Доступность ссылки

Крымские записки Автохтонова. Самые крымские яблоки. Умирающие сады


Яблоневый сад в Бахчисарайском районе

Старость – не радость. Наши люди с этой русской поговоркой спорить не будут. Но стоит посмотреть на западноевропейских стариков, которым больше повезло со страной – и начинаешь сомневаться в народной мудрости, причем сомневаться крепко. Запомнился мне коллаж из фотографий гордости российского фольклора – одной из «Бурановских бабушек», и гордости американской – певицы Мадонны, сделанных примерно в одно и то же время, когда «бабушки» сводили с ума «Евровидение». И внизу короткая подпись – год рождения. Один на двоих. Ровесницы они, оказывается.

Так и деревья. Одни стареют красиво, ухоженные и присмотренные. И даже в древнем возрасте, когда уже не дают плодов, тешат наш взор. А рядом какой-то садовый хоспис, и, слава Богу, если селяне еще не превратили его просто в свалку.

Как вы думаете, что это? Да-да, это не дикий кустарник, не муравейники и не копны сена, это трех-четырехметровые старые яблони, растущие вдоль севастопольской трассы.

Небольшое отступление. Этими фотографиями я отвечаю на некоторые комментарии к предыдущей публикации, в которых авторы винят Украину во всех бедах крымского садоводства и утверждают, что вот теперь, на втором году новейшей, уже «российской» истории Крыма, сады прямо таки выросли и расцвели.

Нет, не выросли. И если кто-то из фермеров все же посадил молодой сад, то никакой заслуги российского государства тут нет.

А вот площадь садов, к сожалению, неуклонно сокращалась именно при независимой Украине. И последствия развала садоводства при всех режимах преодолевать (если восстановлением садов у кого-то будет желание заниматься) придется много лет.

Вот остатки большого сада. Земля распаевана, видны бетонные столбики свежих заборов с натянутой проволокой. Но, очевидно, хозяева или пытаются продать надел, или же ждут лучших времен для хозяйствования – других объяснений того, почему простаивает плодородная земля, мне в голову не приходит. Окрестности сел Новопавловка и Малиновка, Бахчисарайский район, то есть долина реки Альмы.

Вблизи яблони, заросшие лианой по имени ломонос (с белыми пушистыми цветами) и дикой ежевикой, похожи на снайпера, одетого в гилли – это такой смешной маскхалат из лохмотьев. Еще вспоминаются лесовики из фильмов Александра Роу.

И все-таки это яблони.

Глядя на эти фотографии, понимаешь, что по сегодняшнему яблочному ряду на Привозе судить о состоянии крымского садоводства бессмысленно.

Да, дефицита яблок в Крыму, несмотря на продовольственную блокаду, пока вроде бы не ощущается. Но не стоит забывать, во-первых, о провальном курортном сезоне.

Ведь если бы три-четыре миллиона курортников съели по три-четыре своих килограмма крымских яблочек (а для чего сюда еще, по большому счету, кроме моря, и ехать-то?), то нехватку в десять-пятнадцать тысяч тонн яблок в Крыму, я думаю, мы ощущали бы уже сейчас. А это, по крымским меркам урожайности, продукция чуть ли не с 1000 гектаров. И это я считаю по минимуму.

И, во-вторых, крымчанам сильно повезло с погодой – нынешний год был очень урожайным для яблок.

Вот некоторые цифры.

«Садоводы Крыма в 2015 году планируют собрать рекордный урожай яблок» – пишет российский интернет-ресурс. И напоминает, что «в последний раз самый резкий прирост урожая в Крыму был зафиксирован в 2010 году, тогда хозяйства полуострова смогли собрать почти 60 тыс. тонн яблока, что было почти в 2 раза больше, чем в неурожайном 2009 году».

Правда, этот прогноз на побитие рекорда пятнадцатилетней давности сильно противоречит статистике, приведенной в отчете российского Министерства аграрной политики Крыма осенью 2015 года. Там скромно упоминается о собранных к середине сентября 1,2 тысячи тонн яблок.

Но меня снова тянет заняться своей любимой арифметикой, дающей порой сильно отличающиеся от официальных релизов цифры.

Буду исходить из самого благоприятного стечения обстоятельств. Если максимальный (по данным, взятым из упомянутых источников) урожай яблок в Крыму за последние пятнадцать лет равен 60 тысячам тонн, то в пересчете на 2 миллиона 300 тысяч населения (данные российской переписи 2014 года) получится всего около 25 килограммов крымских яблок на нос. И это на год! Два кило яблок в месяц – просто несерьезно как-то для солнечной Тавриды, так и до введения продовольственных карточек недалеко. Так что без импорта яблок – хоть с материковой Украины, хоть с Кубани – зиму не протянем. Заметьте, про экспорт фруктов уже никто и не заикается, а ведь как начиналось!

Ну, и еще пара цифр.

«Площадь садов (в Крыму – Прим. авт.) планируют расширять, к 11 тысячам гектар старых посадок добавят 500 гектар молодых деревьев», – пишут «Аргументы и факты – Крым».

«В (Альминской – Прим. авт.) долине насчитывается порядка 280 га яблоневых садов, плюс еще 120 га посадок частников… В 2015‑м планируется посадить более 30 га сада», – сообщает «Крымская газета».

Таким образом, площадь садов яблочного сердца Крыма, Альминской долины, составляет около 4 процентов всех крымских садов. Как выглядит сейчас эта колыбель крымского садоводства вы уже знаете.

Ну, и еще несколько фотографий для более полного понимания ситуации.

Здесь был сад, я даже нашел в Интернете карту, на которой этот сад обозначен как яблоневый. Рядом с трассой Симферополь – Севастополь, между селами Тополи и Новопавловка, Бахчисарайский район, Альминская долина.

А здесь на первом плане виден заброшенный и наполовину выкорчеванный сад, поделенный на наделы, вдали – старый, но плодоносящий сад, тоже уже распаеванный. Окрестности сел Новопавловка и Малиновка, Бахчисарайский район, Альминская долина.

Ну, и, как любили фотографировать во времена социалистического реализма, старое и новое. Два пая – на одном хозяева высадили молодой сад, другой заброшен. Напротив автобусной остановки у поворота на село Скалистое, трасса Симферополь – Севастополь.

И таких заброшенных участков очень много. Анализ причин угасания садов нужен серьезный и профессиональный. Я же лишь публикую иллюстрации к состоянию дел.

Грусть по погибшим садам решил заесть грушами.

Старые груши, посаженные лет пятьдесят назад, а, может, и раньше, дают еще вполне обильный урожай. Кстати, к теме ухоженной благопристойной старости

Яблоки и груши местных сортов, если попривередничать, не такие крупные и нежные, как выведенные с помощью современных генных технологий, но спутать их с другими, некрымскими сортами, невозможно.

Насыщенный вкус крымского Кандиля, мелкого Гольдена или невзрачного Симиренко позволяет, к примеру, сварить неповторимый компот из вдвое меньшего количества плодов, чем если взять тот же Джонатан или Фуджи, привезенные с материка. Хотя вроде на вкус одни яблоки другим не уступают. А если еще добавить терпких груш, то такой компот запоминается на всю жизнь.

Грушевое хозяйство тут – те же три гектара, стандартный совхозный пай. Границей с соседним участком служит оросительный канал, вода в который поступает из речки Альмы. Правда, воду напрямую из канала брать запрещено, насос не поставишь.

Хозяйка грушевого сада.

Сельским хозяйством занялась недавно, получив пай. До этого работала в совхозной столовой завпроизводством. По словам женщины, ей повезло – многие, кто к концу 90-х, на момент распаевания, уволился с подобных должностей в совхозе из-за постоянных задержек и без того нищенской зарплаты, остался без пая. Даже если до этого человек всю жизнь прожил в селе и проработал в совхозе много лет.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Предыдущий материал из серии «Самые крымские яблоки» – «Крымские записки Автохтонова. Самые крымские яблоки. Новопавловка»

Кирилл Автохтонов, крымчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG