Доступность ссылки

Между Турцией и Крымом нет места сожженным мостам


Президент Турции Тайип Эрдоган и президент России Владимир Путин

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Активно распространяемая новость о том, что Турция напрямую торгует с Крымом (продовольствием, строительными материалами и товарами народного потребления), имела для российских властей определенный сакральный смысл.

В конце октября эту информацию с особой гордостью обнародовал Россельхознадзор, как бы пытаясь подчеркнуть тщетность продуктовой блокады полуострова, инициированной украинскими общественниками. Мол, место ваших продуктов тут же займут турецкие, а все ваши санкции бесполезны, ведь для нас просто открываются новые рынки.

И хотя объемы торговли пока совсем незначительны (с 1 по 19 октября на полуостров было завезено 406 тонн фруктов и сухофруктов, то есть менее 10 граммов в день в перерасчете на всё население Крыма), на действия Анкары уже стали смотреть косо.

С одной стороны, МИД Украины провел ряд встреч с турецкими коллегами, и те заявили, что позиция Турции по вопросу Крыма остается неизменной: страна не признает аннексию и, более того, предупреждает своих граждан о незаконности оккупации АРК и нежелательности как официальных, так и торговых контактов.

Раз Анкара не присоединилась к западным санкциям против России, то ее политические заявления являются не более чем данью вежливости

С другой стороны, совершенно очевидно, что раз Анкара не присоединилась к западным санкциям против России, то ее политические заявления являются не более чем данью вежливости, а на самом деле турки строят собственную стратегию отношений с Москвой, потому и не мешают собственным предпринимателям торговать в Крыму.

Интриги этой ситуации добавляет и то, что именно президент Эрдоган, выражая полное согласие с тем, что полуостров является украинской территорией, назвал собственным приоритетом благополучие и безопасность крымских татар.

Теперь же выходит, что главный внешнеполитический заступник лидеров Меджлиса отказывается поддерживать их инициативу о продуктовой блокаде.

Эта независимая игра Турции почему-то вызвала шквал удивления и непонимания в Украине, видимо, из-за очевидного расхождения заявлений первых лиц государства с их реальной волей. Однако такой ход событий был очевидным и предсказуемым, в отличие от его последствий.

Своя игра

Наивно было полагать, что Анкара изначально станет безоговорочным партнером Украины по вопросу Крыма

Наивно было полагать, что Анкара изначально станет безоговорочным партнером Украины по вопросу Крыма. Её отношение к Киеву можно назвать скорее нейтральным, чем союзническим. Даже невзирая на известные проблемы сепаратизма внутри Турции, роднящие её с нынешней Украиной, Анкара дорожит своими связями с РФ и всячески это подчеркивает.

Турция зависит от России, и со временем эта зависимость только растет. Самая банальная вещь – это российские туристы. Хотя за первые 7 месяцев 2015 года их приехало на полмиллиона меньше, все равно показатель в 1,4 миллиона отдыхающих очень внушителен.

В прошлом году по количеству туристов в Турции Россия заняла второе место (4,4 миллиона человек) после Германии (5,2 миллиона). Если говорить о денежном эквиваленте, то в 2014 году он составил примерно 13 миллиардов долларов, в нынешнем будет на 25-30% меньше из-за множественных кризисов, но в любом случае бюджет обещает быть внушительным.

Однако есть вещи намного серьезнее, например, энергетическая зависимость от Москвы, огромный общий рынок товарооборота, который Анкаре жизненно необходим. Не стоит забывать, что турецкие строительные кампании участвуют в крупных российских проектах (можно вспомнить о строительной фирме «Хазинедароглу Озкан», реализовывавшей инфраструктурные объекты «Сочи-2014»).

Именно поэтому, когда западные страны выставили РФ санкции, Анкара решила не идти по тому же пути, а наоборот – усилить собственные позиции во время активной фазы конфликта.

Теперь же, помимо экономических причин, появились и твердые политические основания для того, чтобы режим Эрдогана берег лояльность Владимира Путина. Конечно же, речь идет о совместной борьбе с ИГИЛ.

Турция является членом НАТО и в сирийском конфликте имеет собственный интерес – не допустить усиления влияния партии сирийских курдов

Здесь стоит заметить, что Турция является членом НАТО и в сирийском конфликте имеет собственный интерес – не допустить усиления влияния партии сирийских курдов «Демократический союз», которые представляют для Анкары реальную угрозу ввиду своей связки с запрещенной в Турции Курдской рабочей партией (её основная цель – создание национальной автономии курдов в составе турецкого государства).

Основное расхождение с позицией России в том, что Эрдоган, как и Обама, выступает категорически против официального Дамаска и Башара Асада. Однако необходимость общей борьбы с ИГИЛ, а также недавний случай, связанный с вызовом в МИД Турции послов США и России по поводу недопущения передачи оружия курдским ополченцам (даже для противостояния с ИГИЛ), делает Россию чрезвычайно важным региональным игроком для Турции.

Какая уж тут принципиальность по крымскому вопросу, когда стабильность твоих южных границ зависит от более мощных государств – прежде всего, США и России? Отсюда и возникает бесконечная необходимость пытаться усидеть на двух стульях одновременно: быть прозападным государством, на словах поддерживающим официальную позицию Европы и США, но при этом искать любую возможность увеличить собственное региональное влияние и обеспечить себя экономическими благами, пусть даже за счёт сомнительных договоренностей с Россией.

Тем более, что эти договоренности требуют лишь сохранения статус-кво: в наше время и этого вполне достаточно.

Паромы, продукты и инвестиции

Вероятно, что торговля продуктами – это не единственная сфера интересов турецкого бизнеса в Крыму

Вероятно, что торговля продуктами – это не единственная сфера интересов турецкого бизнеса в Крыму. В обход слов своего президента бизнес-ренегаты идут на деловое сближение с полуостровом.

Еще летом появилась новость о том, что вице-президент «Организации промышленного сектора» города Кайсери Сулейман Сарпташ заявил о готовности инвестировать в Крым 12,5 миллиардов долларов на строительство мебельной фабрики, отелей, перерабатывающих предприятий в пищевой промышленности.

По словам предпринимателя, Турция не ввела санкции против России, а потому компании не запрещают деятельность в Крыму. При этом Сулейман Сарпташ лично встречался с Сергеем Аксеновым и получил его одобрение по инвестиционным проектам. И хотя ни один из них еще не начат, сам факт взаимодействия однозначно воспринимается крымскими властями как победа.

Горе тут в том, что российское руководство полуострова готово привести в регион иностранные компании, которые будут вымывать из него дотационные средства. И всё ради того, чтобы самим себе доказать, что с местными властями ещё кто-то хочет иметь дело.

Ни один серьезный бизнес с большой сеткой международного филиального покрытия никогда не зайдет в Крым из-за опасения международных санкций, а потому полуостров станет способом заработка для внутритурецких компаний, неспособных конкурировать на западных рынках.

Поэтому недавний запуск прямого паромного сообщения между Севастополем и Зонгулдаком, а также идея о предоставлении национальному турецкому мобильному оператору Turkcell оборудования компании Life, которое осталось в республике, означают чуть больше, чем просто прагматичное желание заработать на закрытом дефицитном рынке.

Турецкий бизнес, который заходит в Крым, стремится присвоить часть средств, на которые Россия содержит полуостров, невзирая на геополитическую обстановку

Турецкий бизнес, который заходит в Крым, стремится присвоить часть средств, на которые Россия содержит полуостров, невзирая на геополитическую обстановку. И Украине, как «стратегическому партнеру» Турции, это нужно запомнить и воспринять как урок.

В политике нет друзей и врагов, а есть только вечные интересы.

Лев Абалкин, крымский политолог

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG