Доступность ссылки

Кто и когда отчитается за севастопольский бюджет?


Как-то тихо и незаметно прошло в Севастополе сообщение о том, что проект закона «Об исполнении городского бюджета города Севастополя за 2014 год и об использовании средств резервного фонда правительства Севастополя в переходном периоде 2014 года», вынесенный губернатором Сергеем Меняйло на пленарное заседание третьей сессии законодательного собрания, был снят с повестки дня. Было это в конце сентября и все внимание было привлечено к сирийским событиям.

Обсуждая проект закона, на сессии активно спорили председатель постоянной комиссии по бюджету Вячеслав Аксенов, губернатор Сергей Меняло и заместитель прокурора Севастополя Владимир Агапов.

Тихий шкандаль

Доклад заместителя директора департамента финансов Ирины Нестеровой, которая отчиталась о расходовании бюджетных средств за 2014 год, как и обычно бывает с финансовыми вопросами, не был понятен большинству депутатов. А возбудила спокойствие информация, озвученная главой профильной комиссии Вячеславом Аксеновым. Депутат со ссылкой на заключение контрольно-счетной палаты Севастополя заявил об отсутствии полных сведений от 26-ти главных распорядителей средств городской казны:

«Контрольно-счетная палата дала письмо: она не может подтвердить данные, поскольку не получена информация от части главных распорядителей: управления образования и науки, управления капитального строительства, управления градостроительства и архитектуры и многих других», – заявил депутат.

Аксенов поинтересовался у Нестеровой – считает ли она возможным утвердить отчет о бюджете без подтверждения информации от главных распорядителей?

Законодательные акты, принятые в Севастополе в минувшем году, не предусматривали отслеживание расхода бюджета контрольно-счетной палатой, поскольку сам орган был создан только в апреле 2015 года

Замдиректора департамента финансов Ирина Нестерова сообщила, что законодательные акты, принятые в Севастополе в минувшем году, не предусматривали отслеживание расхода бюджета контрольно-счетной палатой, поскольку сам орган был создан только в апреле 2015 года. К тому же, отчетность главных распорядителей – это отчеты ликвидированных исполнительных органов власти, поскольку «между Севастопольской государственной городской администрацией и органами правительства не установлена процедура правопреемственности».

Вот тебе бабушка и Юрьев день!

Посовещавшись, депутаты вопрос с повестки дня сняли. Когда его будут рассматривать и как выкрутятся из этого юридического казуса, неизвестно.

Между тем, вопросы отчета за потраченные в «переходный» период финансовые средства касаются не только городского бюджета, ведь правопреемниками организаций, действовавших в 2014 году не являются, например, Пенсионный фонд, налоговая служба, таможня и многие другие, большие и малые ведомства. Соответственно, и отчитываться перед ними никто не будет.

Где деньги?

В апреле 2015 года и.о. директора департамента финансов Владимир Штоп, докладывая на заседании правительства города об исполнении бюджета Севастополя за 2014 год, заявил, что «бюджет переходного периода 2014 года составил 27 млрд 634 млн рублей, выполнен на 101 процент уточненного задания. Дополнительно в бюджет города поступило более 300 млн рублей».

Штоп добавил: «В структуре доходной части бюджета преобладали трансферты из федерального бюджета, предоставленные на решение первоочередных социальных и экономических вопросов города. Данные средства в общем объеме поступлений были получены в виде финансовой помощи из федерального бюджета Российской Федерации».

И.о. директора департамента финансов напомнил, что бюджет Севастополя в 2014 году получил в качестве трансфертов 19,4 млрд рублей из бюджетов городов Москвы, Владимира, Рязани и Краснодарского края. «Безвозмездные поступления составили около 5 млрд рублей – это субсидии, целевые и иные межбюджетные трансферты», – подытожил он.

Иными словами, двадцать семь с большим гаком миллиардов рублей были освоены, но кем и как – неизвестно

Иными словами, двадцать семь с большим гаком миллиардов рублей были освоены, но кем и как – неизвестно. Или более 600 миллионов долларов, по среднему курсу тогда еще не очень выросшего доллара.

При этом все действовавшие в переходный период структуры, в том числе распорядители финансовых средств, юридически ликвидированы. По сведениям, полученным от источника в правительстве Севастополя, уничтожена и большая часть документации.

Сайты органов и организаций, действовавшие в переходный период, закрыты. Часть размещённой на них информации доступна в архивах поисковых систем.

Но документально восстановить полную картину финансовой деятельности в Севастополе в 2014 году, пожалуй, невозможно. К тому же, не стоит забывать, что в переходный период действовало украинское законодательство. А по нему как теперь отчитываться?

Концы в воду

О продлении «переходного периода» Москву просили и глава Крыма Сергей Аксенов, и губернатор Севастополя Сергей Меняйло. Клянчили дополнительно год – Кремль не согласился, потом мечтали о трех месяцах отсрочки – тоже отказ. Разве что сроки перерегистрации крымских предприятий были продлены до 1 марта 2015 года. Но с этого пользы властям никакой.

Причина настоятельных просьб стала особенно понятна только теперь: бесконтрольность расходования средств. Контроль, собственно, конечно был, но возможностей для махинаций в переходной кутерьме гораздо больше.

Скандалы, связанные с хищениями бюджетных средств, в Севастополе в минувшем и нынешнем году возникали регулярно, но были связаны, в основном, с деятельностью различных «карманных» фирм и подрядных организаций

Скандалы, связанные с хищениями бюджетных средств, в Севастополе в минувшем и нынешнем году возникали регулярно, но были связаны, в основном, с деятельностью различных «карманных» фирм и подрядных организаций. А вот члены правительства и заместители губернатора почему-то менялись достаточно регулярно.

Так, в декабре 2014-го со своей должности ушел заместитель губернатора и директор департамента городского хозяйства Андрей Атаманцев, продержавшийся на этом посту несколько месяцев.

22 июня был уволен заместитель главы города Денис Добряков, который курировал вопросы городского хозяйства. Причины отставки не были озвучены. Примечательно, что по закону о госслужбе для увольнения нужны основания или – как альтернатива – серьёзный проступок.

Пролоббированный Добряковым на должность руководителя управления капитального строительства Олег Кизименко (из «донецких») был задержан правоохранительными органами.

С должности директора департамента градостроительства и архитектуры уволился Игорь Малоземов, ушел с должности глава департамента кадровой политики, региональной безопасности и противодействия коррупции Гай Юрченко.

Список можно продолжать, а о причинах массовых увольнений чиновников можно гадать, но на городских форумах открыто обсуждают их «успехи в освоении финансовых средств» и в каких заморских странах они прячут свои немалые финансы.

Какое развитие событий можно спрогнозировать? Будут ли найдены спрятанные в воду концы огромных финансовых средств?

По опыту последних полутора лет можно достаточно достоверно утверждать, что следственный комитет будет, как обычно, имитировать кипучую деятельность

По опыту последних полутора лет можно достаточно достоверно утверждать, что следственный комитет будет, как обычно, имитировать кипучую деятельность. Прокуратура, в свою очередь, не побоится заводить уголовные дела на «стрелочников», а в ФСБ вроде всё знают, но без команды сверху к активным действиям не приступают.

В этом Севастополь теперь ничем не отличается от всей остальной России, где власть ворует и жирует, а народ в патриотическом экстазе мечтает надрать задницу проклятым пиндосам и вместе с Новороссией присоединить еще и сакральные территории «Новосирии».

Геннадий Кравченко, крымский обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG