырка в стене, через которую ходят мыши туда и обратно. Поэтому, если Украина честь имеет, а она должна иметь честь, то она должна сказать собственной громаде, что эта история закрывается. Что с этого дня мы должны перестать торговать, перестать поставлять продукты, перестать поставлять электроэнергию. И если власть не имеет силы это сказать, тогда громада будет это делать сама. Мы как люди, как граждане, как украинцы должны предпринимать все усилия, чтобы сподвигнуть власть к принятию такого решения.

Ленур, спасибо. Айдер, что будет дальше?

– Президент и парламент Украины идут на встречу пожеланиям протестующих. Законным, ясным и понятным всей Украине способом прекращают эту позорную возню, это позорное сотрудничество с крымскими, так называемыми властями. Вспоминают, что честь не продается, свобода не продается и Украина – страна с достоинством, и документально все это подтверждается решениями властей.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG