Доступность ссылки

Гершом Киприсчи-Киприос: Караимы могут выжить, лишь влившись снова в крымскотатарские реалии


Гершом Киприсчи-Киприос и Мустафа Джемилев на Всемирном конгрессе крымских татар в Анкаре

Вопросы коренных народов Крыма за последние два десятилетия неоднократно становились в авангарде политической повестки Украины, России, а также государств ближнего и дальнего зарубежья. Существует ряд общественно-политических идеологем, повествующих о крымской государственности на основе реализации коренными народами полуострова права на самоопределение. При этом условный «крымскотатарский вопрос» нынче играет достаточно весомую роль в международной политике, в то время как «голос» караимов на сегодняшний день остается за пределами внимания мировой общественности. О караимах и караимстве, об их культурной, религиозной и этнической идентификации корреспондент Крым.Реалии пообщался с караимским теологом, издателем и общественным деятелем, генеральным директором Лейденского Института Рационального Монотеизм (Нидерланды), президентом Института Наследия Авраама Фирковича (Кипр) Гершомом Киприсчи-Киприосом.

– На сегодняшний день караимы признаны автохтонным народом Крыма. Насколько корректно, по Вашему мнению, употребление эпитета «автохтон» в отношении народа, проживающего на различных территориях и имеющего различные представления о своей исторической, этнической и религиозной идентификации?

– Людей, считающих и называющих себя караимами, насчитывается сегодня во всем мире около 40 тысяч человек. 90% из них – это караимы Израиля и США – потомки арабоязычных караимских общин Каира (Египет) и Хита (Ирак), переселившихся в Израиль в середине XX века.

Около двух тысяч человек – это караимы, некогда говорившие на различных тюркских диалектах, проживающие на территории Восточной Европы. Полсотни караимов – остаток некогда крупной и процветающей общины, проживающей в Стамбуле. Потомки караимов живут также в Казахстане и Средней Азии, на Кубани и на Кавказе. Несколько сотен караимов живут в Западной Европе, куда они попали в основном во время двух волн эмиграции из Крыма: в 1917-1919 и 1944-1945 годах. Даже среди арабоязычных и ивритоязычных караимов Израиля и США до сих пор сохранились фамилии, указывающие на их крымское происхождение. Из Крыма также происходят все караимы Литвы, Польши и Западной Украины.

Караимы по всему миру считали себя (и считались другими) особой религиозной конфессией, близкой кумранской общине (общине, в среде которых возникли Рукописи Мертвого Моря), ранним христианам-эбионитам и мусульманам-рационалистам – мутазилитам. Иудаисты-раввинисты всегда считали караимов еретиками, признававшими лишь Тору Моисея, но не Устную тору – учение талмудических раввинов, хотя те же раввины признавали выдающуюся роль караимов в изучении библейского языка, с точки зрения сравнительной семитологии, изучении и сохранении библейских текстов и рукописей. Многие католики, протестанты и православные противопоставляли караимов в качестве verus Israel – истинного доиисусова Израиля «Израилю ложному» – иудаистам-талмудистам; мусульмане признавали караимов наиболее близкой к Исламу общиной сынов Мусы (Моисея) и хранителями рационалистического мутазилитского наследия мусульманства.

Существуют различные и нередко прямо противоположные теории о том, как караимы попали в Крым.

Караимский богослов, ученый, собиратель караимских рукописей Авраам Фиркович, живший в XIX веке показывал российским и мировым ученым на родовом кладбище в Балта-Тиймез около Чуфут-Кале самые древние караимские захоронения, датировав их 6-м годом нашей эры. Он доказывал всему миру то, что караимы – это потомки когенов и левитов – ветхозаветных священников – переселенцев из библейской Самарии – десяти колен Израилевых, бравших себе в жены тюркских женщин. Позже ряд ученых выдвинул теорию о том, что караимы попали в Крым во время Хазарского каганата, есть и модная сегодня теория проникновения караимов в Крым из Золотой Орды.

Как бы там ни было, караимы живут в Крыму многие столетия и, наряду с крымскими татарами, крымчаками и урумами, безусловно, являются автохтонным населением Крыма, которое до 1917 года представляло собой неотъемлемую часть единой «макронации» къырымлы – так называемых «крымцев».

– Скажите, пожалуйста, чувствуют ли караимы, долгие годы проживающие в Западной Европе, свою историческую и/или этническую связь с Крымским полуостровом?

– Несомненно. Все караимы, проживающие в Западной Европе в первом, втором и даже третьем поколении, не владеющие сегодня уже ни русским, ни караимским языками, до сих пор ощущают и историческую, и духовную, и этническую связь с Крымом, многие из них побывали в Крыму или собираются побывать там в будущем.

Самые известные караимы прошлого проживали именно в Крыму

Кстати, это касается не только западноевропейских караимов, но и караимов США, Канады, Израиля, Турции и других стран. Крым всегда воспринимался караимами всего мира как важнейший, наряду, со Святой Землей, духовный и исторический центр –прародина караимов и караимизма. Самые известные караимы прошлого проживали именно в Крыму, здесь были десятки кенасс, здесь рождались, жили и обрели вечный покой десятки поколений караимов.

– Насколько тесный контакт Вы как представитель западноевропейской караимской диаспоры поддерживаете с крымской караимской общиной?

– Я отдыхал в Крыму с родителями в детстве и отрочестве и после большого перерыва в четверть века побывал здесь за последние годы несколько раз. Будучи убежденным сторонником идеи караимства как религиозной или хотя бы этнорелигиозной общности в рамках «макронации» крымцев-къырымлы, разделенной только в конфессиональном плане (мусульмане-татары, караимисты-караимы, иудаисты-крымчаки, христиане-урумы), у меня мало точек соприкосновения с крымскими караимами, которые в большинстве своем являются секуляристами, постулирующими тезис о караимах как об этносе. Для меня естественно общение, прежде всего, с единоверцами – верующими караимами Евпаторийской и Феодосийской общин.

– В 2014 году на территории Крыма произошли глобальные геополитические изменения. Среди трех коренных народов Крыма лишь крымские татары публично выразили свою позицию по данному вопросу. В то же время голос караимской общины не был слышен ни тогда, ни сейчас. Как Вы считаете, с чем это связано и почему так произошло?

– Вы знаете, на Ближнем Востоке, к примеру, есть одна арабоязычная этноконфессиональная общность – друзы. Друзы Сирии поддерживают режим Асада и его алавитов, друзы Израиля – сионистскую идеологию, воюя в боевых частях ЦаХаЛа, друзы Иордании – хашимитскую королевскую династию. Караимы в этом смысле похожи. Они поддерживают всегда ту власть, при которой живут. В то же время не стоит их обвинять в отсутствии четко выраженной гражданской позиции: слишком малочисленная группа главным образом заботится о своем выживании, я так полагаю.

– Сегодня так называемый «крымскотатарский вопрос» – вопрос самоопределения крымских татар на территории полуострова – занимает достаточно весомый сегмент мировой политической повестки, в то же время аналогичные вопросы никогда не поднимались в отношении караимов. Является ли, по Вашему мнению, данная позиция мирового сообщества справедливой?

Судьба крымских караимов неотделима от урегулирования ситуации в Крыму: если там будет плохо, то будет плохо и караимам, если край будет процветать – будут процветать и караимы

– Невозможно сравнивать количество крымских татар в Крыму, исчисляемое 2,5-3 сотнями тысяч, с несколькими сотнями караимов. Судьба крымских караимов неотделима от урегулирования ситуации в Крыму: если там будет плохо, то будет плохо и караимам, если край будет процветать – будут процветать и караимы. Я, разумеется, желаю процветания этому краю.

– Вы приняли участие во втором Всемирном конгрессе крымских татар, проходившем в Анкаре. Скажите, почему решили принять участие в данном мероприятии, и каковой была основная цель вашего выступления с трибуны Конгресса?

– Как я уже говорил ранее, все это деление на «национальности» в Крыму является наследием коммунистической концепции, где нет места историко-религиозной самоидентификации людей. В течение многих столетий в Крыму была одна нация – «крымцы-къырымлы». Они жили на одной территории, говорили на крымскотатарском или крымскотурецком языке (наряду с этнолектами – урумским, караимским и крымчакским), жили смешанно бок-о-бок: в Бахчисарае, Чуфут-Кале и других городах. Все были монотеистами, все исповедовали Единого Бога, но славили Его в разные дни недели.

Моя семья в 1944 году тоже оказалась в Узбекистане, им, правда, в августе 1944 года разрешили вернуться в Украину, но для меня судьбы всех «крымцев», независимо от конфессиональной принадлежности, представляются одним целым. Это и было главной идеей моего выступления на съезде. С трибуны я произнес по-караимски: «Къырымлылэр – бир Ватан, бир Миллет, бир Кисмет», – что в переводе означает «Крымцы – одна родина, одна нация, одна судьба». Я это произнес по-караимски, но все присутствующие меня поняли и зааплодировали, так как караимский и крымскотатарский, крымчакский и урумский – это разные диалекты одного языка. На Конгрессе я выразил солидарность с крымскими татарами как свою личную, так и солидарность западноевропейских караимов, не имеющих отношения к Советскому Союзу и не боящихся открыто отстаивать свою позицию, ведь совершенно очевидно, что в сегодняшнем Крыму права наших братьев – крымских татар попираются и ущемляются. Я чувствовал, что просто обязан приехать в Крым 18 мая 2014 года на годовщину Сюргюна – изгнания. Таким же образом мое присутствие в Анкаре было совершенно естественным. Я хорошо знаком с лидерами крымских татар Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым, меня связывают узы личной дружбы с представителями крымскотатарского народа Крыма и членами различных диаспор, также я общаюсь с учеными и просто с приятными людьми из их среды. Крымские татары воспринимают меня абсолютно своим человеком, так же, как и я их. У нас один язык, одна культура, одни и те же песни, одна кухня и даже одни и те же барашковые шапки! У нас один и тот же Бог, только крымские татары называют Его Аллаh Танры/Тенгри, а мы Иеhова/Адонай Алла Танры/Тенгри. Также для меня совершенно очевидно, что караимы могут выжить сегодня, лишь влившись снова в крымскотатарские реалии – у нас один язык, одна культура, одна судьба. Без крымских татар караимство в Восточной Европе фактически обречено на исчезновение, ведь в отличие от крымских караимов, крымчаков и урумов, крымские татары сохранили язык, культуру, быт и даже ментальность коренных «крымцев». Нам надлежит у них учиться выживанию, нам нужно снова вспомнить наши обычаи, традиции и верность религии праотцов.

Гершом Киприсчи-Киприос и Рефат Чубаров на Всемирном конгрессе крымских татар в Анкаре
Гершом Киприсчи-Киприос и Рефат Чубаров на Всемирном конгрессе крымских татар в Анкаре

– Была ли какая-то реакция на Ваше выступление со стороны крымской караимской общины и зарубежных караимских диаспор?

– Писатель, ученый да и общественный деятель (в отличие от политика) – всегда одиночка. Я выражаю свое мнение вне зависимости от мнения окружающих. Честно говоря, я не особо интересовался реакцией караимов на свое выступление в Анкаре на Всемирном конгрессе крымских татар. Кто-то из тех, кто, будучи воспитанным в СССР, боится слова лишнего сказать, меня, наверное, осудил – дабы чего не вышло; кто-то поддержал. Многие караимы выразили мне непубличную поддержку.

– В последнее время Вы неоднократно посещали Крымский полуостров. Скажите, в каком состоянии, на Ваш взгляд, находится караимская культура в Крыму? Нуждается ли она в дополнительных преференциях со стороны государства и общества?

– Я восхищен усилиями таких подвижников караимской культуры и религии в Крыму, как Давид Тириаки, Сергей Синани, Вячеслав Эльяшевич, Олег Айваз, Леонид Кара-Ильченко, Вячеслав Лебедев и пока еще не знакомые мне лично семьи Шайтан и Бабаджан. Выдающимся знатоком и исследователем караимского языка (всех его 4 диалектов – крымского центрального, крымско-османского южнобережного, тракайского и луцко-галичского) является ученый-химик и лингвист из Симферополя доктор Вадим Миреев, с которым мы совместно работаем над составлением Большого караимского словаря всех диалектов.

Безусловно, многое делают Юрий Полканов и Владимир Ормели. Увы, сегодня на одном энтузиазме спасти караимскую культуру невозможно. Была отреставрирована караимская соборная кенасса в Евпатории, однако в иных городах полуострова ожидают реставрации несколько других кенасс, а также усадьба Авраама Фирковича в Чуфут-Кале. Конечно же, там, в Чуфут-Кале необходимо создать музей великого ученого. Необходимы, разумеется, и средства для поддержки караимского музея в Евпатории, возвращение караимам зданий Духовного училища, вложение средств в изучение караимского языка, который сохранил пласты исконной тюркской лексики доисламского и домонгольского периодов. Судьба караимов, таким образом, неотделима от судьбы, как самого Крыма, так и его автохтонного населения – «крымцев».

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG