Доступность ссылки

Письма из оккупированного Донбасса. Когда Москва уйдет из Украины, останется посеянная ею ненависть. Как остановить ее?


Бомбоубежище Донецка, август 2015 года

Александр Михайленко

«Ну, і які там настрої?» – спрашивает меня киевский коллега.

Я только что вернулся из поездки домой в Донецк. Передаю ему разговор с мелкой сотрудницей аппарата «ДНР». Задал ей вопрос: «Что будете делать, если придет украинская армия?» Ответила: «Бежать, конечно. Я же понимаю, что, попади я им в руки, меня сразу вздернут на столбе».

Мой киевский коллега, добрейшей души человек, разводит руками и вздыхает: «Ну, а як же інакше?» Он – интеллигент, не радикал. Из его близких, насколько мне известно, в АТО никто не погиб. И вот он готов допустить расправы даже над мелкими коллаборационистами из гражданских.

Как в условиях мира мы будем разговаривать друг с другом: те, кто поверил в «республику», в «защиту русскоязычных», в «киевскую хунту» и те, кто не поддался дурману кремлевской пропаганды?

В ситуации, когда активные боевые действия не ведутся, когда нет непосредственной опасности, начинаешь задумываться о том, что ждет нас всех в будущем. Любая война рано или поздно закончится. Как в условиях мира мы будем разговаривать друг с другом: те, кто поверил в «республику», в «защиту русскоязычных», в «киевскую хунту» и те, кто не поддался дурману кремлевской пропаганды?

Сейчас в Донецке и Луганске висят флаги «республик», и многие местные жители демонстрируют лояльность новой «власти». Но я точно знаю, что какое-то количество дончан и луганчан, несмотря ни на что, продолжают считать себя украинцами, а свои города – оккупированными. Они опасаются говорить об этом вслух. Когда Киев восстановит контроль над Донбассом, ситуация поменяется на противоположную. Сколько наших земляков, которые не смогут выехать в Россию, будут дальше жить в украинском государстве, люто ненавидя его, а заодно и нас?

Даже если Москва официально признает факт агрессии и, признав также свое поражение, полностью уйдет из Украины, останется посеянная ею ненависть, которая постоянно воспроизводит сама себя. У нашего общества нет иммунитета к ней.

Готов ли я понять и простить всех тех, кто сейчас ненавидит меня и близких мне людей за нашу позицию?

Как остановить ее? Я, дончанин, украинец, задаю себе этот вопрос. Готов ли я понять и простить всех тех, кто сейчас ненавидит меня и близких мне людей за нашу позицию? Буду ли готов в будущем жить и работать рядом с ними? Сидеть за соседним столиком в кафе? К людям, которые сразу же открыто поддержали «русский мир», «Новороссию», которые сделали свой выбор, я, пожалуй, смогу относиться не так плохо, как к другой категории. К тем, кто считает, что «войну ведут лишь олигархи и политики, а от нас, маленьких людей, ничего не зависит». Кто обвиняет политиков, олигархов и военных в том, что война для них – средство наживы, но при этом оформил себе пенсию и в «республике», и на подконтрольной территории. На днях в одной из очередей в Донецке мне пришлось выслушать, каким уважением среди части местных пенсионеров пользуются те, кому это удалось. Гуманитарную помощь эти люди тоже с удовольствие берут как из российских рук, так и «из рук» украинского олигарха Рината Ахметова.

Я задаю себе вопрос: какая, в конце концов, разница, наживаешь ты миллионы, торгуя украинскими товарами на оккупированной территории, в обход блокады или тысячи, взимая дань за контрабанду на блокпостах, или гроши, оформив себе две пенсии? Разве все это не одно и то же в моральном отношении? Причем, многие даже признают это. Говорят: «Идеология, что «русский мир», что «Єдина Україна», – это все для лохов. На самом деле, с обеих сторон речь идет только о деньгах. Простые люди – все за мир. Но в условиях войны мы вынуждены приспосабливаться к ситуации».

Для того, чтобы постоянно жить рядом с человеком и нормально работать вместе с ним, не обязательно его уважать, но нужно хотя бы не презирать. Едва ли у меня получится это в отношении описанной категории земляков. Но мое отношение к ним смягчает понимание, что в других регионах страны процент подобных людей не намного ниже.

Александр Михайленко, журналист, Донецк

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Перепечатка из рубрики «Листи з окупованого Донбасу» Радіо Свобода

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG