Доступность ссылки

Ястребы и голуби: к чему приведет блокада Крыма


Чонгар, 4 ноября 2015 года

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Недавнее обострение ситуации, связанной с акцией «Гражданская блокада Крыма», показало, что тлеющий публичный конфликт между российскими властями республики и Украиной переходит в более горячую фазу.

С одной стороны, невзирая на падение публичного интереса к «Гражданской блокаде Крыма», которая проводится совместными усилиями добровольческих батальонов и лидеров крымскотатарского национального движения, основной костяк ее активистов не только продолжает добиваться первоначально заданных целей, но уже ставит новые.

Например, помимо сугубо товарной блокады республики сейчас планируется наладить информационное вещание с материка, не сбрасывается со счетов и вариант с отключением электроэнергии, хотя по этому поводу у организаторов акции есть явные расхождения с официальным Киевом.

В крымском вопросе наступает эпоха «ястребов» – жестокое время, в котором условным «голубям» нет места

С другой стороны, в Крыму усилился силовой прессинг против всех, кто хоть как-то связан с Меджлисом, телеканалом ATR и другими структурами, обеспечивающими самостоятельную политическую платформу крымским татарам. Напряжение стремительно растет.

Обыски у Лили Буджуровой – прямое тому подтверждение. В крымском вопросе наступает эпоха «ястребов» – жестокое время, в котором условным «голубям» нет места.

Даже нарочито наплевательское отношение новоявленных российских властей к символам стойкости крымских татар не заставит последних, как людей адекватных и современных, прибегнуть к какому-либо типу насилия. Поэтому для большинства представителей этого народа, радеющих за безопасность собственных семей, главной стратегией поведения останется дипломатичность. Но практика ненасилия российский Крым не устроит.

Как минимум – «голуби» окажутся невольными жертвами сложившихся обстоятельств, бесконечно гонимыми и притесняемыми на своей земле. Как максимум – они станут реальными заложниками «ястребов» по эту сторону непризнанной российско-украинской границы. А с пленниками, как известно, здесь не церемонятся.

Крымские «ястребы»

Чувствуя общественный резонанс, Петр Порошенко начал включать в свои официальные речи фразы на крымскотатарском языке, подчеркивая, что его носители являются неотъемлемой частью украинской политической нации и разделяют ее стремление обрести собственную независимость.

Но поскольку в украинской власти «ястребы» появились совсем недавно, от красивых слов к делу Киев переходить не спешит. Официальные лица говорят о поддержке, сулят освобождение, но реальные действия исходят совсем не от них.

В Крыму повторяется донбасский сценарий, только в более плавном и менее кровавом исполнении

По сути, в Крыму повторяется донбасский сценарий, только в более плавном и менее кровавом исполнении. Ситуация на полуострове развивается так же, как и восточный конфликт, который был потушен благодаря колоссальной работе гражданского общества, научившего молодых людей стоять за себя ценой мобилизации и военизации целого поколения.

Крымские «ястребы» родились тогда, когда независимый Меджлис и свободные национальные СМИ были насильно выдворены за пределы республики под угрозой расправы со стороны российских властей.

«Голуби» никогда не перевоплощаются в «ястребов», если есть хоть малейшая возможность договориться. В хищников трансформируются, когда становится ясно, что война, пусть даже в форме мирного протеста, неизбежна.

В отличие от «голубей», «ястребам» отступать некуда, поэтому они борются до конца – либо пан, либо пропал

И, в отличие от «голубей», «ястребам» отступать некуда, поэтому они борются до конца – либо пан, либо пропал. Вот почему республиканские власти так болезненно реагируют на любые действия и заявления Мустафы Джемилева, Рефата Чубаров, Ленура Ислямова и прочих лидеров крымских татар.

Это психология выживания. Все как в фильме «Горец»: в итоге должен остаться кто-то один.

Президент, свет и все, что дальше

Основная проблема блокадного движения заключается не в том, что украинские власти сохраняют фактический нейтралитет в отношении гражданской инициативы: закон о СЭЗ «Крым» не меняют, нои акцию прекратить не пытаются. Такой нерешительности стоило ожидать с самого начала, ведьдаже после «революции достоинства» ни олигархическая архитектура украинского режима,ни совместные украино-российские интересы никуда не делись.

Главная проблема в том, что у организаторов акции очень мало рычагов влияния на жизнь республики. Их и было-то всего два: продуктовый поток и свет. Первый уже остановлен. Так что теперь «ястребам» приходится уповать только на электричество.

Ну вот отключит Украина свет, ну выедет из Крыма еще энное количество людей, неспособных смириться со падением уровня жизненного комфорта, а дальше что?

И вот здесь находится самая большая каверза: ну вот отключит Украина свет, ну выедет из Крыма еще энное количество людей, неспособных смириться со падением уровня жизненного комфорта, а дальше что? Только надежда на то, что из-за тотального экономического кризиса Россия отдаст Крым, сольет все свои непризнанные республики и начнет разбираться с собственными горячими точками. Больше вариантов успешного завершения блокадной акции нет.

Вспомним, что было после обыска, проведенного ФСБ у Лили Буджуровой. Рефат Чубаров тут же официально обратился к Петру Порошенко с предложением на несколько дней отключить подачу электричества в Крым, чтобы нынешним властям полуострова было неповадно подвергать репрессиям видных представителей крымскотатарского национального движения. Это обращение в очередной раз доказывает, что сегодня единственным аргументом, к которому можно прибегнуть для защиты украинских граждан в Крыму, является именно свет.

Заявление Рефата Чубарова обязательно растиражируют на полуострове (если не в СМИ, то по «сарафанному радио») для разжигания ненависти к «неправильным татарам». И общество лишний раз зарядится негативом, который трансформируется в очередные репрессии, на которые Меджлису снова придется адекватно отвечать.

Общепринятая местная интерпретация акции, как всегда, интеллектуально выхолощена: это «западные агенты» стремятся любой ценой испортить жизнь Крыму

Подавляющее большинство крымчан ведь не знает, что блокада призвана помочь узникам совести. Общепринятая местная интерпретация акции, как всегда, интеллектуально выхолощена: это «западные агенты» стремятся любой ценой испортить жизнь Крыму. Никто не хочет разбираться в причинах и следствиях происходящих событий, а потому ситуацию под свой контроль берут «ястребы», предлагающие самые простые пути решения проблем – силовые.

Конечно, крымские татары оказались в этом положении вынужденно. Тот же Ленур Ислямов на заре «русской весны» в Крыму пытался пойти на договоренности с местными властями и даже включиться в новое российское тело республиканской власти, занимая более дипломатичную позицию «голубя».

Однако и крымские, и московские русские «ястребы» оказались настолько неспособными к переговорам, что «голубям» из противоположного лагеря не оставалось ничего другого, кроме как сменить оперение.

Организаторам акции некуда уходить с крымской границы. Их земля находится южнее

Любое политическое давление создает политическое сопротивление.

Очевидно, что организаторам акции некуда уходить с крымской границы. Их земля находится южнее. Поэтому можно предположить, что вскоре на юге Херсонской области или возле самого кордона возникнет некий прообраз крымскотатарской национальной республики, управляемой Меджлисом. Позже эти управленческие структуры, конечно, должны будут перенести на территорию полуострова.

Старая идея с созданием приграничного крымскотатарского района (например, в Геническе) или определенного округа АРК в Херсонской области является одной из возможных перспектив блокадного движения.

Хотелось бы верить, что оно не зайдет в тупик и окажется в состоянии выдержать и внутренний игнор Банковой, и внешнее давление крымских сепаратистов.

Лев Абалкин, крымский политолог

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG