Доступность ссылки

«Дело Хизб ут-Тахрир»: театр миниатюр от севастопольского ФСБ


В Ленинском районном суде города Севастополя 10 ноября прошло судебное заседание над четырьмя крымскими татарами, которые, по версии следствия, в той или иной степени причастны к организации и функционированию на территории региона панисламистской политической партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», признанной на территории Российской Федерации террористической на основании решения Верховного суда.

Политическое судебное слушание для севастопольского правосудия (в отличие от крымского) нынче является достаточно редким явлением, учитывая преимущественную монотонность местного социально-политического континуума. Городские средства массовой информации, то ли вследствие незнания, то ли вследствие нежелания, решили «тактично» проигнорировать судебный процесс. В результате ни один из рупоров севастопольского информационного фронта не предоставил общественности ни анонсов, ни итогов судебного заседания. Более того, на официальном сайте Ленинского районного суда информация о проведении вышеназванного заседания попросту отсутствовала. Складывалось отчетливое впечатление, что местные правоохранители совместно с «творцами правосудия» приложили максимум усилий, дабы вынести этот процесс за скобки местной юрисдикции.

Пред «слепым взором» севастопольской Фемиды предстали четыре крымских татарина: Руслан Зейтуллаев, Ферат Сейфуллаев, Рустем Ваитов и Нури Примов

Итак, пред «слепым взором» севастопольской Фемиды предстали четыре крымских татарина: Руслан Зейтуллаев, Ферат Сейфуллаев, Рустем Ваитов и Нури Примов. Обвинение, в лице следователя ФСБ, ходатайствовало перед судом о необходимости продления всем четверым меры пресечения в виде заключения под стражу на два месяца.

Удельный вес самого судебного процесса изначально был сведен к минимуму: похоже, никто не сомневался в том, что судья удовлетворит данное (как и все прочие) ходатайства ФСБ и все четверо подозреваемых уедут из здания суда в салоне автозака.

«Еду на очередное продление ареста Руслану Зейтуллаеву (последнее продление, если верить следователю) – 10.11.2015, в 11:30 – Ленинский районный суд г. Севастополя», – лаконично написал адвокат подозреваемого, крымский юрист, правозащитник Эмиль Курбединов.

Исходя из всей немногочисленной информационной подоплеки, окутавшей судебное заседание, предполагалось, что процедура будет максимально тихой и формальной, а судейская киянка быстро и в такт «отстучит» четыре решения в пользу обвинения, разумеется.

Гласность – не помеха

Все началось по плану: заседание стартовало в 10:00. Обвиняемых приехали поддержать их друзья и родственники. После этого, по свидетельству очевидцев, возле здания суда начался самый настоящий цирковой аттракцион.

На пешеходной площадке возле Ленинского районного суда столпилось несколько десятков представителей полиции и около десятка сотрудников УФСБ по городу Севастополю, которые всеми силами пытались вычеркнуть из российского Уголовно-процессуального кодекса 241-ю статью, «отягощающую» отечественное правосудие принципом гласности и открытости.

Всем, кто находился в коридоре перед началом судебного заседания, сотрудники УФСБ пытались вручить повестки

По свидетельству одного из активистов Наримана Мемедеминова, который пытался своим присутствием поддержать обвиняемых, всем, кто находился в коридоре перед началом судебного заседания, сотрудники УФСБ пытались вручить повестки.

«Снимали всех присутствующих на камеру, говорили, что журналисты. Наглая ложь. Так как потом «журналист» показал удостоверение полицейского. На заседания не пускали даже матерей и жен подозреваемых. А после первого заседания суд начал в прямом смысле слова прятаться: бегать по этажам и залам, не сообщая, где пройдет следующее слушание», – рассказал Мемедеминов в комментарии Крым.Реалии.

Адвокат обвиняемых, правозащитник Эмиль Курбединов подтвердил слова активистов. Более того, его самого пытались не допустить к процессу. По словам Курбединова, на сегодняшний день все следствие и проходящие в рамках оного судебные заседания осуществляются с дичайшими нарушениями норм российского законодательства: на подозреваемых и их адвоката оказывается перманентное давление, сторону защиты лишают возможности полноценного ознакомления с материалами дела, а о соблюдении основополагающих принципов правосудия не приходится и говорить.

Нередким явлением бывает негласные визиты в камеру к ребятам следователей из ФСБ, которые пытаются давить на них с помощью бесед о семье, будущем и так далее
Эмиль Курбединов

«В первую очередь, нужно сказать, что меня необоснованно отстранили от защиты трех подозреваемых. Отныне я официально являюсь адвокатом лишь Руслана Зейтуллаева. Более того, мне не дали даже постановление об отстранении, которое я по закону имею право обжаловать. Также нередким явлением бывает негласные визиты в камеру к ребятам следователей из ФСБ, которые пытаются давить на них с помощью бесед о семье, будущем и так далее. Под этой эгидой из людей пытаются «выдавить» признание вины», – заявил Курбединов.

Данное судебное заседание, по мнению адвоката, не стало исключением из общего следственного цикла, поскольку даже сам судебный процесс прошел с нарушениями законодательных положений.

«После того, как людям удалось пройти в зал заседаний, судья зачем-то собрал у всех паспорта и начал зачитывать фамилии, – рассказывает Курбединов. – После каждой фамилии председательствующего в процессе прерывал следователь ФСБ и говорил, что они являются свидетелями и не могут присутствовать на заседании. После данного действа я обратил внимание суда на то, что на повестках, представленных суду обвинением, нет подписей о получении, но суд игнорирует мое замечание. Далее я заявляю отвод судье, он, естественно, отклоняет мое требование, после чего я заявляю отвод обвинителю – аналогичный вывод. И все проходило в подобном русле».

Имитация активной работы

Своими впечатлениями относительно событий, произошедших в преддверие вчерашнего судебного заседания с корреспондентом Крым.Реалии поделился также первый заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Нариман Джелял.

В отношении поведения местных правоохранителей Джелял употребил лаконичный и в то же время животворящий эпитет «дикость».

Нариман Джелял
Нариман Джелял

«Это действительно дикость какая-то. Я лично присутствовал на большом количестве политических судебных процессов, но такого я не видел никогда. В холле мне сразу попытались «на коленках» выписать и вручить повестку на допрос по этому делу, но я, естественно, отказался ставить автограф. Я сказал: «Вы ведь не почта России, правильно? Вот идите на почту, отправляйте по адресу, тогда и будем о чем-то говорить». Этот следователь, судя по всему, импровизировал не самостоятельно. Ему постоянно поступали какие-то звонки, наверное, от непосредственного командования. После каждого звонка он начинал бегать и пытаться «всучить» всем свои повестки», – заявил Джелял.

Зампред Меджлиса точно не смог ответить, почему следствие создавало некий искусственный ажиотаж вокруг этого дела, но высказал свои предположения: «Я думал об этом. Казалось бы заурядное политическое дело. Заурядный процесс. Знаете, сложилось такое впечатление, что кто-то очень хотел кому-то продемонстрировать, как активно и организованно он работает. Хотел создать видимость активной деятельности. Я могу ошибаться, но так действительно показалось», – резюмировал Джелял.

…работать по-другому не умеют

Аналогичные тщетные попытки попасть в здание Ленинского районного суда Севастополя предпринимал также заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеров, который тоже остался в недоумении относительно столь «эпатажного» поведения сотрудников местного управления ФСБ.

Ильми Умеров
Ильми Умеров

«Когда мы стояли возле здания суда, – говорит Умеров, – к нам подошел один сотрудник (сотрудник ФСБ – КР) и попросил одного из нас отойти с ним в сторонку на разговор. Я как самый смелый (смеется – КР) отошел. Я ему сказал, что имею право, согласно законодательству, присутствовать на процессе. Тем более, что никаких политических воззрений в отношении данного суда я не имею. Мы с Нариманом (Джелялом – КР) пришли просто послушать. В ответ он мне сказал, что да, я все правильно говорю, что я имею все права, но сейчас я их лишаюсь, поскольку буду проходить по данному делу в качестве свидетеля. Я его спросил: «Вы меня знаете?». Он – мне: «Нет». Я – ему: «И я Вас – нет. О каком свидетеле можно говорить?» Конечно, я ничего не подписал. Попросил, чтобы отправили почтой, но я не думаю, что они мне что-либо пришлют. Им нужно было воспретить мне заходить в зал заседания».

По мнению Умерова, главной причиной такого поведения сотрудников полиции и ФСБ было и остается внушение страха людям, которые не боятся тем или иным образом выражать свою гражданскую позицию.

«Пришло достаточно много людей: они устроили это показательное выступление. Наверное, они считают, что впредь многие трижды подумают, прежде чем посещать подобные процессы. Страх, внушение страха, думаю, это главная причина. А еще, возможно, они просто не умеют работать по-другому», – заявил Умеров в комментарии Крым.Реалии.

Путем долгой и упорной борьбы за восстановление прав подозреваемых можно достичь успеха
Эмиль Курбединов

Впрочем, несмотря на очевидную ангажированность суда и следствия, адвокат и правозащитник Эмиль Курбединов уверен, что путем долгой и упорной борьбы за восстановление прав подозреваемых можно достичь успеха.

«Данные дела будет рассматривать военный суд. Таких на сегодняшний момент в России два: Московский и Северо-Кавказский. Думаю, слушания будут проходить в последнем суде, который базируется в Ростове-на-Дону. Учитывая векторы следственных действий и обилие нарушений, я сомневаюсь, что мы можем рассчитывать на справедливый и непредвзятый суд, а уж тем более на то, что решение будет вынесено в нашу пользу. Моя основная задача сейчас состоит в том, чтобы показать и придать огласке все эти нарушения. Чтобы любой человек впоследствии мог поднять материалы этого дела и самолично убедиться в противозаконном характере действий, которые были совершены. Помимо этого, мы уже сейчас готовимся к слушанию в Европейском суде по правам человека», – добавил Курбединов.

Адвокат резюмировал, что рассмотрение дела в Европейском суде займет от трех до четырех лет, однако это, по его мнению, единственная инстанция, куда могут обратиться подозреваемые.

«В принципе, по России отсутствует практика неисполнения решений Европейского суда. Напротив, все решения исполняются, так что будем готовиться», – подытожил Курбединов.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG