Доступность ссылки

Крым в Межигорье


Борис Даничев, мастер столярного дела, переселенец из Крыма, живущий в Межигорье

Бывшее поместье бывшего президента в Межигорье не перестает пользоваться популярностью у туристов. Но далеко не все знают, что в Межигорье живет не только «Самооборона Майдана», но и переселенцы, первые беженцы с Донбасса и Крыма, которых поселили здесь около года назад.

Один из таких переселенцев – мастер столярного дела Борис Даничев, уроженец Таджикистана, бежавший оттуда в 1990-м от войны в Крым и проживший на полуострове до весны 2014 года. До той самой «русской весны», которая вынудила тысячи патриотов Украины, да и просто тех, кто не поддерживал аннексию Крыма, переехать на материковую Украину.

Так в апреле 2014-го Борис стал переселенцем и живет в Межигорье с десятками других крымских, донецких, луганских семей. На территории Межигорья всюду можно увидеть и даже «пощупать» изделия и результат работы Бориса: отреставрированные деревянные мосты над озерами, десятки красивых деревянных лавок для посетителей парка, отреставрированный плавучий ресторан «Галеон» и деревянную архитектуру.

История Бориса и его семьи – а это жена и пятеро детей – это история «беженца дважды».

– Из нашего села Долинное Бахчисарайского района мы уехали сразу после референдума. Уже пришла Россия, нам стало все ясно. Получать российское гражданство мы не хотели, становиться гражданами второго сорта тоже, – рассказывает Борис. – В Крыму я столярничал, у меня была своя мастерская. Хотя образование у меня не столярное (по образованию я инженер-геолог, закончил Таджикский госуниверситет), но являюсь мастером широкого профиля. В Крыму я оставил имущество, дом. Мать живет там, в крымскотатарском поселке, соседи хорошие.

Выезжали из Крыма всей большой семьей, самой младшей дочке едва исполнился месяц. Старшая дочка Бориса сейчас учится в Киеве, а старший сын пошел в школу в Новых Петровцах.

– В Киеве мы сразу же обратились в Городской координационный центр помощи беженцам из Крыма, – продолжает крымчанин. – На две недели нас поселили сначала в хостеле, потом пожили у родственников. Сюда, в Межигорье, мы попали через палатку «Крым» (была такая палатка на Майдане), и они нам помогли поселиться. Поскольку семья у нас большая, живем в отдельном доме.

Столярная мастерская Бориса расположена с другого конца парка. Здесь пахнет деревом, лежат заготовки, доски, инструменты. Борис показывает на планшете свои работы: вот деревянная красивая люстра для ресторана, вот мост над каналом в Межигорье, который пришлось реставрировать. Показывает фото детей, рыбалки. А вот берет в руки небольшой деревянный декоративный элемент – это часть внешней «архитектуры» одного из помещений в Межигорье. Оказалось, что под видом деревянной лепнины при Януковиче там был использован… пластик. Теперь Борис делает деревянные копии этого декора, чтобы установить их вместо некачественных.

Столярная мастерская Бориса Даничева в Межигорье
Столярная мастерская Бориса Даничева в Межигорье

На станках в просторном помещении Борис Даничев с помощниками изготовляет заказы местной общины, которая занимается Межигорьем.

Столярная мастерская Бориса Даничева в Межигорье
Столярная мастерская Бориса Даничева в Межигорье

Получается, Вы здесь продолжили свое дело?

– Не совсем. В Крыму я работал под заказ, изготовлял отделку и мебель для кафе, например, традиционные восточные тапчаны. Выполнял индивидуальные заказы. После переезда в Киев вывез оттуда свои станки для работы.

А какое применение вашему ремеслу вы нашли в Межигорье?

– Я и мои помощники занимаемся реставрацией разного деревянного декора, архитектуры, мостов, беседок, внутри и снаружи помещений – в общем, всего того, что тут поставили для Януковича. И что удивило – в Межигорье, несмотря на весь «шик» и дороговизну, – на самом деле много чего сделано некачественно, халтурно. Такое впечатление, что все делалось на «откатах»… Ну, понятно, что тут вся система была такая. Банный комплекс Межигорья видели – мосты, причалы? Так вот, там начала облезать краска, пошли трещины – все пришло в страшный вид. Мы начали все ремонтировать, и меня удивило, зачем там все было так густо закрашено. Начали вскрывать – и я понял, что делалось все из изначально непригодного материала. С внутренними помещениями другая проблема: когда в феврале «революция» в Межигорье сюда заходила, то люди поломали двери. Мы все это отремонтировали.

Прогуливаемся по Межигорью – парк, кстати, огромный. Борис показывает нам мост, который он полностью реставрировал. Подходим к плавучему ресторанному комплексу «Галеон» из дерева – показывает часть, которую отреставрировали.

Сбоку видим еще не отремонтированные участки – действительно большая разница. Не перестаем удивляться, что в Межигорье могли что-либо делать «халтурно».

– На главном входе и по всей территории – новые симпатичные лавки. Знаю, что это Ваша работа.

– Да, это наша работа, на заказ общины. Мы изготовляем сначала детали, в каждой лавке их – 42. Потом складываем. Вот, видите, заготовки еще на 12 лавок. Заказчиком всех наших работ в Межигорье выступает местная «громада», делаем за счет поступлений от посетителей и экскурсий.

Лавки на территории Межигорья, которые изготовил Борис Даничев
Лавки на территории Межигорья, которые изготовил Борис Даничев

Лавки на территории Межигорья, которые изготовил Борис Даничев
Лавки на территории Межигорья, которые изготовил Борис Даничев

– А много сейчас в Межигорье живет переселенцев из Крыма?

– Около 7 семей, в целом несколько десятков человек. Все-таки тут в основном живут беженцы из Донецкой и Луганской областей. Тут есть и мусульмане, и русские, и украинцы. Все живем дружно.

Жители села Новые Петровцы относятся к нам нормально, конфликтов нет. В прошлом году нам они особенно помогали, вещами, кухонной утварью, за что им спасибо.

– Кстати, как, по-вашему мнению, корректнее – переселенец или беженец?

– По смыслу все-таки мы – беженцы. И в основном – по политическим причинам. Тем более, у нас мусульманская семья, а мы знаем, какое отношение к мусульманам в России, а теперь и в Крыму. Мы заранее понимали, что могут быть аресты, обыски – поэтому и решили уехать.

Что думаете насчет Крыма? Вернется он в состав Украины, как думаете?

– Мое мнение такое: если Россию не вынудить, то Крым не вернется. В России должны произойти очень большие радикальные изменения, чтобы это случилось. Для больших перемен революция там должна быть посерьезнее той, которая произошла в Украине. Или же Россию должны так прижать, чтобы она все отдала. Но это пока вряд ли.

  • Изображение 16x9

    Елена Дуб

    Журналист, старший редактор отдела соцсетей «Крым.Реалии». К «Радіо Свобода» присоединилась в 2015 году. Выпускница факультета журналистики Львовского национального университета им. И. Франко. В СМИ - с 2001 года. Работала в изданиях «Львовская газета», «Поступ», «Україна молода», "Газета по-киевски», сотрудничала с газетой «День», Институтом массовой информации, имеет опыт работы на радио и ТВ. Пишет поэзии, входит в Национальный союз писателей Украины. Со-осноательница сообщества SMM Talks for NGO & Media, которое объединяет digital-специалистов украинских НПО и медиа. Является медиа-тренером для общественных организаций и редакций, входит в международную сеть Digital Communications Network.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG