Доступность ссылки

Шутки судьи и слезы близких. Как фигуранта «дела 26 февраля» оставили под стражей


Али Асанов в зале суда

Симферополь – Фигурант «дела 26 февраля» Али Асанов, которому инкриминируется участие в массовых беспорядках возле парламента автономии зимой прошлого года, будет находиться под стражей, как минимум, до 19 ноября. Верховный Суд Крыма отказался удовлетворить апелляционную жалобу защиты, просившей изменить подозреваемому меру пресечения, не связанную с содержанием под стражей. Родные и близкие Асанова считают решение суда необоснованным.

В понедельник, 26 октября, около 13:45 в фойе Верховного Суда Крыма стали собираться родные, близкие и друзья Али Асанова – отца четырех малолетних детей, с 15 апреля текущего года находящегося под арестом. Здесь должно было состояться рассмотрение апелляционной жалобы Асанова об изменении ему меры пресечения.

По версии следствия, Асанов был участником массовых беспорядков, которые произошли 26 февраля 2014 года возле крымского парламента в результате многотысячного митинга сторонников территориальной целостности Украины и противостоявших им активистов партии «Русское единство», руководимой на тот момент нынешним главой Крыма Сергеем Аксеновым. Из-за образовавшейся давки двое человек, участвовавших в митинге, погибли. Суд неоднократно продлевал Асанову меру пресечения в виде содержания под стражей. 15 октября текущего года срок ареста должен был завершиться, но Киевский районный суд Симферополя продлил его снова – до 19 ноября 2015 года.

В 14 часов в коридоре суда собрались более 20 человек – группа поддержки Али Асанова из родственников и активистов крымскотатарского движения. Среди присутствующих находилась супруга Асанова Эльнара с двумя детьми – пятилетней Гульнарой и четырехлетним Мухаммедом. Судебные приставы заявили присутствующим, что всем желающим места в зале не хватит, поэтому в первую очередь на заседание пустят супругу, отца, брата и еще нескольких родных.

Перед тем, как завести в зал подозреваемого, приставы попросили собравшихся отойти в конец коридора.

– Можно мы останемся на своем месте, пусть Али увидит детей, – попросила сотрудника суда Эльнара Асанова.

– Я вас прекрасно понимаю, но у нас есть инструкция, – ответил ей пристав.

Несмотря на непреклонность судебных работников, супруга Асанова с детьми осталась на месте.

Спустя несколько минут в коридоре суда на втором этаже в сопровождении сотрудников российской полиции появился Асанов. На его руках были наручники. Увидев свою семью, он тут же улыбнулся.

– Бабака (в пер. с крымскотатарского «папа». – КР), – крикнула старшая дочка.

Асанова завели в зал и посадили за решетку.

– Разрешите, мы зайдем, он (Али Асанов. – КР) поговорит с детьми, – вновь прозвучала просьба из уст супруги в адрес судебных приставов.

– Туда нельзя, не заходите, – коротко ответил мужчина в форме.

Через несколько минут собравшихся пригласили в зал.

– Только без детей, – воскликнула государственный обвинитель – женщина-прокурор средних лет по фамилии Пилипенко, уже находившаяся в зале.

В итоге дочь и сына Асанова на время суда оставили в коридоре со взрослыми.

«Вечером пойдете на дискотеку»

Заседание началось с шуточного вопроса, который председательствующий в суде Владимир Бондарев адресовал собравшимся, видимо, удивившись количеству людей в зале:

– Это группа поддержки или группа захвата?

– Да, мы – родственники, – ответили присутствующие.

– Это хорошо, – прозвучало в ответ. Судья дал понять, что находится в хорошем расположении.

Затем Бондарев обратился к Асанову:

– Вам не жарко в такой форме?

– Нет, в подвале холодно, – ответил Али Асанов. На нем был головной убор и демисезонная куртка.

После этого судья вдруг произнес:

– Как многие говорят, тюрьма – дело добровольное, туда не надо заявление писать.

Своим высказыванием Бондарев удивил присутствующих в зале.

Уточнив место рождения и регистрации Асанова, а также гражданином какой страны он является, судья стал цитировать материалы следствия.

«Асанов обвиняется в том, что 26 февраля 2014 года в дневное время возле Верховной Рады Крыма, являясь одним из участников массовых беспорядков, не очень хорошо выполнял команды вести себя хорошо. То есть принимал, как написано в материалах, активное участие в массовых беспорядках. В результате тех беспорядков некоторым гражданам были причинены телесные повреждения, а некоторые, к сожалению, скончались. Было возбуждено уголовное дело в отношении вас по части 2 статьи 212 Уголовного кодекса Российской Федерации. Была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, которая уже неоднократно продлевалась», – сообщил судья. Ссылаясь на данные следствия, он отметил, что указанная статья предусматривает наказание до 8 лет лишения свободы.

«Кроме того, следователь ссылается на то, что вы официально трудоустроены…, – продолжил судья, однако его слова прервал звонок мобильного телефона у одного из присутствующих. Это обстоятельство возмутило Бондарева, ведь до начала он попросил всех собравшихся перевести телефоны в беззвучные режимы. – Ну, я же просил. Вечером пойдете на дискотеку. Выключите, пожалуйста».

«Ссылка на то, что вы имеете паспорт другого государства, – обратился к Асанову председательствующий, – можете, так сказать, скрыться и, как следствие полагает, заниматься преступной деятельностью. Постановлением Киевского райсуда вам продлена мера пресечения до 19 ноября 2015 года. С этим постановлением не согласен адвокат, который в своей подробной жалобе пишет о том, что следователь неправильно сослался на те события, которые легли в основу обвинения, и та мера пресечения, которая определена судом, не является правильной, поэтому просит смягчить вам меру пресечения и определить такую, чтобы она не была связана с содержанием под стражей».

Али Асанов и его адвокат Александр Кателин заявили, что поддерживают данное прошение. Однако прокурор выступила против. После этого сторона защиты привела свои доводы.

«Я категорически не согласен с таким положением дел. Каждый раз следователь и прокурор ссылаются на то, что Асанов может скрыться, может оказать давление, может влиять, каким-то образом помешать расследованию, но никакие документально подтвержденные сведения, которые являлись бы предметом рассмотрения в суде, не представлены. Кроме того, постоянно ссылаются на то, что Асанов является гражданином двух государств, имеет украинский паспорт. 90% населения в Крыму имеет два паспорта. Это не может указывать на то, что он намерен или хочет скрыться», – сообщил адвокат.

По его словам, расследование по «делу 26 февраля» закончено, поэтому Асанов не имеет возможности никоим образом влиять на следствие.

Следствие ни разу не привело какие-то существенные доводы о том, почему невозможно применить альтернативную меру пресечения Асанову, которая будет связана не с содержанием под стражей
Александр Кателин

«Я неоднократно обращал внимание на семейное положение Асанова, на то, что он имеет социальные связи в Крыму, у него жена, четверо малолетних детей. Зима на носу, живет в сельской местности, куча хозяйства, жене надо помогать, отец – инвалид. Все родственники по очереди пытаются помочь его детям и жене. Следствие ни разу не привело какие-то существенные доводы о том, почему невозможно применить альтернативную меру пресечения Асанову, которая будет связана не с содержанием под стражей. Например, это залог или домашний арест. Он имеет постоянное место жительства, прописку, дети, семья, жена – все свидетельствует о том, что ему есть где жить, скрываться не по-мужски в его ситуации», – подчеркнул Кателин.

Адвокат также обратил внимание на то, что когда его подзащитному в последний раз продлевалась мера пресечения, следователем были нарушены требования части 8 статьи 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которые, по данным Кателина, четко предусматривают, что следователь обязан обратиться в суд с ходатайством о продлении сроков содержания под стражей не менее, чем за 7 суток до их истечения. «Согласно входящему штампу на материалах, следователь обратился за трое суток, что является грубым нарушением порядка процедуры продления сроков содержания под стражей… Прошу постановление суда первой инстанции отменить и назначить меру пресечения, не связанную с содержанием под стражей», – заявил адвокат. В завершение своего выступления Кателин сказал, что лучшим вариантом для Асанова стало бы его освобождение в зале суда. Сам подозреваемый поддержал адвоката.

– Как вы оцениваете свое отношение к содеянному? Вы причастны к совершению данного преступления, которое вам вменяют (участие в массовых беспорядках 26 февраля 2014 года возле Верховной Рады Крыма. – КР)? – поинтересовался судья у Асанова.

– Я не отрицаю, что я там был, но я не бил никого. Я был на митинге, но в массовых беспорядках не участвовал. Я уже ознакомился с делом, там нет ни одного доказательства и нигде не фигурирует, что были массовые беспорядки.

– Этот вопрос будет решать суд при вынесении приговора, поэтому какие там доказательства он положит в основу этого вердикта – это право суда, – отметил судья. – Если дело пойдет, приедет или приползет в суд, то уже в течение ноября назначит его к рассмотрению.

В свою очередь, гособвинитель отметила, что апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит, а постановление Киевского райсуда о мере пресечения Али Асанову вынесено «законно и обоснованно». При этом ни одного аргумента в пользу суда первой инстанции прокурор Пилипенко не привела.

Выслушав все стороны, судья удалился в совещательную комнату для вынесения приговора.

«Папа, я тебе люблю»

Пока председательствующего не было в зале, отец Али Ахмет Асанов подсел ближе к решетке, чтобы пообщаться с сыном. Приставы находились рядом и внимательно наблюдали за процессом. Али присел на корточки, вытянул левую руку через решетку и положил ее на колено отца. Ахмет-агъа обхватил ее двумя руками, выдержал паузу и начал разговор с сыном. В этот момент на лице супруги Асанова-младшего появились слезы. Беседа отца с сыном длилась всего несколько минут и была прервана появлением судьи в зале.

«Выслушав адвоката, обвиняемого Асанова, возражения прокурора, исследовав материалы дела, суд не находит основания для удовлетворения апелляционной жалобы, поэтому постановление Киевского райсуда в отношении вас оставляет без изменений, – заявил Бондарев. – Вам (Асанову. – КР) до вынесения приговора придется еще находиться в следственном изоляторе и только после суда – мне что-то так верится – с таким отношением, как у вас, что вы будете на свободе. А сейчас вам придется находиться в СИЗО».

После заседания суда каждый присутствующий подходил к Али Асанову, чтобы пожать ему руку, и выразить слова поддержки: «Дай Бог здоровья!»

Когда подозреваемого выводили из зала суда, старшая дочка, вынужденная просидеть весь процесс в коридоре, произнесла на крымскотатарском: «Пока-пока, папа, я тебе люблю!»

– Давай, дочь, – успел ответить Али. Он улыбнулся и скрылся в конце коридора в сопровождении полицейских.

Родные Али Асанова
Родные Али Асанова

«Следствию предъявить нечего»

После заседания адвокат и родные Асанова не скрывали своего возмущения по поводу решения суда, считая его «необоснованным».

«Верховный Суд при рассмотрении апелляционных жалоб защитников, использует однотипный подход – без вникания в ситуацию дела. Необоснованно дает оценку доказанности-недоказанности вины обвиняемого, что при рассмотрении вопроса о мере пресечения недопустимо. Судом не было принято во внимание семейное положение подзащитного, наличие на иждивении четверых малолетних детей. Также тот факт, что предварительное расследование окончено, что Асанов уже ознакомился с материалами уголовного дела, соответственно, он уже не может в настоящее время никоим образом влиять на ход предварительного расследования, поскольку оно окончено. Необоснованно не изменяется на протяжении семи месяцев мера пресечения. Все доводы носят только обвинительный характер», – отметил в комментарии для Крым.Реалии адвокат Асанова Александр Кателин.

Реплику судьи Бондарева о том, что подозреваемый в скором времени может оказаться на свободе, защитник расценил как «личное мнение судьи, которое на судебном заседании не являлось предметом рассмотрения».

По словам старшего брата Али Асанова – Мемета Асанова, родные предполагали, что суд оставит постановление суда первой инстанции без изменений, поскольку не верили в объективность процесса.

Надо, чтобы отец был рядом, а не только мама в слезах. У жены из-за нервных срывов молоко пропадает, ребенка кормить надо
Мемет Асанов

«Как сказал адвокат после ознакомления с материалами дела, им (следствию. – КР) Али предъявить нечего. У нас границы, контрольно-пропускные пункты, куда он может скрыться? Он готов оставить паспорта, залог, пусть его отпустят к семье. Надо, чтобы отец был рядом, а не только мама в слезах. У жены (Эльнары Асановой. – КР) из-за нервных срывов молоко пропадает, ребенка (самый младший в семье Асановых – четырехмесячный сын Мустафа. – КР) кормить надо», – возмутился Мемет Асанов.

В это время Эльнара плакала, находясь с детьми в микроавтобусе. Они дожидались остальных, чтобы всем вместе отправиться домой в село Урожайное Советского района за 100 км от Симферополя.

Верховный Суд оставил Асанова под арестом (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:16 0:00

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG