Доступность ссылки

Пьеса «Номера» Олега Сенцова: «Я выйду и сам ее поставлю»


Пьеса Олега Сенцова «Номера»

Шестая «Неделя актуальной пьесы» в Киеве началась произведением Олега Сенцова. Это первая пьеса крымского режиссера, которая была написана им еще в 2009 году, задолго до Майдана, аннексии Крыма и гибридной войны, которую мы имеем сегодня. Однако уже тогда в своей антиутопии режиссер сумел передать равнодушие, страх изменений и апатию – те характеристики общественной жизни, которые сегодня с обеих сторон часто приписываются как украинцам, так и россиянам.

Несмотря на пасмурную дождливую погоду, на Крещатике и улицах, которые примыкают к нему, – людно. У входа в камерную сцену театра Ивана Франко никто не задерживается долго, все сразу проходят внутрь. Кто же захочет стоять под мелким дождем? Однако за дверью столичного театра – тепло во многих смыслах этого слова. Люди встречают знакомых, которых не видели уже более года, покупают футболки или книги с надписью «Сенцов». Некоторые, вытирая слезы, пишут письма Олегу. Этот вечер можно считать благотворительным, ведь все вырученные средства пойдут на поддержку заключенного: оплату адвокатов, помощь его семье.

Перед спектаклем можно было написать письмо Олегу Сенцову
Перед спектаклем можно было написать письмо Олегу Сенцову

Зайдя в зал, невольно обращаешь внимание на предметы, которые, кажется, хаотично разбросаны по нему. Тренажеры, туристические коврики, скакалки, а также синий скейт – вот, что можно здесь увидеть. Сначала создается впечатление, что перед тобой не сцена, а мини-спортзал. Все 10 героев заняты своим видом упражнений: кто прыгает на скакалке, кто растягивается, кто качает мышцы рук. Все номера имеют определенное занятие и предусмотренную роль. Номера – это герои. Они ненавидят и обожают правила одновременно: одинаковый для всех привычный порядок жизни совершенно неудобный и часто нелогичный. Хочется есть, когда надо бежать, хочется говорить, когда нужно спать, а монотонность и бессмысленность их существования подчеркивает однотипное выполнение физических упражнений на фоне диалогов. Однако нарушение порядка, по мнению большинства, приведет к катастрофе. Только один из номеров, Девятка, не боится время от времени спрашивать о целесообразности устоявшейся системы.

«– Задумывались ли вы когда-нибудь, почему мы на старте бежим по номерам, а после обеда по отдельности?

– Если процедура прописана в правилах так, то придерживаться ее можно только так, и никак по-другому!

– Я не спорю, но все-таки, почему? Какой в этом смысл?

– Во всем есть смысл, особенно в процедуре!

Когда Номер 9 решился публично высказать свое мнение, Семерка, его лучший друг, испугался и не поддержал его. Так же он поступил и с собственным сыном – в ответственный момент не вступившись за него. Семерка раскаивается, ему стыдно перед собой, он чувствует себя ничтожеством:

– Я не знаю, как это исправить, как поступить, и я опять ничего не делаю. А думаю я в таких ситуациях, как правило, очень медленно и плохо... Вата вроде поднимается в голове».

На первый взгляд – он ничем не отличается от других номеров. Однако в конце пьесы, именно такой безвольной семерке удалось освободить героев от системы: «Теперь мы не будем номерами. Давайте выберем себе имена», – говорит Семерка.

Александр Фоменко, актер, сыгравший так называемого «освободителя», считает, что герой прошел такой непростой путь из-за необходимости для самого себя сделать что-то важное. Однако такое поведение – совсем не свойственно ему.

«...Там люди в робах... им тесно. Они встают и начинают тихо и обреченно танцевать, подпрыгивая... Седьмой начинает пританцовывать в ритм музыки, не отрывая ноги от земли, периодически проводя молотом перед собой. Надзиратели изо всех сил бьют людей в робах, чтобы те тоже двигались быстрее... Седьмой бьет молотом, люди в робах падают... седьмой садится на трон...» – такой финал произведения. Семерка захватил власть. То ли от страха, то ли от непонимания свободы как таковой.

«Я считаю, что этот финал – в определенной степени о нас, – говорит Александр Фоменко. – Когда был Майдан, все было так классно, это был первый глоток воздуха, особенно для молодых людей. Но здесь ты понимаешь, что это только первый шаг на большом пути, который, возможно, закончится через 40 лет, через 100... но главное, чтобы он не закончился таким же Януковичем или иным диктатором».

Анастасия Патлай
Анастасия Патлай

Анастасия Патлай, режиссер пьесы «Номера», поделилась впечатлениями от работы с произведением. «В тексте присутствуют очень детальные описания того, что и как должно происходить. Режиссеру здесь делать нечего. Это просто Сенцов должен прийти и поставить ее сам... Мы писали ему письма, что, возможно, было не очень разумно с нашей стороны, так немного наивно... мы попросили, чтобы он объяснил нам некоторые моменты. Олег ответил: я выйду и сам поставлю ее».

Анастасия – режиссер московского документального театра «Док», известного своей оппозиционностью, проводит параллель между «Номерами» и теми, кто поддерживает действующую власть в России.

«Они боятся будущего. Эти люди понимают, что Путин – не вечен, но они просто не хотят каких-либо изменений. Это люди, которые думают: главное, чтобы завтра там был хлеб. Тем более, что сейчас экономическая ситуация проблемная, плюс идет промывание голов... оно какое-то тотальное. А Номера – это люди, которые живут в каком-то упорядоченном мире, и в вот этом ощущении несвободы. И тут у них появляется мысль: «Почему я влево, а не вправо, почему я ем в час, а не в два?». Здесь можно проводить параллель с любым авторитарным или тоталитарным обществом», – рассуждает Анастасия.

Спектакль Олега Сенцова. Актеры Алексей Доричевський и Александр Фоменко (слева направо)
Спектакль Олега Сенцова. Актеры Алексей Доричевський и Александр Фоменко (слева направо)

Анастасия добавляет, что не стоит демонизировать всех россиян, и забывать о тех 10-15%, которые «все видят и все понимают».

«Было немало людей, которые по-доброму завидовали Майдану, потому что мы уже в таком болоте... Зрители театра «Док» – это открытые люди, которые хотят чего-то нового, даже если у них другая точка зрения. Решиться прийти в подвал на 50 мест без буфета – это уже что-то значит», – улыбается Анастасия.

В Киеве прочитали две пьесы в поддержку Олега Сенцова
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:57 0:00

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG