Доступность ссылки

Олег Панфилов: ИГИЛ почти не виден


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Из потока новостей выделю две – «ИГИЛ пригрозило взорвать Белый дом в Вашингтоне» и «Российская авиация за день разбомбила 140 объектов ИГИЛ». Человек я не молодой, поэтому привык над каждой новостью думать и анализировать. Вот, к примеру, ИГИЛ несет огромные потери из-за того, что российская авиация их бомбит каждый день, и каждый день – по несколько десятков объектов. Вопрос первый: получается, что ИГИЛ – организация с самой развитой инфраструктурой, лучше, чем в самой России, если столько объектов успели понастроить? Вопрос второй: если ИГИЛ несет такие огромные потери, то почему они обещают взорвать Белый дом в Вашингтоне, а не Кремль в Москве?

У меня скудные познания в менеджменте появления многочисленных террористических организаций, но ИГИЛ заинтересовал несколькими деталями. Во-первых, странными сведениями о том, что там чуть ли не треть боевиков, говорящих по-русски. Значит ли, что они хотят построить свой «русский мир» на обломках сирийского христианства, о котором так часто говорит Путин и его идеологический союзник Кирилл (Гундяев), но под черным знаменем квадратного формата. Кто-то уже назвал его плагиатом и предложил родственникам Казимира Малевича судиться. Во-вторых, каким образом более пяти тысяч граждан стран СНГ оказались там, под пальмами Пальмиры, да еще, как сообщается, с семьями, то есть, с женами и детьми. У них там что, курорт? В-третьих, если эти бывшие советские граждане оказались там год-два, а некоторые и три года назад, то почему родные власти этих самых стран только сейчас всполошились и наперебой начали стенать по поводу заблудших сограждан.

Вопросов на самом деле много, и они касаются не только организации – это как раз просто: швырнул пару сотен миллионов – и заказал себе рейдерскую армию для решения геополитических проблем. Вопросы в другом – как удалось под черный квадрат собрать столько заблудших постсоветских овечек? Ведь это не делается с помощью объявлений в газете или благодаря рекламе по ТВ. А кастинг кто проводил? А кто определял способности – умение пользоваться стрелковым оружием, могут ли водить танк или другую технику. Насколько знает Коран и Хадисы Пророка, какова идеологическая подоплека пожертвовать себя ради «Исламского государства»? Кто оплачивал проезд добровольцу, а также его семье с детьми? Каков был маршрут передвижения? Кто встречал и где? Была ли боевая переподготовка? И, наконец, с чего это ИГИЛовцы вдруг решили создать русскоязычные сайты и даже радиостанцию? Они что, намеревались заманить в Сирию коренных жителей Вологодской и Брянской областей?

Главного они добились – о них говорят, многие боятся, многие недоумевают

Накопленные вопросы само собой не подразумевают быстрый поиск ответов, но таинственность, которой окружена история создания ИГИЛ и его нынешняя деятельность, склоняет меня к мысли, что авторы, организаторы и менеджеры – или очень плохо образованы, или раньше руководили подразделением не больше колхоза где-нибудь в Самаркандской или Саратовской областях. Нет, главного они добились – о них говорят, многие боятся, многие недоумевают. А теперь посмотрите в ясные глава Владимира Путина и Дмитрия Медведева и вы не найдете этого страха. Конечно, они закаленные – 15 лет у власти вырабатывают гены мужества и пофигизма в отношении как своего населения, так и мирового сообщества. Но никто же Медведева не тянул за язык, когда он сказал на днях, что теракты из-за того, что с Россией не договариваются. В оригинале это прозвучало так: «Потому что речь идет о войне против террора, войне, которая объявлена всему цивилизованному миру, и в такой ситуации надо договариваться, а не пытаться считать, кому это выгодно…». В сравнении это называется как-то грубо – про мыло и прямую кишку. А если посмотреть внимательно со стороны, то вы увидите обычного шантажиста, который строит свою политику на страхе других.

Деятельность ИГИЛ мне больше напоминает организацию большевиков в период становления советской власти – много обещаний про «справедливость», про веру в светлое будущее, заманивание боевых офицеров и интеллигенции и лозунг про «мировой пожар раздуть». В поиске ответов на свои вопросы я обратился к своим землякам - таджикам. Из Таджикистана, по разным сведениям, в ИГИЛ воюют от 400-500 до 30 тысяч человек. Последняя цифра явно преувеличена, только потому, что, как утверждают мои собеседники, большинство таджиков попадают в лапы вербовщиков не в Таджикистане, а на территории России. И, как утверждается, много молодых людей, с высшим образованием и даже навыками работы в бизнесе. В религиозном отношении эти люди были в почтении, но не фанатики. А поскольку в ИГИЛ действительно интернационал из таджиков, узбеков, кыргызов, казахов, азербайджанцев, то, поверьте, их вряд ли объединяет различие в языках, культурах и отношению к исламу. Наверное, друг с другом общаются по-русски и команды отдают матом, традиционно, по-русски.

Одна из знаковых фигур – командир ОМОНа МВД Таджикистана полковник Гулмурод Халимов. Свое решение в видеообращении на русском языке (!) он объясняет «протестом против методов работы МВД Таджикистана, запретом на пятикратное совершение намаза и ношение традиционной мусульманской одежды». Первая претензия – социально-административная, вторая – странная, для молитвы мусульманину нужен лишь коврик и пять минут, третья – и вовсе абсурдная, кто был в Таджикистане, тот не мог увидеть стариков, гуляющих в джинсах или шортах. А на работу в МВД приходить в национальном халате или чалме как-то совсем удивительно. Карьера полковника была блестящей: начинал рядовым бойцом ОМОНа в 1997 году, прошел несколько стажировок, в том числе в США, последние три года был командиром ОМОН МВД Таджикистана, имел государственные награды. Власти Таджикистана, как только в апреле не обнаружили полковника на рабочем месте, лишили его звания и всех наград. Во время гражданской войны 1992-1997 годов частым было преследование родственников оппозиционеров. Метод отработанный и действенный – у таджиков большие семьи, и давление на них часто приводило к желаемому для властей результату. У полковника Халимова в Таджикистане осталась семья и восемь детей, которых никто не трогает.

Несколько поколений людей, живших в условиях тотальной пропаганды марксизма-ленинизма и репрессий, просто не могут быть «исламистами» по своей сути

Возможно, со временем я смогу найти ответы хотя бы на часть своих вопросов, пока пишу, скорее, как любопытствующий, чем эксперт. Хорошо известно, как Советский Союз создавал, воспитывал, готовил и финансировал террористов, которые гордо себя именовали народно-освободительными движениями. Сейчас их называют сепаратистами, а для большего устрашения – «исламистами». Особенно нелепо это звучит в отношении жителей постсоветского пространства, где и религиозных школ не было, а единственное медресе в Бухаре и Исламский институт в Ташкенте были под жесточайшим контролем КГБ. Там готовили не только имамов, но и осведомителей. Несколько поколений людей, живших в условиях тотальной пропаганды марксизма-ленинизма и репрессий, просто не могут быть «исламистами» по своей сути. Преступниками, прикрывающимися исламом, – могут, как и крестоносцы сжигали города во славу Христа. Но при чем тут религия и, тем более, черный квадрат Малевича?

И еще цитата из Медведева на пресс-конференции по итогам форума АТЭС в Маниле: «Позиция наших партнеров будет меняться, и в конечном счете это будет способствовать формированию антитеррористической коалиции, которая объединит страны, заинтересованные в искоренении террора на Ближнем Востоке и уничтожении «Исламского государства» (ИГ) как явления. А то, что в настоящий момент «Исламское государство», по сути, является таким террористическим интернационалом, который угрожает всему цивилизованному миру, по-моему, сейчас ясно абсолютно всем». Все, ИГ просто явление, но он очень хочет объединения с Западом для «искоренения террора на Ближнем Востоке». Ну, конечно, очень важное напоминание о том, что ИГ – «террористический интернационал», умолчав, что на треть он еще и русскоязычный.

Трудно предположить, чем все это закончится, но, кажется, никто не отменял желание Путина мировой пожар раздуть и опять стать геополитическим лидером, закопавшись на Ближнем Востоке не банальными подачками ХАМАСу или Хезболле, а основательно, надолго, и чтобы контролировать экспорт нефти. Я бы даже предположил, что ИГИЛ и проект «Русский мир» имеет один офис в Москве и много желающих погреться у печи с горящими нефтедолларами.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG