Доступность ссылки

Крымский бюджет-2016: к чему готовиться жителям полуострова?


Почему Крым был и остается дотационным регионом? На что тратятся бюджетные деньги? Сколько на самом деле из этих денег доходит до простых людей? Об этом в студии радио Крым.Реалии беседовали журналист Павел Новиков, директор региональной программы Независимого института социальной политики, профессор Московского государственного университета Наталья Зубаревич и экс-депутат Севастопольского городского совета, депутат Херсонской областного совета Василий Зеленчук.

Радио Крым.Реалии/ Крымский бюджет-2016: На что рассчитывать жителям полуострова?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:21:46 0:00


– Госпожа Зубаревич, Крым был дотационным регионом и при Украине. Это не хорошо и не плохо – это правда. Но сейчас найдены цифры, которые говорят, что Крым может себя окупить на 20%. Как может измениться ситуация в следующем году, как Вы считаете?

Наталья Зубаревич: Давайте сначала про этот год. Итак, как считать «дотационный». Это хитрая штука. Если вы считаете только по бюджету, то по девяти месяцам исполнения бюджета 2015-го года (у нас пока только эти данные есть) Крым дотационен ровно на две трети, как и было при прежней ситуации. Ничего не изменилось. Если же мы начинаем считать с внебюджетными фондами – а это обязательное медицинское страхование, там большие трансферты идут, – тогда уровень дотационности получается: по Севастополю – 72%, а по Республике Крым – 83%, – но в целом по российским регионам это будет 29%. Ситуация немного улучшилась по сравнению с 2014 годом, появились какие-то собственные доходы. 7% дал налог на прибыль; примерно 17% – это налог на доходы физических лиц. У нас в среднем прибыль по российским регионам – 25%, а НДФЛ (налог на доходы физлиц) – 29%. То есть разница существенная.

– То есть в Крыму собирают в разы меньше, я правильно понимаю?

Наталья Зубаревич: Не в разы, а в процентных пунктах существенно меньше. Чтобы Вам было понятно, что такое 7% налога на прибыль в доходах бюджета: это как Ивановская область, у нас есть такой депрессивный текстильный регион, – там примерно так же. Если мы говорим о налоге на доходы физлиц, то его платят только те, кто работает в «белой» экономике. Очень печальная ситуация… Я выделю две проблемы. Первая, важнейшая – очень плохо собираются налоги на имущество. Они дают только 1% доходов в бюджеты Крымского федерального округа. В общем, ничего из налогов на имущество толком собирать не получается. Крым практически как Чечня – там тоже 1% этого налога. Все еще плохо, но стали лучше собираться налоги с малого предпринимательства – они дают в бюджет только 2%. В среднем по России – 4%. Вот такая картинка по структуре доходов. Плакаться вообще-о, нехорошо: в прошлом году в Крыму в обоих бюджетах был профицит больше 13 миллиардов, при том что 75 российских регионов закончили год с дефицитами. Поэтому Крым даже не освоил то, что имеет. А по этому году и Севастополь, и Республика Крым опять в профиците – а 50 российских регионов в дефиците. И если посмотреть на масштабы – то профицит примерно в 6%. Это очень неплохо. Но слушайте – если деньги нормально не расходуются, наверное, не стоит просить больше. Это уж как-то совсем нехорошо.

Наталья Зубаревич
Наталья Зубаревич

– Следующий вопрос по этому поводу. Просят больше, есть профицит, при этом дотационность, в принципе, сохраняется и почти не изменилась?

Наталья Зубаревич: Нет, она чуть стала меньше. Я объясню особенность. Нам очень трудно сравнивать с 2014-м годом, потому что тогда все деньги в Крым закачивались только через бюджет. А в России система межбюджетных отношений, в общем-то, иная. Часть идет – и большая часть – через бюджет, что-то идет через внебюджетные фонды, и еще у нас есть Пенсионный фонд, который автономно распределяет помощь регионам по выплатам пенсий. Это еще примерно 40 миллиардов на год суммарно по Крыму, которые мы в бюджете сейчас не видим – он в прошлом году шел через бюджет, это доля расходов на социалку была 40% с лишним. Сейчас не так. Потому что это идет через Пенсионный фонд, а он не публикует статистику, как он распределяет помощь регионам.

– Есть ли понимание, из каких регионов забираются деньги, чтобы дотировать Крым?

Наталья Зубаревич: Ну как Вам сказать? Пенсионные выплаты делают все, кто работает в «белой» экономике (мы не говорим о «теневке»). Соответственно, максимальные пенсионные выплаты делаются с максимальной зарплаты. Где выше зарплаты – там и доноры. Но еще есть важный момент – возрастная структура. Где больше всего пенсионеров в структуре населения – туда и идут дотации. А возрастная структура Крыма очень сильно постарела. У нас дотационные по пенсионному фонду все центральнороссийские регионы, где очень старое население. Поэтому есть баланс, это нормально, но Крым получает очень приличные деньги из Пенсионного фонда.

– Можем ли мы оценивать, каким будет бюджет Крыма в следующем году, если, как Вы уже сказали, он не смог потратить те деньги, которые были выделены?

Наталья Зубаревич: Можем. Во-первых, я могу сказать, что профицит самый фантастический у Севастополя: он четверть того, что получил, не потратил за три квартала, у него профицит 26%. Это просто поразительно – ведь вы живете на дотационной территории. Значит, очень плохо управляются бюджетные процессы.

Навалили много, а организовать бюджетный процесс толком не смогли
Наталья Зубаревич

Что будет на следующий год? Примерные оценки такие: если в прошлом году суммарные (от двух субъектов) доходы Крыма были 158 миллиардов, но это за девять месяцев, – то в этом году – бюджет и внебюджетные фонды – будет примерно 120, и накиньте еще под 40 миллиардов трансферт из Пенсионного фонда. Это значит опять примерно те же 155-160. Но годом раньше это были девять месяцев, а в этом – полный год. И я думаю, что где-то на уровне этой цифры, с Пенсионным фондом, и останется. Если брать только бюджет (я смотрю на доходы), получается такая картинка: весь Крымский федеральный округ в год будет иметь доход примерно 100 миллиардов, это без внебюджетных фондов, только чистый консолидированный бюджет. Я думаю, что чуть больше на инфляцию, это максимум, потому что деньги путем не тратятся. Это Севастополь, прежде всего, по этому году, а в прошлом году оба субъекта – до 13 миллиардов профицит при дотационности, тогда под 80%. Это говорит о том, что навалили много, а организовать бюджетный процесс толком не смогли. За исключением социальных выплат населению, добавочных пенсий.

– Вы как-то сравнивали в одном из интервью, которое я читал, Крым со Ставропольским краем, где бюджет на уровне 100 миллиардов рублей, с Красноярским краем, у которого около 200 миллиардов, Крым и Севастополь просят в 16-м году утвердить суммарно на эти оба субъекта 180 миллиардов.

Наталья Зубаревич: Это очень странно. Я не понимаю, если у них по году будет сто, сто с небольшим… Давайте еще раз смотреть, о чем мы говорим – о консолидированном бюджете двух этих территорий…

– Этих двух территорий, они хором хотят 180.

Наталья Зубаревич: Что я могу сказать, нет таких ситуаций, когда бюджет вырастает в 1,8 раз. У нас в среднем доход бюджета по 15-му году вырос на 8%, если взять все бюджеты субъектов федерации. В основном по двум факторам: первый фактор - неплохо пошел налог на прибыль: за счет девальвации экспортеров получили дополнительную прибыль. Но, извините, этот эффект закончился. Второй фактор немножко подвалили федералы трансфертов, тоже примерно на 8%. Но Крыму прибыль не грозит, как Вы понимаете. Надежды на то, что будут «валить лопатой» дополнительные трансферты, на чем они основаны?

– Возможно, на идее построить Керченский мост?

Эти власти получают много денег и не могут организовать процесс и нормально использовать бюджетные деньги, они никогда этим не занимались. Они за это время могли только разворовывать
Василий Зеленчук

Наталья Зубаревич: Первое: это финансирование не идет через бюджет Крыма. Вот смотрите, как по расходам устроен бюджет Крыма, давайте с этим разбираться. За сто процентов берем обе территории, получаем следующее: Крымский федеральный округ тратит почти 28% от обоих бюджетов своих расходов на поддержку национальной экономики. Вы скажете: там мост. Да ничего подобного. Более половины этих денег идет на субсидирование завоза топлива на полуостров. Дальше, 1% – на поддержку сельского хозяйства, 4% – на дорожное хозяйство, примерно столько же – на транспорт. Если вы посмотрите цифры среднероссийские на транспорт – так же, а на дорожные фонды (на дорожное строительство) – меньше. Дальше идет уже социалка чистая, незамутненная, потому что на поддержку ЖКХ оба бюджета суммарно тратят всего лишь 3%, Севастополь побольше – 6%, а Крым – 3%. Образование – 26%, как в среднем по России, даже чуток поменьше, культура – 3%, здравоохранение и соцзащита – по 15-16%. Все.

– Много было цифр и чисел, основные выводы, дотационность Крыма и самый главный вывод, который сделала наша гостья: крымские власти даже неспособны потратить те деньги, которые присылаются из российского бюджета. У них это выглядит как профицитность бюджета, но сама Наталья Зубаревич сформулировала так: «эти люди неспособны организовать бюджетный процесс». А сейчас у нас на связи Василий Зеленчук, в прошлом депутат Севастопольского городского совета, ныне депутат Херсонского областного Совета. Как, Вам кажется, будет формироваться бюджет Крыма? Только ли за счет аппетитов крымской власти или как-то иначе?

Василий Зеленчук
Василий Зеленчук

Василий Зеленчук: Во-первых, с профессором МГУ сложно спорить, потому что профессор МГУ, занимающаяся экономикой, изучением региональных бюджетов, абсолютно права. Но кроме того есть еще проблемы не в том, что эти власти получают много денег и не могут организовать процесс и нормально использовать бюджетные деньги, они, в принципе, никогда этим не занимались. Они за могли только разворовывать, растаскивать все, что им попадалось под руку: предприятия, бюджеты и так далее. Поэтому ждать от них каких-то конструктивных вещей и какого-то созидательного процесса на благо крымчан не стоит. Во-вторых, на самом деле проблема Крыма состоит в том, что он всегда был дотационным, в том числе и украинские власти в течение 23-х лет не развивали экономику Крыма, чтобы он был самодостаточным. Он на протяжении длительного времени развивался как военная база, как база для того, чтобы создать какой-то такой авианосец, – полуостров авианосец. В общем-то, никогда не было экономики. Было время Украины – дотации в бюджет были порядка 25-30%. На 75% Крым в последние годы стал себя обеспечивать за счет собственных ресурсов. Сейчас, насколько я знаю, 25% обеспечивают себя и 75% – дотации. Но с учетом тех экономических проблем, которые испытывает сама Россия сейчас – снижение цен на углеводороды, санкции, – я думаю, скоро появится не профицит бюджета, а дефицит бюджета.

– Как Вы считаете, в каком промежутке времени, на сколько лет, десятилетий, у России будет хватать денег на Крым?

Василий Зеленчук: У России не только на Крым, у России не будет хватать в 17-м году на собственные нужды. В 17-м году, если с учетом той тенденции, которая есть за 16-й год, Россия практически съест те резервы, которые были накоплены за предыдущие года. Начнется серьезная инфляция…

– Вы считаете, что в 2017 году у России не будет хватать денег, в частности, на Крым? Что при этом делать крымчанам?

Василий Зеленчук: Крымчанам – готовиться к худшему. Готовиться к очень тяжелым временам. Когда будут дорожать продукты питания, будет дорожать коммуналка, когда будет дорожать транспорт, но не будет хватать средств на его оплату.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG