Доступность ссылки

«Есть последние, которые будут первыми, и есть первые, которые будут последними»


Спикера Владимира Гройсмана поспешили обвинить в гомофобии. Только потому, что он, разруливая ситуацию с поправкой к Трудовому кодексу, пообещал депутатам не допустить в Украине «однополых семей». Очевидно, что это не в его власти и не в его компетенции. Если таких «семей» в Украине не будет, то исключительно благодаря здоровому консерватизму граждан нашей страны. 70 лет советского лицемерия и лжи не смогли «освободить» украинцев от традиционных представлений о том, «что такое «хорошо» и что такое «плохо». Убежденность в том, что сексуальность относится к сфере приватного, прочно укоренилось в сознании сограждан. Независимо от того, «гомо» они или «гетеро».

Стоит кому-то из украинцев обозначить недоверие к современным европейским ценностям, как тут же его огреют по голове обвинениями в «дремучести», «фанатизме» и даже в работе на Кремль. А все дело в монополизации Москвой консервативной идеологии на постсоветском пространстве. Именно стараниями кремлевских «сурков», полоумных «дугиных» и попов гэбэшного розлива консерватизм стал синонимом «духовных скреп» и ассоциируется с благословением православных российских солдат на убийство православных украинцев и мусульман Северного Кавказа. Многие сограждане видят рыло имперского российского консерватизма, а точнее его суррогата, но альтернативу усматривают не в украинском консерватизме, а в европейском либерализме. Причина – прерванная традиция государственности двух коренных нардов – крымских татар и украинцев.

Кто-то очень старался, убеждая граждан Украины в несовместимости демократии и консерватизма. Комплекс порабощенных народов заставляет нас забывать общеизвестные факты: украинские города жили по Магдебургскому праву почти 500 лет назад, на Сечи и в Гетьманщине действовала выборность военных и гражданских руководителей. В Крыму ханов избирали, а в управлении государством им помогали большой и малый Диваны. Тогда демократические институты достаточно гармонично сосуществовали с христианством и с исламом. Именно религиозные ценности с вкраплениями традиционного права были идеологическим фундаментом крымской и украинских держав. Сегодня говорить о религиозных ценностях означает автоматическое попадание в категорию «духовноскрепных».

В Европу следует идти не за чем-то, а с чем-то

Многим «евроинтеграторам» и в голову не приходит, что в Европу следует идти не за чем-то, а с чем-то. Только в этом случае у нас есть шанс быть уважаемыми в сообществе, стандарты которого, прежде всего, социальные, так привлекают украинцев. Идти следует со своим опытом, с собственным взглядом на наше прошлое и общее (возможно) будущее с Европой. Признаки пресыщения придуманной «псевдосвободой» и потаканием человеческому «хочу – не хочу» в Европе кое-где уже наблюдается. К одиноким островкам католичества присоединяются протестанты, европейцы все чаще принимают ислам. Когда эта тенденция станет стабильной и преобладающей, консервативная Украина напомнит континенту евангельскую сентенцию о последних, которые станут первыми. А пока наша страна, влекомая порывом к материальным ценностям Европы, замерла на распутье: то ли шею мылить после трехсотлетнего рабства, то ли петлю для национальной идентичности.

Анвар Деркач, журналист

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG