Доступность ссылки

Крымская АССР


Вызвавший дискуссию билборд о крымскотатарской республике, установленный на админгранице с Крымом. 2 октября 2015 года

Недавно в социальных сетях разразилась бурная дискуссия о том, насколько правомерны претензии крымских татар на собственную государственность – обсуждались, в частности, перспективы создания ее в форме Крымскотатарской республики в составе Украины. Чтобы понять аргументы сторонников этой инициативы, имеет смысл обратиться к истории.

Крымские татары – коренной народ Крымского полуострова, сформировавшийся здесь в XIII-ХV веках в результате длительных ассимиляционных процессов древнего населения полуострова (тавры, киммерийцы) с более поздними народами (сарматы, гунны, аланы, монголы, турки, кипчаки).

С 1441 года и до аннексии Крыма Российской империей в 1783-м у крымских татар существовала государственность – Крымское ханство, образовавшееся в период распада Золотой Орды на основе ее Крымского улуса (провинции).

В начале ХХ века российское мусульманство переживает интеллектуальный подъем. Как писал в 1920-х годах востоковед Владимир Гордлевский, «Исмаил бей Гаспринский с 1881 года превратил уездный городок Бахчисарай в центр умственной жизни мусульманского мира». И совершенно не случайно, отмечает уже современный историк Салават Исхаков в книге «Российские мусульмане и революция. 1917-1918», «крымские татары выдвинулись среди российских татар по многим позициям».

Необходимо сказать о зрелости нового поколения крымскотатарской политической элиты.

Уже 25 марта 1917 года в Симферополе был созван Всекрымский мусульманский съезд, избравший Временный Крымско-Мусульманский исполнительный комитет во главе с Нoманом Челебиджиханом. А на прошедшем в ноябре 1917 года Курултае было решено передать ему все полномочия Мусульманского исполкома. На заседаниях Курултая в декабре 1917 года рассматривались вопросы государственного устройства Крыма, политики правительства, выработки законов, определявших различные сферы общественной жизни.

Открытие Первого Курултая крымскотатарского народа в Ханском дворце Бахчисарая. Ноябрь 1917 года
Открытие Первого Курултая крымскотатарского народа в Ханском дворце Бахчисарая. Ноябрь 1917 года

«Наша задача, – отмечал Челебиджихан, – создание такого государства, как Швейцария. Народы Крыма представляют собой прекрасный букет, и для каждого народа необходимы равные права и условия, ибо нам идти рука об руку».

И – что было уж совсем необычно и очень прогрессивно – в этот период развивалось женское движение крымских татарок, причем, что особенно важно – при поддержке Национального исполнительного комитета.

Асан Сабри Айвазов
Асан Сабри Айвазов

На заседании Курултая 7 Декабря 1917 года, где председательствовали женщины, выступил Асан Сабри Айвазов: «Несмотря на то, что на всем земном шаре происходила борьба по поводу представления прав женщинам, все же нигде не было видно, чтобы женщины председательствовали на собрании депутатов… Для того чтобы нация могла лететь в мире цивилизации как нация – она должна иметь два крыла, а мы же имеем одно лишь крыло и в деле прогресса нуждались еще в другом, т. е. в женщине».

Курултай провозгласил создание Крымской народной республики, принял Конституцию, государственную символику и объявил себя парламентом. Председателем парламента стал Асан Сабри Айвазов, правительство возглавил муфтий Крыма Нoман Челебиджихан.

Но большевики не признали Крымскую народную республику. После кровопролитных боев в январе 1918 года национальное правительство было свергнуто. В феврале Номан Челебиджихан был арестован и убит…

Номан Челебиджихан
Номан Челебиджихан

Если попытаться обобщить умонастроения лидеров национально-освободительных движений того времени, в том числе и крымскотатарского движения, то можно констатировать, что они рассматривали революцию как путь освобождения от многовекового гнета царского режима, для достижения независимости, для получения автономии, вплоть до создания собственных национальных государств.

В 1920 году в Крыму большевики установили Советскую власть.

Как вспоминал Асан Сабри Айвазов, вопрос о том, какой будет политическая структура Крыма, «обсуждался в 1921 году партизанами-татарами… Некоторые из присутствующих высказывались о договорной, а некоторые об автономной республике, первые ссылались на самостоятельность республики, которая существовала в 1918 году. После долгих прений вопрос был поставлен на голосование и громадным большинством было принято образование Крымской автономной социалистической советской республики. Затем горячие споры и прения шли относительно границы Крымской автономной республики. Потом был поднят вопрос: какому центру будет подчиняться Крымская автономная республика – Украинскому или РСФСР?».

Насколько можно судить, Асан Сабри Айвазов описывает заседание членов Крымского революционного комитета и Крымского областного комитета РКП(б), состоявшееся 21 января 1921 года, где рассматривался вопрос взаимоотношений Крыма с РСФСР и УССР и где было принято постановление «признать наиболее желательным подчинение Крыма непосредственно Москве на правах автономной единицы».

Между тем весной 1921 года в Крыму побывал видный политический деятель, член коллегии Наркомнаца Мирсаид Султан-Галиев. Реальность, которую он наблюдал в Крыму, ужаснула его.

Мирсаид Султан-Галиев
Мирсаид Султан-Галиев

По завершении поездки он направил Сталину доклад, в котором в жесткой форме написал о многочисленных ошибках, которые были допущены новой большевистской властью в Крыму: «Национальный вопрос в корне разрешен неправильно. Неправильно разрешен и земельный, а также продовольственный вопросы. Местное… население обижено во всех отношениях… При буржуазно-капиталистическом строе татары имели возможность аренды помещичьих земель и на этом зарабатывали себе кусок хлеба; при советском же строе их малоземельность лишь усилилась; в старое время крымские татары имели свои национальные войсковые части… Советская власть ликвидировала не только национальные войсковые части, но даже испытанные в боях татарские интернациональные красноармейские части из добровольцев; в старое время буржуазные курорты давали татарам средства к существованию, а красная здравница не только ничего не дает, но косвенно отбирает у них последние средства к существованию… при старом режиме татары потребляющих районов имели возможность свободного обмена производимых ими продуктов на хлеб и мануфуктуру.

Советская власть отняла у них все запасы вина, табаку и фруктов, а взамен ничего не дала.

Вот голые факты, на которых строят свое суждение о Советской власти крымские татары. Все это в сознании татарского населения преломляется как проявление организованной, но скрытой колонизационной политики Советской власти, порожденной ее недоверием к Востоку... Советская власть и коммунизм является новой формой европейского империализма, основанной на отрицании права частной собственности, а потому еще более могущественной и грозной, чем раньше, – вот та ядовитая мысль, которая отравляет насквозь сознание умирающих от голода и вымирающих от туберкулеза крымских татар»...

Мирсаид Султан-Галиев и крымскотатарский большевик Измаил Фирдевс
Мирсаид Султан-Галиев и крымскотатарский большевик Измаил Фирдевс

Установить нормальное положение, по мнению Султан-Галиева, может ряд мер, и прежде всего – «декларирование Крыма автономной Советской Социалистической Республикой с Конституцией, соответствующей Конституции Дагестана и Горской Республики; немедленное удовлетворение земельной нужды татарского малоземельного крестьянства за счет бывших помещичьих земель на юге и за счет колонистов на севере».

13 мая 1921 года на областной конференции крымских татар-большевиков было принято постановление, в котором говорилось, что является «вполне революционно целесообразной государственной формой для Крыма – провозглашение его интернациональной республикой, входящей в Российскую Федерацию».

Иной точки зрения придерживались члены партии «Милли фирка» – такие, как Асан Сабри Айвазов, Бекир Чобан-заде, Амет Озенбашлы, Халил Чапчакчи и другие. Они выдвигали требования о создании в Крыму национальной республики с полномочиями полной автономии.

Термин «полная автономия» предполагал, в частности, создание Крымского комиссариата иностранных дел с правом самостоятельных сношений с зарубежными странами, ведение внешней торговли, возвращение в Крым эмигрантов – крымских татар. Но такое предложение натолкнулось на сопротивление центра в лице наркома иностранных дел РСФСР Георгия Чичерина, решительно поддержанного Лениным.

Летом 1922 года, по свидетельству Асана Сабри Айвазова, посол в Москве Али Фуад Паша рассказывал, что недавно в турецком посольстве в Москве побывали Наркомздрав Крыма Халиль Чапчакчи и директор Татарского педагогического техникума Амет Озенбашлы. О чем они говорили с Али Фуад Пашой, последний рассказывал так: «По их словам, они были в Совете национальностей, где беседовали с тов. Сталиным о предоставлении Крымскому полуострову статуса самостоятельной Социалистической Советской Республики. Тов. Сталин якобы им сказал, что он по этому вопросу поговорит с соответствующими товарищами. Они же – Чапчакчи и Озенбашлы по вопросу формы управления Крыма просили меня, чтобы я по приезде в Анкару передал Кемалю Паше их просьбы, чтобы он ходатайствовал перед правительством СССР удовлетворить желание крымских татар».

Видный крымскотатарский политический деятель, тогда уже эмигрант Джафер Сейдамет тщетно попытался через своих друзей попасть на прием к Мустафе Кемалю. Как пишет Асан Сабри Айвазов, Сейдамет был глубоко разочарован позицией главы Турецкого правительства: «Кемалисты не успели создать новую Турцию, сейчас же бросились в объятия большевиков. Уже повсюду чувствуется влияние СССР. Поэтому от новой Турции ждать нам нечего».

Мустафа Кемаль Ататюрк
Мустафа Кемаль Ататюрк

Айвазов рассказывает о своем диалоге с Мустафой Кемалем, который в этом вопросе поддержал большевиков и сказал следующее: «Программа большевиков обширна, а политика их по национальному вопросу представляет всем националам возможность для поднятия своей национальной культуры, литературы… Под крылом коммунистической партии и под тенью соввласти каждая национальность устраивает свою жизнь... Но согласно сведениям, дошедшим до меня, среди руководителей татар имеются еще люди, я бы их назвал «людишками», недовольные соввластью, эмигрировавшие за границу и ведущие оттуда антисоветскую пропаганду. Среди них и представитель Крыма, занимавший в 1917-1918 годах очень ответственный пост и толкавший татарский народ в пропасть (очевидно, что здесь Мустафа Кемаль весьма прозрачно намекает на Джафера Сейдамета – авт.), который мечтает, чтобы новая молодая Турция ходатайствовала перед Советским правительством о предоставлении Крыму самостоятельности и внесении его в число Союзных республик. Это утопия и гибель для татарского народа, а ходатайство Новой Турции о представлении Крыму того-то и того-то, окончательно испортило бы наши отношения и дружбу с Советским Союзом».

Сложно сказать, насколько аутентично передан монолог лидера Турции, но в свете последующих событий неизбежен вопрос: что сказал бы выдающийся политик и полководец, «отец турок» Мустафа Кемаль Ататюрк в 1944 году о политике большевиков в национальном вопросе? Впрочем, этого мы никогда не узнаем – Ататюрк умер шестью годами раньше…

А пока в Политбюро идут напряженные споры о том, какой быть и быть ли вообще Крымской АССР…

Окончание читайте в материале «​Страницы крымской истории. Крымская АССР. Окончание»​.

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG