Доступность ссылки

Крым: без стратегии и без будущего


Карикатура Евгении Олейник

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Симферополь – Как известно, в Крыму разрабатывается стратегия развития на 2016-2026 годы. Понятно, что с первых же дней работы маститые (по крымским меркам – авт.) «эксперты» попали в тупик. Поэтому «глава» Крыма Сергей Аксенов, кроме рабочей группы подключил к работе и «экспертно-консультативный совет». Но и это, по-видимому, не помогает, так как один из экспертов уже считает, что «республике нужны советники федерального уровня, способные сформулировать философию происходящих на полуострове преобразований». Тем не менее, ничто из этих мер ситуацию не спасет.

И вот почему. Перед крымскими «стратегами» предстало как минимум три препятствия, которые они не в состоянии преодолеть.

Стратегия непризнанной территории невозможна

Что может составлять стратегию для непризнанной территории? Конечно – меры по ее признанию. Сейчас Москва и «власть» в Крыму все отчетливее понимают, что признание Крыма в составе России невозможно

Препятствие первое – невозможность стратегического планирования непризнанной территории. Вопрос для школьника – что может составлять стратегию для непризнанной территории? Конечно – меры по ее признанию. Сейчас Москва и «власть» в Крыму все отчетливее понимают, что признание Крыма в составе России невозможно, поэтому о такой стратегии никто и не задумывался. Спорадические меры типа «завоза» в Крым представителей правых партий Италии, Японии, французских депутатов и «пыль в глаза» подкупленным маститым журналистам мировых изданий, которые, приехав, обещают «рассказать правду», но потом исчезают бесследно, не в счет. Это не стратегия и даже не спасение, это жалкие попытки вора оправдаться и доказать, что это не он залез в карман соседа.

Поэтому крымские «стратеги» даже цели такой не ставят. Кажется, что крымские «эксперты», делающие вид, что они серьезно занимаются стратегией, даже не слышали о существовании в России закона «О стратегическом планировании в Российской Федерации», и потому исходят из чего попало, но только не из него. Как подчеркивает политолог и член экспертного совета Андрей Мальгин, «в разработке стратегии социально-экономического развития Крыма на 2016-2026 годы необходимо отдельно выделить период интеграции в Россию». Как видим, цель – всего лишь интеграция.

Сам Аксенов понимает стратегию так: «Вся стратегия – это положенные на бумагу мысли о том, куда государство в первую очередь должно инвестировать средства, где будет наибольшая отдача за короткий промежуток времени». Как видно, привлечение инвесторов для Аксенова – неразрешимая задача, и он хочет переложить ее на других. Но инвестирование, даже если бы оно было возможным, – это тоже не стратегия.

Интеграция в Россию – это не стратегия, это всего лишь переходный период, к тому же в оценке его крымская «власть» уже совершила много ошибок, пытаясь искусственно его ускорить

Отсюда две проблемы. Интеграция в Россию – это не стратегия, это всего лишь переходный период, к тому же в оценке его крымская «власть» уже совершила много ошибок, пытаясь искусственно его ускорить. Но даже эта цель ошибочна, потому что Крым, кроме всплеска ложно понимаемого «патриотизма», принес России массу головной боли, и на поверку выходит, что до 2014 года Россия в целом, и каждый из россиян, могли пользоваться Крымом куда успешнее, чем после аннексии. Это понимал после окончания войны Никита Хрущев, который оказался более продвинутым стратегом, чем нынешние российские политики, и поэтому он интегрировал Крым не в Россию, а в Украину, что принесло успех и России, и Украине, и Крыму.

Но то и время было другое, никаких международных санкций тогда не было. А стратегия в условиях санкций невозможна по той простой причине, что до их прекращения условия жизни Крыма будут определяться не самим Крымом, а внешними факторами. Будут причины – санкции усилят, и прощай всякая «стратегия», но сняты они будут только после того, как Россия признает аннексию ошибкой своих политиков, заплатит репарации, накажет виновных и передаст Крым назад Украине. Но тогда его стратегия уже будет не делом России.

Бесперспективное планирование

Препятствие второе – само ложное понимание стратегии, которое отличает крымских «экспертов». То, что они собираются «легко написать» (Мальгин: «Для экспертов не составляет труда разработать стратегию развития» – авт.) будет совсем не стратегия, а, скорее всего, средней руки план возможного развития. Говорит об этом, во-первых, сильно укороченный как для стратегирования срок будущего проекта, который собираются разрабатывать почему-то на 2016-2026 годы. Стратегии обычно составляются не менее, чем на 20 лет, но так далеко в Крыму сейчас даже бояться заглядывать.

Задача разработки стратегии Крыма, сегодня неосуществимая в принципе, кажется Андрею Мальгину столь простой и легкой задачей потому, что самое большее, что сделает команда «экспертов» – это перепишет бывшую «стратегию», разработанную еще донецкими по приказу Василия Джарты. И это будет не стратегия, а предвидение нескольких (на самом деле несбыточных – авт.) рубежей: довести выпуск промышленной продукции до такой-то цифры, посещение Крыма туристами – до таких-то миллионов… Она будет предусматривать урожайность сельхозкультур, продуктивность животных, количество детских садиков, и что-то еще. Это совсем не стратегия.

Кстати, уже озвученная Владимиром Константиновым цифра в 20 миллионов российских туристов в год явно нереальна. Во-первых, крымская инфраструктура (транспорт, объекты питания, проживания, лечения, а также приема туристов) с такой цифрой не справится, и расчеты ее развития на эту цифру еще никто не проводил. Во-вторых, Россия в добровольном порядке цифру в 20 миллионов туристов в Крым не сгенерирует. Ее можно будет создать только искусственно, направив в Крым все туристические резервы от Камчатки и Сахалина до Калининграда и Петербурга. Но это будет в ущерб другим регионам России и в ущерб самим туристам.

Путин лишил Россию всякой стратегии

Препятствие третье – невозможность создания работоспособной стратегии в самой России. Если нет общероссийской стратегии, то как она может быть создана в Крыму?

Оказывается, поручение Крыму начать разработку стратегии сделано потому, что в самой России правительство занялось разработкой «Стратегии социально-экономического развития Российской Федерации до 2030 года». (Обратите внимание на расхождение сроков в Москве ив Крымуавт.) Параллельно с этим активизировалась экспертная дискуссия. Везде и всюду теперь обсуждают стратегию. Состоялись Гайдаровские чтения, Диспут-клуб Ассоциации независимых центров экономического анализа (АНЦЭА), круглый стол в Минэкономразвития.

Ни одна из ранее разработанных в России стратегий не выполнена, планы и обозначенные приоритеты прямо противоречат экономической практике, а закон «О стратегическом планировании» не работает

Дискуссии идут, хотя каждый участник, видимо, понимает, что они все бесплодны по нескольким причинам. Во-первых, как уже выяснилось, ни одна из ранее разработанных в России стратегий не выполнена, планы и обозначенные приоритеты прямо противоречат экономической практике, а закон «О стратегическом планировании» не работает. Зачем же разрабатывать новую?

Была у России «Стратегия-2020», ее дополнили майскими указами президента в 2012-м году. Сам Владимир Путин на последней «прямой линии» говорил, что она является «главным ориентиром». Но! «Стратегия существует, всеми одобрена, но не реализуется, – пояснил Евсей Гурвич, глава Экономической экспертной группы, в ходе дискуссии в АНЦЭА. – Например, она предусматривает, что за 2008-2020 годы объем ВВП страны вырастет минимум на 125 процентов. А что в реальности? Если мы возьмем факты на сегодняшний день и объединим с прогнозом МВФ, то окажется, что наш рост составит менее 12 процентов. Расхождение не просто существенное, это расхождение на порядок – в 10 раз!»

Во-вторых, в России ни для кого не секрет, просто об этом не говорят – всяких перспектив развития и всякой стратегии страну лишил лично президент Владимир Путин. Ни в какой стратегии не было аннексии Крыма и естественно, что плюсы и минусы, а тем более затраты никто не просчитывал. Ни в какой стратеги не было войны на Донбассе, нив какой стратегии не было войны в Сирии, никакая стратегия не предусматривала убийственную гонку вооружений, которую развязал президент без совета правительства или других органов. И теперь – после Крыма, Донбасса, Сирии, в условиях санкций, при условии катастрофически дешевой нефти, и подешевевшего и упавшего в объеме экспорта газа, при условии развалившейся финансовой системы и непредсказуемого падения рубля (а что еще ожидает страну – не знает и сам Путин – авт.) – как в таких условиях писать стратегию?

Все понимают, что реальная стратегия России, которая может быть выполнена, может быть только одна – отказ от Крыма, прекращение войны на Донбассе, отказ от претензий на глобальное лидерство и от личных президентских амбиций, смена по крайней мере президента, если не всей правящей элиты, прекращение гонки вооружений, прекращение угроз всему миру, налаживание эффективного международного сотрудничества на основе добрососедства и взаимной выгоды, и усиленное решение внутренних проблем, глубокое реформирование внутренней жизни. Но при живом Путине кто осмелится все это сказать?

Поэтому чем раньше в Крыму осознают, что стратегия развития Крыма возможна только при том условии, если он будет частью Украины, тем лучше. Говорить о развитии Крыма в составе России, как видим, даже смешно.

Артур Воронин, экономический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG