Доступность ссылки

Решат Джемилев


Решат Джемилев

Более тридцати лет назад ветеран крымскотатарского национального движения Решат Джемилев произнес почти пророческие слова. «Придет время, когда крымские татары вернутся на родину своих предков. Сознание общественности пробуждается не в пользу деспотов, и чем дальше, тем больше становится людей, поддерживающих стремления нашего народа», – сказал он.

История национального движения – сложная для исследования тема. Трудность эта обусловлена, по меньшей мере, двумя обстоятельствами. С одной стороны, многие участники тех событий живы, каждый из них имеет свое видение и свои интерпретации. С другой – многие официальные документы – КПСС, МВД, КГБ, прокуратуры – по-прежнему секретны, и это в значительной мере осложняет изучение темы. Впрочем, и ныне доступные нам материалы позволяют представить весьма подробную картину тех событий, реальные, а не мифические заслуги участников движения.

Одним из самых активных борцов за возвращение крымских татар на родину был Решат Джемилев. Без него просто невозможно представить себе историю национального движения.

Решат Джемилев родился 1 мая 1931 года в деревне Улу-Узень Алуштинского района Крымской АССР. В результате депортации 1944 года его семья оказалась в поселке Вревск Чиназского района Ташкентской области. Жизненный путь Решата Джемилева, как и большинства его сверстников, был очень тяжелым…

Решат Джемилев
Решат Джемилев

До начала войны Решат окончил два класса школы. Во время германской оккупации Крыма продолжать учебу было невозможно. После депортации крымских татар, уже на чужбине, люди боролись за жизнь, чтобы заработать на кусок хлеба. В школу Решат пошел только после демобилизации старшего брата из армии в 1947 году. По окончании семилетки на «отлично», на свой страх и риск, нарушая условия комендантского режима, он поехал в Самарканд и поступил без экзаменов в медицинский техникум…

«Я вернулся туда, где состоял на учете, и стал добиваться разрешения выехать учиться, – вспоминал позже Решат Джемилев. – Два с лишним месяца мне не давали этого разрешения. Зная, что меня могут исключить из техникума, я отправил телеграмму, указав причину задержки, но мои хлопоты были бесполезными. Комендант дал разрешение на выезд в Самарканд на девять дней позже, а администрация техникума в первый же день учебы исключила меня… Мне пришлось обойти все двенадцать техникумов этого города, но меня нигде не приняли. В разрешении на выезд был указан срок четыре дня, если я за это время не успею устроиться, мне предписывалось вернуться туда, откуда я выехал».

Он поступил на учебу в гидромелиоративный техникум. Было это в 1952 году.

По окончании техникума в 1956-м (в апреле этого года комендантский режим для крымских татар был снят) Решат Джемилев устроился на работу мастером в Бекабадском строительном управлении №10.

В середине 1950-х он включился в нарождавшееся крымскотатарское национальное движение… В 1956-1957 годах Решат принимал участие в сборе подписей под народным обращением в ЦК КПСС. А в июне 1966-го был направлен в Москву в качестве народного представителя, что свидетельствовало о высокой степени доверия соотечественников.

21 июля 1967 года Решат Джемилев был в числе двадцати участников встречи в Кремле с представителями высшего руководства страны по поводу решения крымскотатарской проблемы. Делегацию крымских татар приняли председатель КГБ СССР Юрий Андропов, генеральный прокурор СССР Роман Руденко, министр внутренних дел Николай Щелоков, секретарь ЦК Михаил Георгадзе.

На встрече были даны туманные обещания, внятного ответа о возвращении на историческую родину депутация крымских татар так и не получила. Совершенно очевидно, однако, что все активисты, кто участвовал в той встрече в Кремле, «попали на карандаш» органов – многие из них, в том числе Решат Джемилев, впоследствии были осуждены…

Решат Джемилев
Решат Джемилев

В конце августа 1967 года активисты крымскотатарского национального движения запланировали митинг протеста, одним из организаторов которого стал Решат Джемилев. 27 августа более двух тысяч крымских татар собралось в сквере Революции в центре Ташкента.

Сквер быстро был окружен моторизованными частями милиции. Отряды «блюстителей порядка» учинили над митингующими настоящую расправу. Они набрасывались на безоружных людей; выкручивали руки и зажимали рты женщинам, выкрикивавшим гневные протесты. Милицейские свистки заглушали испуганный детский плач. Чины КГБ, объезжая и обходя место событий, указывали милиционерам, кого следует схватить и увести. Эта расправа имела своей целью показать крымским татарам, единственным стремлением которых было возвращение на родину предков, их истинное место.

В этот день было арестовано около пятнадцати человек, вечером того же дня у здания Министерства охраны общественного порядка – еще двадцать один человек. 2 сентября 1967 года крымские татары обратились с протестом в ЦК КП Узбекистана.

В общей сложности в эти дни было арестовано сто тридцать человек, большинство из которых были освобождены только через пятнадцать суток. За тюремной же решеткой оставались еще десять человек; двое были выпущены под расписку.

Арсен Альчиков
Арсен Альчиков

Несмотря на то, что всего спустя несколько дней, 5 сентября 1967 года был принят Указ высшего органа власти – «О гражданах татарской национальности, ранее проживавших в Крыму», который сами власти считали реабилитационным, 13-го декабря 1967-го над двенадцатью представителями крымских татар, боровшихся за национальное равноправие, состоялся суд. На скамье подсудимых оказались: Арсен Альчиков, его жена Тамара Контуганская; Джелял Челебиев; Зейтулла Ибрагимов, Усеин Асанов, Эльмира Абдулхакова, Нариман Кадыров; Парих Асанов, Сейтхалил Сейтаблаев, Энвер Мустафаев; Сайде Сулейманова и Решат Джемилев.

Зейтулла Ибраимов
Зейтулла Ибраимов

В своей обвинительной речи прокурор Одинцов сказал: «Товарищи! Мы строим коммунизм – это трудное дело. После гражданской войны наша страна пережила большие трудности. Особенно много жертв принесла Великая Отечественная война. Ни для кого не секрет, что в разгар войны в 1942-м году в районе Северного Кавказа и Крыма малыми народами было совершено массовое предательство, вследствие чего в 1944-м году они законно были выдворены из этих районов. Верховное командование сделало это правильно. Затем правительство сочло нужным восстановить их гражданские права и восстановило. А татары, ранее проживавшие в Крыму, пришли требовать какую-то автономию!».

Парих Асанов
Парих Асанов

Последняя фраза прокурора означала то, что среди основных требований национального движения было требование о восстановлении упраздненной в 1945 году Крымской АССР, которую крымские татары резонно считали своей национальной автономией.

Хотя данный судебный процесс состоялся спустя несколько месяцев после принятия якобы реабилитационного указа высшего органа власти, в котором снимались огульные обвинения в предательстве Родины с крымскотатарского народа, риторика прокурора оставалась прежней...

Суд приговорил подсудимых к разным срокам заключения, Решата Джемилева – к одному году «исправительных работ».

Дальнейшие события, случившиеся в его жизни, были не менее драматичными…

(ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ)

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG