Доступность ссылки

Серость начинает и проигрывает


Профессор Владимир Казарин

Кирилл Анчуткин

Российская наука ничтоже сумняшеся прощается с Владимиром Павловичем Казариным. А Владимир Павлович Казарин прощается с российской наукой и планирует уехать в Украину. И теперь, дорогой читатель, вам уже вряд ли кто-то толком объяснит, что же на самом деле значит «ничтоже сумняшеся». Потому что на днях в Крыму переворачивается страница истории советской и российской филологии – нас покидает Профессор.

Двадцать два года он заведовал кафедрой русской и зарубежной литературы в СГУ, в ТНУ, потом и в КФУ, подготовил бесчисленное количество специалистов, более двух десятков кандидатов и докторов наук, открыл турецкое и греческое отделения университета, крымскотатарский факультет. Я говорил с одной из его бывших студенток, ныне главным редактором одного из уважаемых крымских изданий, и услышал примерно следующее: «Ты знаешь, за те 20 лет, что прошли с окончания университета, единственное, пожалуй, что я накрепко запомнила из учебной программы, это казаринские лекции». Однако заслуги Владимира Павловича Казарина перед Россией не исчерпываются академическими достижениями. Профессор как никто другой пытался сберечь многонациональное российское культурное наследие в Крыму: благодаря ему было установлено более 80 памятников и памятных досок, создано более десятка музеев и музейных экспозиций, возрожден ряд воинских и семейных некрополей. Эту свою деятельность он одно время совмещал с высокой должностью в администрации Севастополя, за что, кстати, его неоднократно жестко критиковали в националистической украинской прессе. Тогда, тем не менее, все обошлось –​ все понимали, что критика критикой, но дело делать кому-то надо, и этот кто-то у Украины один, приоритеты были очевидны.

С приходом России в Крым, казалось бы, все должно измениться вот та страна, за чью национальную идею Казарин всю жизнь выступал, вот сейчас и должно наступить заслуженное признание. Но получилось как всегда.

Владимир Павлович не учел одного – в родной «провинции у моря» любая высокая идея почему-то вырождается в тотальную унтерпришибеевщину. Даже если речь идет о науке

Риторический вопрос –​ кому как не ему судить сейчас о состоянии науки и образования в Крыму? Однако, Владимир Павлович не учел одного – в родной «провинции у моря» любая высокая идея почему-то вырождается в тотальную унтерпришибеевщину. Даже если речь идет о науке.

Профессор выступил на конференции в Праге, где, очевидно, не ожидая подвоха, рассказал о том, какие проблемы образования на полуострове беспокоят его сейчас. Ничего нового в своем выступлении, он, собственно, не открыл –​ настоящее развитие науки и образования возможно только в условиях свободного обмена мнениями, дискуссиях и открытости, которыми Крым сегодня не может похвастаться; это настолько прописные истины, что их даже как-то неудобно здесь лишний раз приводить. Но тут-то все и началось…

Поскольку современные политруки от науки и образования обеспокоены чем угодно, но не своими прямыми обязанностями, научная дискуссия как-то не заладилась изначально: яркие, стройные и логичные аргументы Казарина не печатались практически нигде, зато хор чиновников от образования, почти в каждом крымском издании, стройно пел про то, что Казарин, дескать, отщепенец недостойный, родства своего не помнящий. Риторика при этом напоминала сталинские судебные процессы. Так, Бобков, «едрос» и председатель Комитета Государственного Совета Республики Крым по образованию, науке, молодежной политике и спорту (родившийся через два года после того, как В. П. Казарин защитил кандидатскую диссертацию) взял на себя ответственность давать рекомендации ректору КФУ относительно дел чести. Примечательно, что в понимании господина Бобкова «делом чести» для Сергея Донича явилось не что-нибудь, а отправка профессора Казарина «за пределы системы высшего образования». Донич не заставил себя долго упрашивать, с готовностью поддержав почин. По его словам, профессор искажал «реальную действительность в угоду украинским политиканам» (казалось бы, при чем здесь реальные проблемы российского образования?!). При этом, Сергей Георгиевич не дал определения понятию «реальной действительности» и не назвал ни одного из «политиканов», что, безусловно, характеризует его как серьезного ученого с основательным научным подходом. Кроме предыдущих двоих, свою лепту в процесс внесли еще несколько чиновников, но цитировать их неинтересно — в общем и целом все выглядело серо, уныло и однообразно – «предатель Родины, 10 лет без права переписки», а что, на самом деле, будет с загибающейся системой образования в Крыму, никто так и не объяснил.

Однако, каких результатов добились господин Бобков и Ко, можно попытаться понять уже сейчас. Начнем с того, что в июле этого года общественная организация «Региональный институт общественных коммуникаций» проводила в Симферополе круглый стол на тему «Антироссийская пропаганда в контексте информационной войны в Крыму». Присутствовали политологи, политики, представители органов государственной власти, молодежных организаций и прочая. Все присутствовавшие были единодушно озабочены тем, что Крым неспособен противопоставить что бы то ни было профессиональной «украинской пропаганде» – нет кадров, нет опыта, и вообще надо что-то делать срочно.

Российская наука лишается талантливого ученого, а российская культура – общественного деятеля

Что же, в этом контексте, успели сделать ответственные товарищи? Во-первых, российская наука лишается талантливого ученого, а российская культура – общественного деятеля. Ну да бог с ним, это проблемы России. Во-вторых, этого самого ученого и общественного деятеля заполучает Украина, и там теперь будут готовить таких славистов, что Россия обзавидуется. Но и это все полбеды, поскольку, в-третьих, в Украине еще не перевелись хорошие политтехнологи, и они не преминут, выражаясь модным крымским языком, сделать жупел из видного крымского филолога, которого отторгла родная система образования, в результате чего он обрел счастье на новой родине. «Утрись, Роисся», – скажут завтра социальные сети, а благодарить за это надо будет, вы поняли, кого.

Впрочем, Владимир Павлович, будучи человеком многоопытным, вряд ли позволит поднимать себя на жупел кому попало, поэтому, возможно, для России не все еще выглядит так мрачно. Удачи на новом месте, профессор.

Кирилл Анчуткин, крымский журналист

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG