Доступность ссылки

Эксперты: поражение в Сирии может спровоцировать масштабный конфликт в самой России


©Shutterstock

Американские и российские эксперты рассказали о возможных последствиях участия в войне в Сирии для российской власти и общества.

Россию затащил в Сирию Иран – Илларионов

Андрей Илларионов
Андрей Илларионов

Бывший советник Путина, а ныне эксперт Института Катона в Вашингтоне Андрей Илларионов считает, что в войну в Сирии Россия вступила под влиянием Ирана.

«Судя по всему, операция в Сирии была осуществлена не потому, что у России есть идеи, как спасти Асада, – говорит он. – Это произошло в большей степени под влиянием Ирана, иранских военных, спецслужб, которые смогли убедить российское военное руководство и Путина в желательности и необходимости такого вторжения. Это первый в современной истории случай, когда военная операция, которую осуществляет Москва, Советский Союз или и Россия, а инициатором, а возможно и главным разработчиком является не российский Генштаб, а Генштаб Ирана».

Он обращает внимание на уникальность ситуации, в которой оказались российские войска в Сирии. Это первый случай, когда Москва (даже с учетом наследства СССР) отправляет на Ближний Восток не советников и инструкторов, а регулярные войска. Кроме того, впервые со времен Карибского кризиса, россияне оказались в одном театре военных действий с американцами.

«Как мы знаем, до сих пор не достигнуто соглашение между российскими и американскими военными о правилах разграничения боевых действий. И поэтому риск столкновения, незапланированного, случайного, растет невероятно. И это делает всю ситуацию более взрывоопасной, чем что-либо еще, так как в этом случае риск конфронтации возрастает невероятно. Решение о применении вооружения в таких театрах военных действий принимается не генералами и маршалами в Москве или Вашингтоне, а принимается майорами, полковниками, лейтенантами в поле», – говорит Илларионов.

К тому же Россия вступила не только в гражданскую войну в Сирии, а в религиозную войну в Исламском мире на стороне шиитов.

В этой войне Россия оказалась в союзе с такими силами как Сирия, сирийский режим Асада, Иран, шиитское правительство Ирака, «Хезболла», шиитские подразделения в Ливане и Сирии, поддерживаемые Ираком и де-факто, как бы это не казалось странным, ИГИЛ
Андрей Илларионов

«В этой войне Россия оказалась в союзе с такими силами как Сирия, сирийский режим Асада, Иран, шиитское правительство Ирака, «Хезболла», шиитские подразделения в Ливане и Сирии, поддерживаемые Ираком и де-факто, как бы это не казалось странным, ИГИЛ. Российские войска атакуют преимущественно, если не исключительно, подразделения сирийской умеренной исламской оппозиции, которые не входят в ИГИЛ. Сразу же после того, как российские самолеты нанесли удары по некоторым базам сирийской умеренной исламской оппозиции, эти базы были атакованы и ИГИЛ-ом. ИГИЛ занял эти позиции, поскольку у отрядов сирийских оппозиционеров не было оружия. Оно было уничтожено во время российских налетов. То есть де-факто в течении этих операций образовалась новая коалиция – шииты и плюс де-факто ИГИЛ».

С другой стороны – мощная коалиция из 65 стран, куда входят ведущие государства Запада и Арабского мира.

Кавказские боевики присягают ИГИЛу – Соколов

Значительную угрозу военные действия в Сирии несут для внутриполитической ситуации в России. Так считает российский социолог Денис Соколов, старший научный сотрудник Российской академии народного хозяйства и государственной службы.

«В Сирии россияне воюют, в том числе, и с русскими, потому что в отрядах ИГИЛ, по разным оценкам, воюет около 5000 граждан России. Для Кавказа, для мусульман основным процессом, несмотря на войну в Украине, оставалось то, что происходит в Сирии. Это их война», – указывает он.

Соколов обращает внимание на то, что мусульманское подполье на Северном Кавказе, которым ФСБ могла управлять, было вытеснено в Сирию. Этот процесс начался во время подготовки к Олимпиаде в Сочи.

«Было, с одной стороны, вытеснение собственного подполья, такого домашнего, которому все привыкли, и которое полностью контролировалось. Оно все ушло. С другой стороны, те работники спецслужб, которые этим занимались, переориентировались на украинское направление, – говорит Соколов, который является специалистом с Северного Кавказа. – Так получилось, что все ушли и это пространство заполняется новыми. А новые поддерживают ИГИЛ. Очень многие лидеры Имарата Кавказ присягают ИГИЛу. Это все разрушено и на этом месте возникает совсем другая война, которая выходит за пределы Северного Кавказа».

России угрожают теракты – Грэм

Теракты могут случиться в России где угодно, соглашается Томас Грэм, исполнительный директор консалтинговой компании Kissinger Associates и директор по России в Национальном совете по безопасности президента Джорджа Буша-младшего.

Кажется мне, что мощные и заметные действия России в Сирии против экстремистов, декларативные заявления об этом, поощрят ИГИЛ нанести удар по России в ответ
Томас Грэм

«Кажется мне, что мощные и заметные действия России в Сирии против экстремистов, декларативные заявления об этом, поощрят ИГИЛ нанести удар по России в ответ. Это может произойти на Кавказе, но мы знаем из прошлых лет, некоторые из экстремистских группировок имеют возможности нанести удар за пределами Кавказа – в центре Москвы, например. Это серьезная угроза и Кремль должен принимать ее во внимание», – говорит он.

Террористы сыграют Путину на руку – Борщевская

Но это же может пойти Кремлю только на пользу, указывает исследователь Анна Борщевская, научный сотрудник Вашингтонского института ближневосточной политики.

«Путин рискует ростом терроризма в средине России, – говорит Борщевская. – Но с и другой стороны, это дает Путину возможность увеличить контроль над Северным Кавказом и представить себя российской публике как сильного лидера, который борется с терроризмом. Именно борьба с терроризмом дала Путину поддержку населения».

Напряжение в средине России будет расти с падением экономики, снижением уровня бюджетного финансирования и, в результате, ростом неформальной экономики, считает Соколов.

«А с ростом неформальной экономики будет расти и роль силового предпринимательства. А это та сфера, в которой те, кто возвращается из Сирии, а также бывшие боевики, «ополченцы», и добровольцы с Донбасса, сойдутся в борьбе за одни и те же ресурсы. Складывается очень опасная ситуация, когда любой раскол сверху может привести к неограниченной гражданской войне».

Илларионов не согласен с таким мнением.

Режимы такого типа эффективно контролируют общества с помощью двух важнейших инструментов – машины террора и машины пропаганды
Андрей Илларионов

«Режимы такого типа эффективно контролируют общества с помощью двух важнейших инструментов – машины террора и машины пропаганды. Не важно, что происходит с экономикой, социальной сферой, образованием, здравоохранением, – главное, чтобы работали эти две машины, – говорит он. – Эти две машины сейчас в Росси работают безошибочно, без проблем, бесперебойно».

По мнению Илларионова, «кощеевой иглой» для режима Путина может стать военное поражение в Сирии – сразу после более чем сомнительных достижений в Украине.

Создается впечатление, что наступление сирийских правительственных войск, поддержанное Ираном и «Хизбаллой», если еще не захлебнулось, то идет не такими темпами и не с теми результатами, на которые надеялись в Дамаске, в Тегеране и в Москве, замечает Илларионов.

«Внешнее поражение запускает механизмы, о которых мы не догадывались и не предполагали. Поражение в холодной и в Афганской войне привели не к тому, что в Советском Союзе появилась либеральная демократическая оппозиция. Это привело к тому, что элита оказалась расколотой. Оппозиция появилась внутри элиты. Горбачев был членом Политбюро ЦК КПСС, а затем был избран Генеральным секретарем ЦК КПСС», – отмечает Андрей Илларионов.

На пути амбиций Путина может стать сирийская оппозиция

Но всего этого может не произойти, если Россия прекратит свою кампанию в Сирии. И это, говорит Илларионов, может произойти раньше, чем кто-либо предполагает.

«То, что Путин через неделю после начала сухопутного наступления начал говорить о том, что продолжение операции, продолжение авиаударов будет зависеть от успехов сирийской армии на земле, является явной подготовкой к тому, что при продолжении неблагоприятного сценария, который очевидным образом сейчас осуществляется, Путин будет готов прекратить операцию и вывести войска, по крайней мере, часть российских войск. Примет ли он такое решение, мы пока не знаем. Главный фактор, от которого это будет зависеть, – реальное сопротивление частей оппозиции, будут ли там достигнуты успехи или нет», – отмечает бывший советник Путина.

Другим фактором, говорит Илларионов, является возможное достижение договоренности с США о распределении сфер влияния или иных вариантов, которые бы дали Путину то, чего он хочет больше всего, – чувство равенства с лидерами западных стран, включая Барака Обаму.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG