Доступность ссылки

«Бесправный губернатор»


Сергей Аксенов

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Глава крымского «правительства» Сергей Аксенов пожаловался на нехватку полномочий. Он назвал себя «бесправным губернатором», и посетовал, что не может наладить эффективную систему управления полуостровом. Политические эксперты и подчиненные самого Аксенова неоднократно обращали внимание, что с весны прошлого года «премьер» стремится во всем подражать президенту Чечни Рамзану Кадырову, но получается крайне плохо.

Свои жалобы Аксенов озвучил на недавнем заседании «общественной палаты» Крыма.

Я на сегодня как губернатор бесправный. Я на федералов никакого вообще не имею влияния
Сергей Аксенов

«Я на сегодня как губернатор бесправный. Я на федералов никакого вообще не имею влияния. Ни на силовиков, даже руководителям исполнительных органов власти на местах я выговор не могу объявить. Так, чтобы сказать, что сегодня можно быстро принять решение, вообще никаких полномочий», – сказал Аксенов.

В понимании Аксенова, «полномочия» – возможность руководить «республикой» без оглядки на московских силовиков и бюрократов так, как это делает Кадыров. Жалобы крымского гауляйтера выглядят комично. Он мнит себя лидером «русской весны», хотя по факту – временщик и марионетка в руках Кремля. До весны 2014 года Аксенов для Москвы был никем. Он не имел влиятельных связей и авторитета.

Осенью 2010 года Аксенов еле выпросил у тогдашнего «хозяина» Крыма Василия Джарты 3% для своего опереточного «Русского единства» в крымском парламенте. Российский президент Владимир Путин в известном пропагандистом фильме признался, что никогда прежде не знал Аксенова. Будущего «губернатора» ему рекомендовал псевдо-спикер Владимир Константинов, представивший его как «крымского Че Гевару». Аналогия, мягко говоря, притянутая за уши.

Руководство крымского «совмина» может сколько угодно восхищаться политикой Рамзана Кадырова, но «Республика Крым» не стала для Москвы подобием Чечни

Руководство крымского «совмина» может сколько угодно восхищаться политикой Рамзана Кадырова, но «Республика Крым» не стала для Москвы подобием Чечни. В Кремле понимают и ценят только силу. Крымские коллаборационисты не учитывают, что Москва не «усмирила» Кавказ – она платит ему дань. Непокорная республика находится в составе России исключительно на основании личных договоренностей Кадырова и Путина. Договор простой: Чечня делает вид, что является российской территорией, а Москва за этот виртуальный российский суверенитет над Северным Кавказом платит реальные деньги.

С Крымом все было совершенно иначе. Российские войска относительно легко оккупировали украинскую территорию, а крымские мафиозные кланы оказали ей поддержку. Чечня оружием выбила себе солидные преференции, а крымские «элиты» – лишь вовремя продались. Как следствие, многие высокие российские чины недолюбливают крымскую «власть». Местные «министры» в частных разговорах признавались, что их в федеральном центре поддерживает только сам Владимир Путин и Олег Савельев, ранее руководивший «министерством по делам Крыма». Остальные ждут подходящего момента, чтобы взять прорабов «крымской весны» за горло и всячески диктовать им условия.

Аксенов был в тренде еще и за счет участия в проекте «Новороссия». Из Крыма шли поставки боевиков, на территории полуострова лечили раненных «ополченцев». Кстати, Аксенов был недоволен тем, как местные эскулапы лечат бандитов из «ДНР» и «ЛНР», что и было одной из главных причин его давления на крымскую медицину. Теперь Кремль пытается впихнуть «мятежные республики» обратно в Украину, и нужда в услугах крымского «санатория» отпадает.

С точки зрения российской аппаратной культуры, создание «комиссии», которая бы рассматривала «обоснованность» действий прокуратуры или ФСБ выглядит вопиющим хамством

Летом российские силовики взяли в оборот нескольких крымских «министров». Аксенов был настолько взбешен, что распорядился создать комиссию по защите дармоедов и взяточников из числа собственных подчиненных. С точки зрения российской аппаратной культуры, создание «комиссии», которая бы рассматривала «обоснованность» действий прокуратуры или ФСБ выглядит вопиющим хамством. Аксенов пошел на это ввиду собственной политической близорукости, нахрапистости, а также имея перед собой пример Кадырова, который дал приказ республиканскому МВД стрелять по коллегам из других регионов. Крымскому «премьеру», в отличии от президента Чечни, такие эскапады не сошли с рук. После громких заявлений Аксенова вызвали в Москву, а текст указа о создании комиссии по «защите чиновников» сняли с сайта республиканского «правительства».

Даже АРК, которая была «куцей» автономией, обладала большими возможностями, нежели теперешняя «республика»

Аксенов и прочие крымские коллаборационисты не понимают системного отличия украинской государственной машины (до Революции Достоинства) и российской. Украина времен Януковича – это своего рода модернизированный вариант УССР с развитой клановой системой и целой армией местечковых князьков. Киеву приходилось постоянно учитывать интересы местных элит. Даже АРК, которая была «куцей» автономией, обладала большими возможностями, нежели теперешняя «республика».

Современная Россия – осколок сталинского государства, еле прикрытый налетом демократических процедур. Особенность сталинской управленческой системы в том, что любому мало-мальски высокопоставленному руководителю давали большие полномочия, затем у него начиналось «головокружения от успехов», и этого руководителя репрессировали, обвиняя в бесчинствах. Именно это мы сейчас и наблюдаем в России, где пачками заводят дела на региональных руководителей. Им «шьют» то, что Москва ранее негласно поощряла.

Даже если крымскому «правительству» дадут полномочия, какие оно хочет, то на развитии Крыма это никак не отразится. Во-первых, это своего рода лицензия на тотальную коррупцию. Во-вторых, «государственное строительство» в Крыму смахивает на попытки руководить цирком из обезьяньей клетки. Какими реальными делами, например, запомнился «спикер» Константинов? Тем, что он под объективами телекамер сносил украинские дорожные знаки.

Крымской команде дали возможность себя проявить в ходе «переходного периода». Они руками пресловутой «самообороны» занимались «национализацией» – то есть грабежом чужого имущества. Не исключено, что московские власти рано или поздно используют эту историю, чтобы обвинить крымскую команду в «злоупотреблениях» и завести на нее еще несколько десятков уголовных дел. В Симферополе это понимали, и стремились продлить «переходный период», выпрашивая у Москвы такую возможность. Кремль устами спикера Госдумы Сергея Нарышкина заявил, что льготное время для крымчан закончилось, придется работать «как все».

Несмотря на патриотические истерики и телевизионные заклинания, в российском правительстве понимают, что Киев и западные страны «не спишут» аннексированный полуостров. Рано или поздно украденное имущество придется вернуть. Поэтому Москва старательно концентрирует все рычаги управления в своих руках, чтобы при необходимости Крым можно было «выключить» из российской системы.

Андрей Заремба, крымский политической обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG