Доступность ссылки

Владимир Земляный: Жириновский сказал: «Бомбить!»


Руководитель фракции ЛДПР в Государственной Думе РФ Владимир Жириновский выступает на пленарном заседании Госдумы России

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

В тихой Австралии об исламском терроризме только слышали. Год назад здесь состоялся саммит «двадцатки». Владимир Путин сидел за столом в одиночестве – никто не захотел обедать с президентом, давшим боевикам «Бук», из которого и был сбит пассажирский «Боинг» над Донбассом. В российских СМИ, помнится, за Путина заступились. Дескать, дворяне всегда обедают в одиночестве. А когда высокие гости покинули саммит, через некоторое время в одном из кафе Сиднея террорист захватил заложников. Двое из них погибли при освобождении.

Кровавый террористический разбой в Париже произошел за сутки до турецкой встречи все той же «двадцатки». Если на саммите в Австралии Путин оказался нерукопожатым, то на турецком саммите ему руку жал уже сам Барак Обама. Российский президент перестал быть дворянином и вернулся в застольную компанию?

Безусловно, парижская бойня на руку Москве. Как и после атаки 11 сентября на нью-йоркский торговый центр, когда Россия предложила Америке свою помощь в борьбе с «Аль-Каидой». Тогда, вместе с мировым политбомондом, США перестали остро реагировать на российскую войну в Чечне. Сегодня Путин не просто протянул руку Обаме.

«В мире разгорается пожар терроризма, зачем нам ворошить украинские угли, оставим их прошлому», – все политологи сошлись именно на такой версии разговора двух президентов.

Теракт в Париже такого трагического размаха выгоден Путину еще и потому, что ослабляет политические позиции действующего президента Франции Франсуа Олланда

Не знаю, были ли слышны слова соболезнования бывшего президента Франции Николя Саркози после парижской трагедии, но его высказывания о том, что для победы над исламским терроризмом необходимо объединять усилия с Россией, прозвучали сразу и громко. Теракт в Париже такого трагического размаха выгоден Путину еще и потому, что ослабляет политические позиции действующего президента Франции Франсуа Олланда и, наоборот, усиливает влияние друзей Путина – не только упомянутого Саркози, но и правую партию Марин Ле Пен. Наконец, какая эффектная пощечина Франции и Олланду за непроданные «Мистрали», за то, что путает российские карты на встречах «норманнской четверки»!

Конечно, думать, что за терактом 13 ноября стоит Владимир Путин, очень соблазнительно. Но стоять ему там совсем не обязательно. Когда поезд катится под откос, его не нужно подталкивать. Главное, не оказаться под колесами самому. Россия настоятельно одергивала Америку от решительных действий в Сирии, поддерживая режим Асада. Но от этого вооруженное противостояние только усиливалось, в него втягивались новые силы. Поезд покатился. Военный узел вокруг Сирии угрожает перезавязаться в мировой.

Любой конфликт за пределами России политически выгоден Владимиру Путину. Лучше смотреть, как рушатся торговые башни в Америке, чем башни кремлевской стены. Это укрепляет авторитет президента России внутри страны, создавая видимость стабильности. Это делает Путину имидж важного игрока во внешней политике.

Однако, ведущим мировым странам Россия в нынешнем своем экономическом и политическом виде неинтересна. Во многом даже опасна. «Сжечь Париж, бомбить Германию»… «Савченко расстрелять, Киев бомбить»… «Я бы начал бомбить Токио»... Вы думаете, это выступления исламских террористов? Нет, это публичные высказывания одного из многолетних лидеров российской политики Владимира Жириновского. Подобные вещи он говорит открыто, иногда с трибуны Государственной Думы. И не надо к нему относится, как ко всероссийскому сумасшедшему. В Думе дураков не держат…

За несколько дней до атаки на Париж, президент Путин обсуждал с военными торпедную атомную атаку на неназваный объект

«Ну-ка, Шойгу, привести ракетные войска в боевое дежурство! Нацелить их на Берлин, на Лондон, на Вашингтон!» Приказ Жириновского Шойгу выполнил и перевыполнил. За несколько дней до атаки на Париж, президент Путин обсуждал с военными торпедную атомную атаку на неназваный объект. Через телевидение преднамеренно была сделана утечка «секретной» информации. Чем же, в таком случае, отличаются парижские террористы от московских? Тем, что в руках у последних огромные государственные ресурсы: не только автоматы Калашникова и тротил, но и ядерные ракеты.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG