Доступность ссылки

Таманский поход


Таманский поход. 1987 год

Три десятка лет назад в жизни крымских татар происходили поистине переломные события…

Акции крымских татар в Москве летом 1987 года продемонстрировали беспрецедентную организованность национального движения. Несмотря на кажущуюся нерезультативность, московские события лета 1987 года стали серьезной проверкой власти на демократию, которую власть не выдержала. Было очевидно: крымскотатарское национальное движение переживает новый подъем, и на этот раз народ намерен идти до конца – без компромиссов и уступок.

Как вспоминает активный участник московских акций Бекир Умеров: «В начале августа 1987 года, после насильственного выдворения нас из Москвы, инициативная группа Краснодарского края обсуждала план дальнейших действий. Сначала искали возможности повторного направления делегатов в Москву и их деятельности. В итоге приняли решение перенести эпицентр национального движения в Крым… К октябрю 1987 года в Крыму часто проходили расширенные совещания инициативников. На текущем совещании намечали место и время проведения следующего совещания. Приезжало много инициативников из Краснодарского края. Бывали инициативники из Херсонской и Запорожской областей. На одном из таких совещаний приняли решение активизировать борьбу новыми видами акций».

Идею мирного шествия на историческую родину поддержали все. Шествие, по словам Бекира Умерова, «идеально отражало чаяния крымских татар самостоятельно, мирно возвращающихся на Родину. Руководству страны предстояло показать свое отношение к этому».

7 октября 1987 таманцы и присоединившиеся к ним крымские татары из других регионов наметили провести два мероприятия – митинг с требованием прописать всех крымских татар, проживающих в Краснодарском крае (многим по 10-12 лет в прописке отказывали), а по его окончании должен был стартовать пеший марш из Тамани в Симферополь. Основной целью было привлечь внимание мировой общественности к проблеме крымских татар.

Еще одно назначение этого похода было – дать новый импульс национальному движению, которое несколько пошло на спад после московских акций июля 1987 года.

Утром 7 октября на площади станицы Тамань собрались участники марша, провожающие, жители Тамани и окружающих станиц. Разумеется, были здесь же и представители власти: партийных органов, милиции, прокуратуры, гэбисты.

Начался митинг, на котором председатель Темрюкского райисполкома Загоруйко предупредил участников шествия о том, что подобные действия являются нарушением решения райисполкома о проведении митингов, демонстраций и шествий и будут рассматриваться как антиобщественные проявления. Зампрокурора Темрюкского района Гноевой в мегафон зачитал предупреждение в адрес «ряда лиц крымскотатарской национальности за подстрекательскую противоправную деятельность».

Впрочем, уже в 11 часов прокурор в мегафон объявил, что все крымские татары, проживающие в Краснодарском крае, не имевшие до сих пор прописки, прописаны. Наконец-то свершилось то, что для многих крымских татар было многолетней проблемой... Представители власти надеялись, что этим все и закончится. Но люди были настроены решительно… – число участников шествия росло.

К полудню из толпы начала формироваться колонна по направлению в сторону станицы Сенной, которая находилась в 25 километрах от Тамани. Дойдя до окраины Тамани, участники похода провели молебен и двинулись дальше. Конечной их целью был Крым…

Итак, 7 октября 1987 года началось мирное шествие крымских татар из Тамани в Симферополь. Его предполагалось закончить 18 октября, в день 66-летия образования Крымской АССР. Участники шествия планировали пройти около 250 километров по территории Краснодарского края и Крыма.

Колонна из более чем двухсот крымских татар всех возрастов двинулась по обочине шоссе в сторону Сенной…

Колонна из более чем двухсот крымских татар всех возрастов двинулась по обочине шоссе в сторону Сенной…

Уже через шестьсот метров дорогу им преградили несколько сот милиционеров. Власти стянули к Тамани подразделения внутренних войск, войсковые подразделения – около 12 тысяч человек. Таким образом, на каждого участника похода приходилось по 60-70 человек представителей правоохранительный сил.

Колонну крымских татар остановили. После словесной перепалки с полковником тот дал распоряжение своим подчиненным расступиться и дать дорогу колонне. Недалеко от седьмого километра шедший в первой шеренге писатель, бывший фронтовик Сеитумер Эмин увидел, что дорога впереди плотно перегорожена машинами и огромным количеством милиции и военных. В воздухе кружили вертолеты, на берегу моря, напротив шоссе, стояли три военных десантных катера, 15 автобусов…

Как вспоминал один из активных участников тех событий Абдурешит Джеппаров, Эмин потребовал остановить колонну. Но нет – колонна продолжала идти.

Абдурешит Джеппаров
Абдурешит Джеппаров

Впоследствии Джеппаров рассказал подробности тех событий: «Когда до зеленой массы людей в погонах и машин, перегородивших дорогу, осталось 30-40 метров, было решено остановить колонну и объявить привал. Люди сошли с шоссе к столбу линии электропередач (в 15-20 метрах от шоссе), сели вокруг него плотными кругами: старики, женщины, дети в центре, молодые крепкие мужчины по краям. Их окружили в несколько кругов, сплошь офицеры. Над головами ревели вертолеты. От группы офицеров отделился полковник, зачитал предупреждение, предложил крымским татарам сесть в автобусы, которые развезут всех по домам. Но люди молча оставались на своих местах».

Полковник дал команду своим подчиненным приступить к задержанию. Однако солдаты и милиционеры не спешили выполнять приказ. Тогда полковник несколько раз повторил приказ: «Приступить!». Со словами: «Я покажу вам, как это делается!», он подошел вплотную к сидящим на земле, схватил за волосы попавшуюся девочку и стал ее тащить из круга. Его мгновенно подхватили десятки рук и кинули в центр круга, в гущу людей буквально на растерзание.

Солдаты бросились на крымских татар – спасать своего полковника, завязалась рукопашная драка, настоящая бойня! Так продолжалось около двух часов…

Шоссе было залито кровью, валялись оторванные погоны, туфли, осколки битых окон автобусов

Шоссе было залито кровью, валялись оторванные погоны, туфли, осколки битых окон автобусов. Полторы сотни парней крымских татар против противников, которых было больше в несколько десятков раз! Крымские татары дрались яростно и отчаянно, даже женщины и девушки…

Наконец драка закончилась. Людей схватили, распихали по автобусам и с сопровождением – впереди, сзади и сверху (вертолеты) – повезли в Сенную. Но крымские татары на ходу принялись изо всех сил раскачивать автобусы. Тогда дали команду двигаться со скоростью 3 километра в час. С обеих сторон автобусов шли колоннами военные и препятствовали раскачиванию автобусов.

«Когда легковушка со мной оторвалась от общей колонны, люди в автобусах стали просто беситься, – вспоминает Абдурешит Джеппаров. – На полпути решили колонну свернуть в поселок Залив – кого-то стали развозить по домам, кого-то арестовали. Меня отвезли в Темрюк, возбудили уголовное дело по статье «Организация массовых беспорядков».

Во время столкновения на дороге одному из парней удалось вырваться и сбежать из автобуса, он помчался в Тамань и рассказал о происходящем на седьмом километре.

Многотысячная толпа вышла на площадь требовать освобождения всех участников шествия. Пригнали автоматчиков, чтобы успокоить людей, первый секретарь райкома Киселев и другие районные чиновники спрятались от гнева толпы в здании милиции. Под натиском многочасовых требований населения Тамани крымских татар стали освобождать и привозить на площадь. Как вспоминает Абдурешит Джеппаров, около полуночи его также привезли на площадь. Толпа буквально отобрала его у милиции и понесла на руках.

После таманских событий Крым и близлежащие регионы два месяца были запружены войсками, на несколько дней закрыта паромная переправа, объявлен карантин по совершенно надуманным причинам. Крымских татар высаживали с самолетов, направлявшихся в Крым, в Тамани не работали почта и телеграф, не было возможности выехать и въехать в этот маленький поселок.

По словам Бекира Умерова, «в Крыму этот маразм приобретал еще более уродливые формы. Выдумав мифы о намерениях крымских татар резать русских, травить водохранилища и продукты, власти сами в это поверили».

Бекир Умеров по время голодовки, май 1987
Бекир Умеров по время голодовки, май 1987

Таманский поход вызвал огромный резонанс в мире. Уже 7 октября о событиях в Тамани сообщали крупнейшие мировые радиостанции. Советские – крымские, таманские, узбекистанские – газеты пестрели заголовками статей, осуждавшими участников похода и их руководителя с заголовками «Куда ведет слепой поводырь?», «Экстремисты из числа крымских татар затеяли провокационную акцию».

На 11 часов утра 18 октября 1987 года в городах Крыма активисты движения назначили митинги

На 11 часов утра 18 октября 1987 года в городах Крыма активисты движения назначили митинги. В Симферополе на митинг смогли прийти лишь несколько человек, остальные были превентивно задержаны дома или на работе.

Пеший поход крымских татар «Тамань – Симферополь» 7 октября 1987 года был грубо, с применением силы прерван властями на седьмом километре. И тем не менее можно сказать уверенно – участники легендарного похода были в числе тех, кто открывал для всех крымских татар путь на родину…

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG