Доступность ссылки

Сергей Терехин: Получается, что в «экспорте» товаров в Крым заинтересованы Яценюк и команда


Сергей Терехин

Вот уже больше года как территория Крыма была признана свободной экономической зоной (СЭЗ). 14 августа 2014 года Верховная Рада Украины приняла закон, который определяет особенности экономической деятельности на полуострове. За это решение проголосовали 238 народных депутатов из 284, зарегистрированных в сессионном зале. Фракция «УДАР» и группа «За мир и стабильность» документ не поддержали. Фактически закон о СЭЗ дополнял принятый ранее норматив «Об оккупированных территориях». Положения о свободной экономической зоне должны были помочь украинским предприятиям наладить работу в Крыму в течение ближайших 10 лет. В результате, на полуострове начал действовать особый режим налогового и таможенного законодательства Украины. Так, на территории СЭЗ не взимаются общегосударственные налоги и сборы, а также сборы пенсионного страхования. Об ожиданиях и реалиях крымской СЭЗ – народный депутат Украины, автор этого закона Сергей Терехин, а также Виктория Савчук, юрист общественной инициативы «Крым SOS».

Радио Крым.Реалии/ Свободная экономическая зона Крым. Быть или не быть?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:21:47 0:00


– Насколько я понимаю, закон нужно было принимать очень быстро, поскольку страна не может существовать, когда некая часть ее территории находится вне законодательного поля. Я не верю в идеальные законы, но ваш закон сейчас очень сильно критикуют и даже есть идея о его отмене. Как вы к этому относитесь?

Сергей Терехин: Расскажу немного о принятии этого закона. 20 февраля началась активная фаза оккупации Крыма. 27 марта Генассамблея приняла первую резолюцию по Крыму, а вот в украинском парламенте никто этим вопросом особо не заморачивался, и тогда я сам написал этот проект. Главная идея была в том, чтобы распространить нормы украинского законодательства на временно оккупированную территорию. Для этого была придумана такая конструкция: мы сделали такую фейковую экономическую зону. Но во втором разделе этого закона, мы сказали, что эта зона, пока она оккупирована Россией, действует с некоторыми особенностями: там было снято всяческое налогообложение украинских резидентов, граждан Украины и введены нормы, которые говорили о эвакуации бизнеса и граждан с оккупированной территории.

– То есть основной задачей этого закона было дать возможность крымскому бизнесу эвакуироваться на материк?

Сергей Терехин: Это главная задача, если честно. Есть честные граждане, честные украинские компании, которые хотели бы платить налог в украинский бюджет, но это стало не реально. Поэтому мы и применили такую норму, чтобы освободить их и дать привилегии при переносе бизнеса и при переезде на материковую часть Украины.

– Но, извините, с этим как раз и было больше всего вопросов, в частности у «Крым SOS»: крымчане, которые сюда переезжали, сталкивались с огромным количеством проблем. У них не работали ни банковские карточки, ни счета. Виктория, ваше мнение, насколько сработал этот закон для обычных граждан, не для бизнеса?

​Виктория Савчук
​Виктория Савчук

Виктория Савчук: Практически никак он для них не сработал. Потому что есть норма, которая определяет лиц, имеющих налоговый адрес в Крыму, нерезидентами. И после этого было принято постановление Национального банка, в ноябре 2014 года, которое обеспечивало выполнение норм этого закона про СЭЗ. В результате люди, переехавшие на материковую часть, вынуждены были доказывать, подтверждать свое резидентство. Часто люди путали понятия резидентство с понятием гражданство. И часто даже справка переселенца не являлась подтверждением статуса гражданина Украины. Было очень много проблем, начиная с банковского обслуживания и заканчивая оформлением на работу.

– Некоторые из этих проблем, кстати, остались. Насколько я знаю, привезти больше 11 тысяч гривен из Крыма на материковую Украину физически невозможно, это нужно как-то доказывать и так далее. Куда должен двигаться законодательный процесс в этой области?

Сергей Терехин: Это проблема не закона. Есть в этом законе пункт 12.5, который гласит, что граждане, оставшиеся жить в Крыму, для Украины являются нерезидентами. Но этот же пункт говорит о том, что если они переехали, то они уже становятся резидентами. То есть это проблема Национального банка и непонимания этого пункта Кабинетом Министров. Между прочим, закон этот в принципе неплох, и отменять его невозможно, потому что, если мы его отменим, мы де-факто признаем аннексию Крыма. Но есть несколько пунктов, которые необходимо править. Также могу сказать относительно тех пунктов, которые привели, как мне кажется, к правильной блокаде: они появились внезапно, они анонимны, эти пункты, то есть это был подлог этого закона. И 14 августа, через два дня после того, как приняли формально этот закон, они были «протянуты» господином Турчиновым. Так вот, один из этих пунктов, появившихся из ниоткуда, говорит о том, что поставка товаров, ввозимых в Крым с территории Украины, приравнивается к экспорту. В моем законе этого вообще не было, потому что он вообще не предполагал никакой торговли. Возможно было вывезти из Крыма, но только в случае эвакуации бизнеса или граждан, понимаете? Вот меня часто спрашивают, что надо сделать, чтобы разрулить теперь эту ситуацию? Извините, пожалуйста, но надо погнать это правительство...

– Даже так?

Сергей Терехин: А знаете почему? Вот берем и читаем очень внимательно. В этом законе существует пункт 5 статьи 12, где написано, что Кабинет Министров имеет право ограничивать поставки товаров всеми таможенными режимами в/с территории Украины на временно оккупированную территорию Крыма. То есть правительство имеет право, но им не воспользовалось, хотя и крымские татары, и общественные организации и просто элементарная логика говорит о том, что необходимо было этот «экспорт» давным-давно закрывать. То есть это говорит о том, что есть какие-то непубличные интересы у господина Яценюка и команды, чтобы эта вся ситуация оставалась и дальше.

– У нас сейчас на телефонной связи Алексей Гончаренко, автор проекта, который предлагает отменить закон о СЭЗ. Алексей, скажите, зачем отменять закон о свободной экономической зоне, если в нем на самом деле есть ряд положительных факторов и отменять его нельзя, потому что тогда мы признаем аннексию Крыма. Ваше мнение?

Алексей Гончаренко
Алексей Гончаренко

Алексей Гончаренко: Во-первых, у каждого закона есть свой момент времени, когда он актуален. На момент его принятия он решал некоторые вопросы, которые необходимо было решить тогда. Но я хочу полностью не согласиться, что отмена этого закона повлечет за собой якобы признание аннексии. Это вообще совершенно не связанные вещи. Во-вторых, за год действия этого закона он превратился в помощника, поддерживающего экономику России. Фактически мы помогаем России нести этот чемодан без ручки. И это неправильно, это не отвечает национальным интересам Украины. Поэтому я в свое время создал и возглавил межфракционное объединение «Крым» в парламенте, куда входят и Мустафа Джемилев, и Рефат Чубаров, и Юлий Мамчур, и другие народные депутаты из разных фракций. И мы этот вопрос обсуждали еще в начале этого года, обращали внимание правительства, что закон нужно менять. Однако этого не произошло. В мае мы провели комитетские слушания по поводу Крыма и одной из рекомендаций была как раз переработка закона о СЭЗ, отмена его и принятие в другой редакции.

– Сергей Терехин критикует правительство, что оно не выполняет пункт из уже принятого закона о том, что правительство имеет право ограничивать любую экономическую деятельность, любые поставки на полуостров. Вы говорите, по сути, об одном и том же. Только ли политические разногласия между блоком Петра Порошенко и Юлией Тимошенко мешают принять какое-то совместное решение, или же есть действительно какие-то несогласующиеся позиции?

Алексей Гончаренко: Мы общаемся среди народных депутатов разных фракций, и у нас несогласующихся позиций нет, все поддерживают этот вопрос. Но мне кажется, что экономический интерес, который можно видеть вокруг ситуации с Крымом, приводит к тому, что изменения в этот закон не внесены, и поэтому я внес проект закона об отмене. Моя цель не столько отменить его, сколько заставить наше правительство, чтобы оно подало изменения к этому закону и привело его в тот вид, который соответствует национальным интересам Украины.

– Будет ли согласованная позиция по этому закону?

Сергей Терехин: Еще раз напоминаю, что правительство может запретить любой экспорт на территорию Крыма и сейчас. Без любых изменений в этот закон. Если правительство этого не хочет сделать, это другой вопрос, и мне кажется, что он уже не столько экономический, сколько политический. Надо разбираться опять же с этим правительством. Напомню, что Мустафа Джемилев так же, как и я, голосовал за этот закон, потому что мы и не подозревали, что там появился этот пункт об «экспорте» так называемом. Так давайте его уберем этот пункт – и все. И больше ничего не надо.

– Как вам как экономисту с огромным опытом кажется, гражданская блокада работает? И кому на пользу?

Сергей Терехин: Работает. И работает не в пользу этой банде Аксенова и компании. Вы понимаете, для этих активистов это достаточно рисковая затея. Любое блокирование автомобильных магистралей – это уголовно наказуемое дело. Поэтому нам действительно или нужно принимать изменения в этот закон, просто запретив экспорт, или заставить правительство это сделать.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG