Доступность ссылки

Риза Шевкиев: За сотрудничество с оккупантами мне обещали первый транш 4 млн руб


Риза Шевкиев

В Крыму у благотворительной организации «Фонд «Крым» и у структур Меджлиса крымскотатарского народа отбирают здание и лишают их возможности работать.

Исполнительный орган крымских татар занимал здание по улице Шмидта в центре Симферополя около 15 лет. Меджлис только пользовался объектом, а его собственником была общественная организация «Фонд «Крым», что подтверждается государственным актом украинского образца. Через полгода после «включения» Крыма в состав России благотворительному фонду вместе с Меджлисом и газетой «Авдет» пришлось покинуть помещения. 16 сентября прошлого года двухэтажку оцепили автоматчики – внутри здания в течение 11 часов шел обыск. На следующий день судебные приставы заявили об аресте имущества «Фонда «Крым». Основанием стало решение местного суда, а поводом – иск российской прокуратуры полуострова.

Позднее так называемый Госкомитет Крыма по охране культурного наследия предъявил фонду еще один иск. Якобы из-за того, что организация изменила облик своего здания, которое является памятником истории и культуры. Решением крымских судов строение в центре Симферополя подлежит изъятию и реализации на открытых торгах. При этом общественную организацию обязали заплатить рекордный, по российским меркам, штраф в 4,5 миллиона рублей.

Генеральный директор «Фонда «Крым», член меджлиса Риза Шевкиев обратился в Европейский суд по правам человека. Судебные тяжбы на полуострове продолжаются.

О трудностях, с которыми сегодня в Крыму сталкивается Меджлис, Риза Шевкиев рассказал в интервью Радио Крым.Реалии.

Радио Крым.Реалии/ Есть ли давление на Меджлис в Симферополе?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:24:47 0:00


– С первых дней оккупации, оккупанты приступили к прессингу Меджлиса крымскотатарского народа и «Фонда «Крым», учрежденного Курултаем крымскотатарского народа. С первых же дней у них появились претензии по поводу украинского флага на фасаде нашего здания. И восемь месяцев они боролись, чтобы его снять. До октября месяца мы выдержали этот прессинг, пока они не арестовали наше собственное здание и не выдворили нас оттуда.

– Итак, 12 часов обыск, автоматчики. И все это только из-за того, что на здании висел флаг Украины?

– Кстати, когда пришли с обыском, они о флаге не говорили ни слова. Самооборона пришла, внаглую, по-бандитски, и сняли флаг, который мы восстановили в дальнейшем. А целью в тот первый день был просто обыск Меджлиса. На следующий день прибыли судебные приставы и предъявили постановления об аресте имущества, что «Фонд Крым» якобы незаконно предоставил Меджлису в аренду это здание. В связи с тем, что учредителем фонда является Мустафа Джемилев, хотя юридически ни в каких учредительных документах он у нас не значится, и в связи с тем, что у нас там располагается редакция газеты «Авдет». Учредителем этой газеты так же является «Фонд Крым», то есть это наша собственная газета. И претензия – почему мы их пустили в наше здание. Ну это вообще, до смешного.

– Вы для себя нашли причины? Это месть, это боязнь, что Меджлис изнутри подорвет легитимность российского присутствия в Крыму? Что это?

Оставшиеся не могут открыто высказать свои мысли, потому что сразу же начинаются вызовы в ФСБ, обыски и так далее

– Я почему начал разговор с флага? Потому что флаг – это символ сопротивления оккупации. Заметьте, что там восемь месяцев украинских флагов, кроме как у нас, не было. И, естественно, им надо было как-то этот флаг снять. Кроме этого, «Фонд Крым» учрежден Курултаем и поддерживал все действия Меджлиса. Он обеспечивал деятельность народного органа своими изданиями, транспортом. Естественно, им захотелось лишить Меджлис такой базы, чтобы ему негде было встречаться и работать.

– За полтора года крымскотатарскому народу в Крыму много чего запрещали. Проведение 18 мая дня памяти жертв депортации сначала не разрешили в центре, потом не разрешили вообще. Забирают помещения и пытаются создать какие-то альтернативные органы, каких-то якобы «других» крымских татар представляют...

– Общественные формирования крымскотатарского народа, созданные самим народом, они стали запрещать и уничтожать. Они стали создавать альтернативные структуры по названию, но включали туда коллаборационистов, которые лояльно относились к этой власти или поддавались соблазну денег. Мы были противниками всего этого, и наш фонд всему этому сопротивлялся. Понятно, что он был не угоден этой власти и они устроили такой прессинг, что часть членов Меджлиса была вынуждена уехать и сейчас не имеет даже доступа в Крым. А оставшиеся не могут открыто высказать свои мысли, потому что сразу же начинаются вызовы в ФСБ, обыски и так далее. А мне как директору фонда были предложения, что если «Фонд Крым» будет работать с российскими властями, то на мои счета обещали кинуть первый транш 4 миллиона рублей. И что потом меня буквально засыплют деньгами, чтобы я работал на программы по обустройству крымскотатарского народа. Все это, чтобы я только пошел на сотрудничество с оккупантами.

– Кроме того, что есть проблемы с помещением и выселением меджлиса, еще известна ситуация в Бахчисарае с рестораном, совершенно неполитическим объектом. Им сказали, что у них неправильная аренда земли, потом еще что-то, и ресторан вынужден был уехать только потому, что его владельцы каким-то образом связаны с Мустафой Джемилевым. Почему настолько глубоко – до ресторана?

– Да, это действительно связано с родственниками Мустафы Джемилева, но дело в другом: этот родственник не согласился «согнуться» и платить дань этой власти. Сегодня все рестораны и крымские предприятия (не только крымскотатарские) курирует один из крымских вице-премьеров – это Руслан Бальбек. Со своими молодчиками он наезжает на владельцев ресторанов, кафе и предприятий и обязывает платить некую дань. Если они соглашаются платить – а это большие суммы, – им разрешают свободно работать и развиваться. Если не соглашаются, то на них насылают налоговую полицию, и предприятие парализуют или ликвидируют. Вот поэтому это предприятие вынуждено было переместиться сюда и организовать работу на материке.

– Имеется в виду один из киевских ресторанов. Я даже познакомился с дамой, которая инвестировала в открытие ресторана, она румынка. По ее словам, для нее это, собственно, социальная миссия. Можно регулярно давать деньги на социальные проекты, но важно дать работу людям, которые уехали из Крыма. Я уважаю такую социальную позицию. Далее. У нас есть мнение депутата госсовета Крыма Лентуна Безазиева. Это крымский татарин в рядах российской власти полуострова. Он выступает за то, чтобы забрать здание Меджлиса, и заявляет, что оно было передано общественной организации незаконно: «Руководство республики Крым полностью оправдываю за то, что здание вернули, по-моему, коммунальным службам… Потому что неправильно было в свое время передано это здание Меджлису. Передали на халяву здание – это я точно знаю».

Почему 15 лет, пока Меджлис был в этом здании, нарушений никаких не усматривалось, а тут вдруг появились?

Он работает с любой властью, кто бы ни пришел. Дьявол придет – с дьяволом будет работать

– Я коротко хочу охарактеризовать этого человека (Безазиева – КР). Он еще в годы советской власти пытался организовать в Узбекистане Мубарекскую автономную республику для крымскотатарского народа, чтобы наш народ отказался от своей родины. Он работает с любой властью, кто бы ни пришел. Дьявол придет – с дьяволом будет работать. Это человек беспринципный, поэтому его мнение народ совершенно игнорирует.

Теперь хочу сказать в правовом плане. Мы с 1995-1996 года арендовали это здание у Совета министров Крыма, около пяти лет платили аренду и готовились к приватизации. Затем на конкурсной основе, по решению Верховного Совета Крыма и с разрешением на выкуп, мы его выкупили. Независимая оценочная комиссия была назначена Фондом имущества Крыма, на балансе которого находилось здание. И процесс завершился у нотариуса, где был оформлен договор купли-продажи, после того как я оплатил всю сумму (и это были немалые деньги). То есть здание является собственностью благотворительной организации «Фонд «Крым». И это не личная, а общественная собственность, и она будет передаваться из поколения в поколение.

– О вашем народе говорят, что крымские татары как-то уж слишком объединены. Я наблюдал как журналист за голосованием на выборах со второй половины 90-х. Если какое-то решение принимается Курултаем и потом сообщение распространяется Меджлисом – крымские татары в основном прислушиваются к этому мнению и делают так, как решил Меджлис…

– Во-первых, потому, что в Меджлисе ведущую роль играл лидер нашего народа Мустафа Джемилев, который пришел в руководство не просто так, а в диссидентской борьбе с такой махиной, как Советский Союз. Во-вторых, мы создали народный орган – Курултай, съезд. Это демократический орган, на котором избирались члены Меджлиса. Решения принимались коллективно – и народ, естественно, исполнял это решение. Народ не мог исполнить решение правительства Украины или Крыма, но решение Меджлиса, Курултая народ воспринимал как закон, потому что это свое…

– Легитимное решение в глазах граждан…

– Да. Естественно, народ его полностью поддерживал.

– Вы сказали, что, когда Россия зашла в Крым, вам предлагали и деньги, и возможности, и много денег для развития «Фонда «Крым». Сиди, пожалуйста, и развивай традиции крымскотатарского народа. Почему же крымские татары не пошли на коллаборацию? Ведь были бы ресурсы. На своей родине. Ведь у крымских татар нет другой родины. Почему так?

Наш народ не падок на деньги и на благополучие, предлагаемое нашими недругами

– Наш народ не падок на деньги и на благополучие, предлагаемое нашими недругами. Народ помнит роль России в нашей судьбе. Некогда пятимиллионный народ доведен до численности трехсот тысяч. И сейчас идет последний этап второй аннексии Крыма. Я думаю, что это разработки кремлевских кабинетов, и этот этап нацелен на то, чтоб наш народ полностью уничтожить. Естественно, мы не можем согласиться с этой оккупацией, с аннексией. Спасение нашего народа только в национально-территориальной автономной республике в составе Украины.

Я просил бы все страны, которые связаны с проблемой Крыма, вернуться в историю и поднять Кючук-Кайнарджийский договор, где европейские страны вместе с Турцией гарантировали свободное развитие Крымского ханства после Крымской войны. Однако они не выполнили свои обязательства. Так же, как сейчас Будапештский форум вовремя не спохватился – и Крым пошел в пропасть, и наш народ дошел до такой малочисленности. Сегодня формат того договора остается, с некоторыми изменениями. И это не только мой взгляд, а решение нашего Курултая и Меджлиса: мы должны быть национально-территориальной автономной республикой в составе Украины. Только в составе Украины. В этом случае наш народ не обречен на исчезновение. Вместе с украинским государством и народом мы можем возродиться как народ и остаться в дальнейшей истории.

– Когда это случится?

– Уже сегодня Верховная Рада должна внести в конституционное поле закон о создании крымскотатарской национальной автономной республики. И это обязательно. Это будет способствовать скорому возврату Крыма в состав Украины.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG