Доступность ссылки

Зачем Сергею Аксенову так много «экспертов»?


Глава Крыма Сергей Аксенов

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Симферополь – Еще 11 августа 2015 года «глава» Крыма Сергей Аксенов создал новый «экспертно-консультативный совет» с собой во главе. Однако на первое заседание он собрался только 23 октября. Если учесть, что Крым уже переполнен разными «экспертными советами» – известен «Крымский экспертный клуб», в который всегда «околовластный» политолог Александр Форманчук мобилизовал все пророссийское «экспертное сообщество» Крыма, а теперь он стал заместителем его главы со стороны Крыма; известен «Крымский проект» в Москве во главе с политологом Сергеем Михеевым, который назначен заместителем главы нового совета с московской стороны, и теперь за ним всегда «первое слово». Недавно в составе РИСИ также был создан Черноморский информационно-аналитический центр специально для анализа ситуации в Крыму специфическими средствами ФСБ, существуют общественные «аналитические центры» и «исследовательские институты». Зачем же еще один экспертный совет?

Официально задачей нового «экспертного совета», согласно распоряжению, является «информирование главы республики об общественных процессах и значимых гражданских инициативах в Крыму, подготовка рекомендаций по решению злободневных проблем и определения приоритетов в вопросах социально-экономического и общественно-политического развития, мониторинга и оценки общественного мнения о деятельности Совета министров Республики Крым». Но все это делал и ранее существующий «экспертный клуб». В чем же дело?

Что за занавесом?

Если же реально оценить факт создания еще одного «экспертного совета», то это обозначает, во-первых, что управление Крымом зашло в тупик и теперь это осознали не только в Крыму, но и в Москве.

Если же реально оценить факт создания еще одного «экспертного совета», то это обозначает, во-первых, что управление Крымом зашло в тупик и теперь это осознали не только в Крыму, но и в Москве. Причем, понятно, что реальный, а не пропагандистский, выход из этого тупика не видят не только в Симферополе, но и в Москве. Но если Москва уже осознает, что «команду Аксенова» нужно чем-то сдерживать и направлять (в этом плане принято много других мер – введены в правительство должности для представителей Москвы, усилены представительство президента в Крыму, комитет по борьбе с коррупцией, крымские представительства федеральных ведомств – авт.), так сам Сергей Аксенов, как видно, сопротивлявшийся созданию и этого совета и поэтому задержавший первое заседание на целых два месяца, сейчас попытается сделать все для нивелирования «заслуг» совета и если не торможения его работы, то направления ее по не эффективным второстепенным проблемам.

Во-вторых, это свидетельство того, что местное «экспертное сообщество», которое ранее так расхваливало само себя, не справилось с задачами, и либо не знает вообще, что советовать Аксенову, либо советует совсем не то, что надо. Например, один из ранее действующих экспертов Андрей Мальгин, историк и директор Центрального музея Тавриды, на первом заседании скромно так и застенчиво признал, что «проблемы и трудности развития республики связаны с тем, что экспертное сообщество не совсем верно оценило перспективы и длительность перехода Крыма к новым реалиям».

Александр Мальгин
Александр Мальгин

По его мнению, главной ошибкой экспертов и власти является неверная оценка переходного периода. «Официально переходный период закончился 31 декабря 2014 года, но де-факто все понимают, что переходный период продолжается, и будет длиться до 2018 года, до постройки моста, – говорит Мальгин. – Но философии этого переходного периода, схемы движения у нас нет… Он не закончился, а только начинается и во многом из-за того, что мы хотим быстро перескочить через какие-то очень сложные, необходимые этапы, возникают сбои. Необходимо осознать, что мы будем двигаться в переходном периоде еще какое-то время, и нам потребуется не просто стратегия развития Крыма, а стратегия переходного периода, с учетом того, что и Россия в этот период будет меняться».

Признать тот факт, что и Россия, и Крым в данном случае пошли ложным, совершенно ошибочным путем у придворных экспертов духу не хватает сейчас и вряд ли хватит в будущем.

В-третьих, нагромождение «экспертных советов» свидетельствует о том, что у российской и крымской власти в подсознании уже формируется осознание того, что в феврале-марте 2014 года они пошли совершенно ложным путем, но имперское сознание не хочет признавать этот очевидный факт, и будет «пришпоривать» разных экспертов, чтобы лихорадочно искать выход из патовой ситуации.

Сказки о стратегии

Казалось бы, задачи совета понятны. Но действительность совсем иная. Первое заседание московско-крымских экспертов было широко разрекламировано – по нему опубликованы репортажи, ему посвящены телевизионные программы, но все это – мимо цели.

Работа экспертного совета, если подойти к делу серьезно, должна заключаться не в заседаниях и не рекламе, а в исследованиях, в «мозговых штурмах», анализе информации и общественных процессов.

Во-первых, работа экспертного совета, если подойти к делу серьезно, должна заключаться не в заседаниях и не рекламе, а в исследованиях, в «мозговых штурмах», анализе информации и общественных процессов. Какой анализ выдал совет за почти три месяца существования? Кроме саморекламы – никакого. Следовательно, эффективность нового совета такая же, как и всех старых.

Во-вторых, на какой вопрос, прежде всего, должен был ответить экспертный совет в условиях Крыма? Понятно – о причинах возникшего кризиса управления, путях выхода из него, способах устранения допущенных ошибок. Есть этот ответ? Нет ответа. Более того, «эксперты», кажется, не признают и самого факта существования кризиса, и кроме славословия ничего не продуцируют.

В-третьих, как и предполагалось, Сергей Аксенов с первого же заседания попытался направить ненужных ему советчиков по ложному пути. «Экспертно-консультативный совет при главе Крыма необходимо подключать к разработке стратегии социально-экономического развития Крыма на 2016-2026 годы» – заявил он, видимо, предполагая, что там, в этих неведомых «стратегических дебрях», эксперты и увязнут надолго и впустую.

Тут хитрость заключается во многих аспектах. Во-первых, «есть поручение министерству экономического развития разработать такую стратегию, – напомнил Аксенов. – Вся стратегия – это положенные на бумагу мысли о том, куда государство в первую очередь должно инвестировать средства, где будет наибольшая отдача за короткий промежуток времени». Таким образом, Сергей Аксенов превращает экспертный совет всего лишь в дублера, а еще хуже – помощника министерства экономики, во-вторых, заставляет его терять самостоятельную роль, в-третьих, сужает до предела его роль – покажите мне, куда лучше инвестировать, а там мы сами решим, что делать.

Аксенов целостный совет экспертов дробит на отраслевые части, каждый из которых будет вариться в своем котле.

Далее, Аксенов целостный совет экспертов дробит на отраслевые части, каждый из которых будет вариться в своем котле: «Аксенов предложил сформировать из членов совета рабочие группы по отраслевым направлениям, которые смогут аккумулировать потенциал, определить первоочередные направления вложений государственных инвестиций и рассчитать экономический эффект. Только такая стратегия, по мнению главы, принесет результат».

Потом Сергей Аксенов ставит перед советом несвойственные ему задачи: «в стратегии развития Крыма должны быть отражены проблемы текущего периода, конкретно по каждому направлению: например, какие принять решения, чтобы вся земля использовалась на 100%. Сейчас не используется и половина». Зачем минсельхоз, минэкономики, отраслевые комитеты в «госсовете», и многие другие государственные ведомства ему подчиненные?

Наконец, Сергей Аксенов превращает экспертов в толкателей для ускорения прохождения крымских инициатив в федеральных ведомствах: «мы предложили внести изменения в 56 федеральных законов. Нам оказывают содействие, но определенные бюрократические процедуры отнимают массу времени – то, что можно было на месте решить быстро, проходит через обсуждение в правительстве, рассмотрение в Госдуме, а проблемы на месте висят, накапливаются, напряжение растет».

Дело имеет еще один шанс благополучно застопорится от того, что каждый «стратег» понимает стратегию по-своему.

В конце-концов дело имеет еще один шанс благополучно застопорится от того, что каждый «стратег» понимает стратегию по-своему. Сергей Аксенов, как видно из его слов, всех предыдущих стратегий развития Крыма не изучил и в суть не вник, и новую «стратегию» он понимает так: «эти стратегии должны быть реальными, – подчеркнул он. – Их в Крыму было написано десятки, сотни (ну не десятки, и, тем более, не сотни, но пять или шесть было точно – авт.), и ни одна не получила реализацию в жизни. Мало того, это были бумаги с абсолютно общими фразами, где можно было спокойно менять название региона на любой другой».

Поэтому тот же Андрей Мальгин сразу возразил ему: «Россия находится в глобальном переходном периоде, и мы находимся в локальном переходном периоде, – пояснил он свою мысль. – Задача не просто разработать стратегию, а стратегию «срезания подошвы на ходу. Необходимо осознать, что мы будем двигаться в переходном периоде еще какое-то время, и нам потребуется не просто стратегия развития Крыма, а стратегия переходного периода». Только в таком контексте, уверен этот эксперт, удастся понять суть проблем и их стратегическое решение.

Сергей Аксенов сразу же отбил у экспертного совета возможность заняться более актуальными проблемами. Он заявил, что стратегия социально-экономического развития Крыма на 2016-2026 годы должна быть представлена на обсуждение общественности уже к ноябрю. То есть она где-то лежит готовая в основном и экспертам там уже нечего делать, кроме как присоединиться.

Характерно, что «министр экономического развития» Крыма Валентин Демидов уже несколько месяцев назад заверял, что, во-первых, концепция документа уже готова, а во-вторых, ее приоритетами уже определены самодостаточность региона и обеспечение комфортного проживания.

Характерно, что «министр экономического развития» Крыма Валентин Демидов уже несколько месяцев назад заверял, что, во-первых, концепция документа уже готова, а во-вторых, ее приоритетами уже определены самодостаточность региона и обеспечение комфортного проживания. А среди основных направлений выделены развитие инфраструктуры, туризм, сельское хозяйство, промышленность, и это определено еще федеральными органами власти.

Ну, и что тут теперь делать экспертам? Доказать, что мифическая самодостаточность Крыма в условиях войны в России и международных санкций невозможна? Или что возможна, но при каких условиях, и смотря как понимать само понятие «самодостаточности»? Или к известным направлениям прибавить что-нибудь свое, например, «повышение эффективности работы органов власти», или «борьбу с коррупцией». Почему бы и нет, если это сегодня главный тормоз?

Пока вокруг экспертно-консультативного совета одни разговоры. Ни один «совет» или «консультация» не опубликованы, и не известно, чем власть уже могла воспользоваться, а что проигнорировала. Но судя по первым месяцам «работы» нового крымско-московского совета, принесли они крымчанам пока только одни слова о своем «великом предназначении» и «громадной роли». А самой роли пока не видно. Этим, скорее всего, и ограничится.

Дмитрий Колос, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG