Доступность ссылки

Зачем в Крыму унижают учителей-русистов?


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Симферополь – В газете «госсовета» «Крымские известия» за 11 ноября 2015 года натолкнулся на такой заголовок «Им запрещали преподавать Толстого и Достоевского, а они, стиснув зубы, делали это». Во-первых, о каком-либо запрете преподавать Достоевского, а тем более, Толстого (надо думать – Льва? – авт.), раньше слышать не приходилось, во-вторых, это даже представить себе невозможно: им запрещали, а они шли и преподавали. И как – вне программы? Вне учебного плана? Им говорили: иди и преподавай Шевченко, – а они шли и преподавали Толстого? Да еще как преподавали – стиснув зубы? Вы можете себе представить такое?

Действительно, перелопатив массу справочников, я так и не нашел сведений о запрете на преподавание сочинений Льва Толстого (кстати, как и Алексея) либо Федора Достоевского. Не было такого в Украине никогда, в отличие от Российской империи и Советского Союза, где преподавание украинских классиков, как и изучение украинского языка, запрещалось официально и неофициально много раз.

С другой стороны, оказалось, что во многих случаях учителя именно русского языка и литературы были официально поставлены в привилегированные условия – им отводилось больше учебного времени, им выплачивалась повышенная зарплата, вся обстановка в школе и вокруг нее настраивалась на повышение их престижа. Это влияло на выбор жизненного пути, многие выпускники школ при этих условиях шли на факультеты русского языка и литературы из-за более выгодных условий работы в будущем. Это же выделяло русский язык и литературу среди других, и, с одной стороны, пропагандисты рассказывали о равноправии народов, языков и культур, с другой откровенно одни объявлялись равноправнее других.

На украинском языке в украинском Крыму учились всего 0,54% учеников

В том числе в Крыму в период с 1991 по 2014 годы русский язык и литература в украинских по статусу школах были практически главными дисциплинами, поскольку Украина считалась с наличием русского населения в Крыму. Об этом красноречиво говорят цифры. Даже на начало 2014 года в Крыму всего 8 школ имели статус украиноязычных, а все остальные из почти 600 были русскоязычными, где все предметы читались на русском языке, а русский язык и литература считались главными предметами. На украинском языке в украинском Крыму учились всего 0,54% учеников. Есть ли более очевидное доказательство уважения русского населения Крыма со стороны украинского государства и украинского народа? И есть ли более яркий пример лживости российских политиков, которые вместо благодарности сейчас обвиняют толерантное украинское государство фактически в фашизме?

Что же об этом пишет газета «госсовета»? Оказывается, после 13-го конгресса Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы, прошедшего в испанской Гранаде, в Ялте созвали съезд всех русистов Крыма. Почетным гостем съезда была президент МАПРЯЛ Людмила Вербицкая.

По словам газеты, «долгие годы именно преподаватели русского языка и литературы держали в Крыму «рубеж обороны», сохраняя у подрастающего поколения любовь к родной культуре, языку, наследию вопреки тотальной украинизации и навязыванию чуждого мировоззрения». Более того, по утверждению газеты, «преданные своему делу учителя считались в украинских реалиях педагогами «второго сорта»?

Ни разу Украина не оставила школы Крыма без учебников русского языка или литературы, что не редко случалось с учебниками для детей украинцев или крымских татар

У вас есть хоть один факт дискриминации учителя из-за того, что он преподавал русскую, а не украинскую литературу? О таком слышать не приходилось. Учителя русского языка оставались такими же уважаемыми педагогами, как и остальные учителя, имели свои методические секции, проходили переподготовку, участвовали в аналогичных мероприятиях в самой России, более того, регулярно проводили свои конференции и съезды русистов, чего не было у преподавателей многих других дисциплин. В отношении методик, обеспечения и престижа учителя русского языка и литературы продолжали оставаться одними из наиболее обеспеченных и уважаемых. Ни разу, например, Украина не оставила школы Крыма без учебников русского языка или литературы, что не редко случалось с учебниками для детей украинцев или крымских татар.

А про «тотальную украинизацию» говорит приведенное выше соотношение украиноязычных и русскоязычных школ, различающееся примерно в… 200 раз! Оно свидетельствует, скорее всего, о тотальной русификации со всеми вытекающими отсюда последствиями. Интересно другое: вы слышали, чтобы в крымских школах навязывали какое-то «чуждое мировоззрение»? Какое? Можно предположить, что имеется в виду украинский национализм? Вы слышали, чтобы в какой-нибудь школе преподавали (или навязывали?) украинский национализм? Или крымкотатарский национализм? И наоборот – преподавание русского языка и русской литературы теперь требуют превратить в фактическое насаждение русского шовинизма.

С другой стороны, преподавание в бывших крымских школах не только русского, но других языков и литератур, было продиктовано заботой о кругозоре и образованности молодых крымчан. Разве было плохо, когда ученики осваивали не только русский язык и литературу, но и языки и литературу других народов, с которыми живут бок о бок? Или разве красиво выглядят выпускники только русских школ на фоне выпускников школ многонациональных, когда те демонстрируют знание нескольких языков, знакомство с несколькими литературами и культурами, историей нескольких других народов, а выпускники русских школ, кроме своего русского языка, да и то, как показывает опыт, усвоенного поверхностно и неумело, больше ничего не знают? Остается загадкой – почему Россия так не уважает своих маленьких граждан, что не хочет дать им больше знаний?

Именно русисты и историки ежедневно формируют уникальную российскую идентичность
Александр Рудяков

И тот факт, что и в 2014-м и в 2015-м году крымские школьники, учившиеся еще в украинских школах, выходят победителями многих олимпиад и конкурсов в России, говорит о том, что крымские школы тогда учили детей более умело и более эффективно, профессиональнее, с педагогической и методической точек зрения, чем многие школы в России. И тот факт, что Минобраз России сегодня позволяет крымским выпускникам, основное образование которых заложено еще при Украине, поступать в российские вузы без всяких экзаменов, говорит о том, что у него нет сомнения в уровне их подготовки, и, наоборот, введение экзаменов с будущего года говорит о том, что в отношении будущих выпускников крымских школ такие сомнения появились.

А основания для этого есть, и вот какие. Какая истинная цель упомянутого первого съезда русистов в Ялте? Директор института последипломного образования Александр Рудяков, который после аннексии Крыма стал этаким комиссаром от политики в среде учителей, и не скрывает того, что цель собрания не методика, не язык и не литература.

«Именно русисты и историки ежедневно формируют уникальную российскую идентичность, – поясняет он. – И в Ялте мы собирали не учителей, преподающих школьникам правописание, но людей, формирующих наши цивилизационные основы. Поэтому перед участниками выступали ведущие политологи и они же проводили дискуссии». То есть Рудяков и нынешняя крымская власть хотят в образе русистов видеть не учителей, а политработников, насаждающих всем крымчанам, в том числе и мусульманам, только «уникальную российскую идентичность»? Это ли дело для уважающего себя учителя? Государство Россия сегодня фактически говорит учителям-русистам: не важно, как ученики усвоят правописание и литературу, важно, чтобы они имели российскую идентичность». Это ли задача школы и образования, да и зачем всех детей делать русскими?

Российское государство отказало учителю в праве быть моральным лидером, оно сделало его надсмотрщиком, контролером, надзирателем за учеником и его родителями

Насколько известно, украинский Минобраз, все управления образования на местах, в том числе и в Крыму, наставляли учителя всегда быть Учителем, совершенствовали методику преподавания науки, воспитывали любовь к ребенку и обязанность уважать в нем личность, но никогда не требовали от учителя быть политиками, а тем более пропагандистами. Это было бы открытым пренебрежением к миссии учителя со стороны государства. И Украина никогда до этого не опускалась. Россия же за высокими словами про учителя протаскивает задание для него формировать личность консервативную, пассивную, во всем согласную с властью, во всем конформистскую. Это попрание основы основ российской педагогики, теории Ушинского, это отказ от педагогики сотрудничества, разработанной лучшими российскими педагогами советского времени. Российское государство отказало учителю в праве быть моральным лидером, оно сделало его надсмотрщиком, контролером, надзирателем за учеником и его родителями, чтобы они, не дай Бог, не допустили какой-нибудь крамолы. Это путь к фашизму в педагогике. Понимают ли это учителя?

«Долгие годы наши дети в классе получали одну информацию, а в семье – противоположную, далекую от насаждаемых Украинским государством стереотипов, что не лучшим образом влияло на души и умы подрастающего поколения. Сегодня этот разрыв нужно преодолевать, непростая задача возлагается, в первую очередь, на педагогов-русистов», – говорит Рудяков. Так ли это? Конечно, нет. Украинское государство никогда не насаждало в школе каких-либо враждебных семье стереотипов, расходившихся с интересами семьи и сознательных украинских граждан. Этими словами о мнимом унижении русистов в Украине Рудяков пытается оправдать, обелить то, что с Крымом сделала Россия, превращая демократическую ранее украинскую школу в школу авторитарную и во многом диктаторскую. Такую «реформу школы» и такую «педагогику» крымской образовательной общественности еще предстоит осознать и отвергнуть.

Как ни странно, но то, что Рудяков в своих утверждениях глубоко и злонамеренно «ошибается», на съезде показал другой «комиссар» от нынешней крымской власти Григорий Иоффе. На съезде он заявил прямо противоположное тому, в чем Россию убеждал Рудяков: «В России считают, что за 23 года русский язык у нас был полностью уничтожен и заменен украинским. В Крыму же знают и помнят, как мы все эти годы боролись за право говорить, учиться на русском языке и использовать его во всех сферах жизни».

98% школ были русскоязычными, 99% СМИ были русскоязычными, рабочим языком органов власти на 100% был русский, потому что депутаты в государственном украинском языке были ни в зуб ногой

Да, знают. 98% школ были русскоязычными, 99% СМИ были русскоязычными, рабочим языком органов власти на 100% был русский, потому что депутаты в государственном украинском языке были ни в зуб ногой, хотя он имеет этот статус в Крыму с 1954 года (только подумать – 60 лет «тотальной украинизации»! – авт.), но они, окончив крымские школы, так и не смогли его выучить, зато русским – так его запрещали и преследовали! – пользовались всегда и везде. Хороша же «тотальная украинизация»!

Больше всего вредит педагогике и воспитанию ложь. Крымские ученики, крымские педагоги, работавшие при Украине, знают, что Рудяков, Иоффе и другие нынешние «наставники» и «тренеры» учителей, превращающие их в комиссаров, вынуждены их обманывать, чтобы оправдать свои незавидные роли предателей своей страны во время аннексии Крыма. А что хорошего могут воспитать в человеке предатели? Судьба их незавидна. И не им учить крымчан правде и добру.

Дмитрий Колос, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG