Доступность ссылки

«Лично не совершили никакого преступления перед государством»


Крымскотатарские спецпереселенцы. Конец 1940-х годов

В истории бывают события, которые кардинальным образом меняют судьбы людей и целых народов. Именно такое событие произошло 59 лет назад в истории Советского Союза...

24 ноября 1956 года было принято Постановление Политбюро ЦК КПСС «О восстановлении национальных автономий калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов», в 1957 году были приняты указы Президиума Верховного Совета СССР о возвращении упомянутых народов в места прежнего проживания, началась их репатриация. На этой развилке истории разошлись судьбы «наказанных» Сталиным народов – народов, депортированных в период советско-германской войны 1941-1945 годов из мест их исконного проживания.

Постановлению предшествовали события, происходившие несколькими годами раньше…

Сталин никогда не был гарантом законности и правосудия в стране, о чем многие граждане СССР, несомненно, догадывались. Но безусловно также и то, что для большинства населения страны его имя – во многом благодаря успешно работавшей пропагандистской машине – ассоциировалось с мощью, стабильностью и незыблемостью. Пиетет перед режимом в значительной степени был замешан на страхе, который преследовал всех без исключения – и тех, кто занимал мало-мальски значимую должность или имел общественное признание, и тех, кто, находился на самой низкой ступеньке социальной лестницы.

5 марта 1953 года Сталин умер.

Похороны Сталина
Похороны Сталина

Для депортированных народов смерть тирана была связана с надеждами на освобождение из ссылки и возвращение на родину. Действительно, процесс либерализации, начавшийся после смерти Сталина, актуализировал в 1953-1954 годах вопрос о положении спецпоселенцев. За месяц до своего ареста министр внутренних дел Лаврентий Берия (в свое время подготовивший проекты решений о выселении народов) писал: «Вопрос о спецпоселенцах имеет государственное значение, МВД СССР провело проверку состояния спецпоселений и готовит по этому вопросу предложения для рассмотрения в ЦК КПСС».

Впрочем, последующие решения принимались уже без могущественного злого гения советской политики – 26 июня 1953 года на заседании Президиума ЦК КПСС Лаврентий Берия был арестован и в декабре того же года расстрелян.

Информационное сообщение о Пленуме ЦК КПСС, который рассмотрел "преступные действия Лаврентия Берия"
Информационное сообщение о Пленуме ЦК КПСС, который рассмотрел "преступные действия Лаврентия Берия"

В сентябре 1953 года первым секретарем ЦК КПСС стал Никита Хрущев. В Записке, адресованной Комиссией ЦК КПСС по вопросу о спецпоселенцах (февраль 1954 года) Никите Хрущеву и Георгию Маленкову, говорилось о «нецесообразности дальше сохранять некоторые ограничения, установленные для спецпоселенцев», поскольку в большинстве своем они «лично не совершили никакого преступления перед государством».

Тезис этот весьма интересен – по сути, это признание властью несправедливости собственных решений против многих миллионов ни в чем не повинных людей. Впрочем, подобные признания (конечно же, в свое время не обнародованные и сохранившиеся в документах «для внутреннего пользования») отнюдь не означали, что власть немедленно возьмется исправлять собственные ошибки. Не случайно в этот период получил хождение анекдот: «Чем отличается правление Хрущева с Булганиным от правления Сталина? Культ личности сменился культом двуличности».

Процесс освобождения спецпоселенцев был неспешным, и растянулся он на несколько лет.

Комиссия предлагала смягчить режим их содержания, предоставив, например, спецпоселенцам право свободно передвигаться в пределах области, края, республики, а по командировочным удостоверениям и по путевкам – даже ездить на курорты; изменить порядок регистрации в комендатуре (вместо одного раза в месяц на один раз в три месяца) и т. д.

Вместе с тем, в Записке отмечалось, что «основная масса спецпоселенцев расселена в Казахской, Узбекской, Киргизской ССР, в Красноярском крае, Кемеровской, Новосибирской, Молотовской, Свердловской и др. областях Урала, где ощущается большой недостаток в рабочей силе», поэтому вопрос о спецпоселенцах должен решаться так, чтобы «это не вызвало большого ухода рабочей силы из этих районов». Одновременно говорилось, что было бы нежелательно, чтобы «выселенные в свое время из Крыма, Кавказа, Поволжья, пограничных районов Украины, Белоруссии, из прибалтийских республик снова вернулись в эти районы».

В заключение Комиссией предлагалось провести консультации по данному вопросу с руководителями республик. В апреле-мае 1954 года информация с мест поступила в ЦК КПСС.

В своем сообщении первый секретарь ЦК КП Узбекистана Амин Ниязов настаивал на том, чтобы оставить на спецпоселении «крымских татар... в связи с тем, что среди этих спецпоселенцев много проявляется враждебных настроений и совершается уголовных преступлений».

Пантелеймон Пономаренко
Пантелеймон Пономаренко

Первый секретарь ЦК КП Казахстана Пантелеймон Пономаренко рекомендовал не снимать с режима спецпоселений не только молодых, но даже «престарелых спецпоселенцев – чеченцев, ингушей, балкарцев, «оуновцев», басмачей, крымских татар и белорусских кулаков», мотивируя это тем, что «большинство из них является носителями самых реакционных и враждебных настроений, организуют различные религиозные и националистические группировки, культивируют среди молодежи отсталые обычаи».

Первый секретарь Свердловского обкома КПСС обращал внимание на «устойчивое политическое настроение» мобилизованных и местных немцев и части переселенцев из Крыма, но отмечал, что «значительно менее устойчивы и имеют склонность к антисоветским проявлениям переселенцы из Прибалтики и крымские татары».

Высказались по этому вопросу и украинские власти – в феврале 1954 года Крым перешел в юрисдикцию Украины, и мнение руководства этой республики было одним из значимых.

В Центральном государственном архиве гражданских объединений Украины сохранился проект письма, подготовленный Крымским обкомом для первого секретаря ЦК КПУ Алексея Кириченко, в котором содержалась просьба «выйти с ходатайством в ЦК КПСС о запрещении всем административно выселенным в 1944 году возвратиться и проживать на территории Крымской области».

В нем, в частности, говорилось: «В связи с тем, что освобожденным из спецпоселений лицам разрешено проживать в любой без ограничений области, некоторые из них приезжают в Крым и требуют возвращения отобранных у них при выселении из Крыма построек и возмещения стоимости изъятого имущества. Личное имущество выселенных в 1944 году было реализовано и доход обращен в пользу государства. Жилье и хозяйственные постройки были переданы колхозникам переселенцам, в пользовании которых находятся в настоящее время, потому возвращение вернувшихся в Крым спецпереселенцев значительно ослабит личное хозяйство многих переселенческих семей и может привести к их выезду из Крыма.

Кроме того, учитывая, что Крымская область является пограничной и заселение ее бывшими спецпереселенцами нежелательно, считаю необходимым:

1). Запретить проживание в Крымской области всем лицам, выселенным в 1944 г. из Крыма и сейчас освобождаемым из спецпоселений;

2). Всем освобожденным из спецпоселений и уже прибывшим в Крым рекомендовано выехать на жительство в другие области Советского Союза, их ходатайство о возвращении отобранного при выселении имущества не удовлетворять».

Алексей Кириченко
Алексей Кириченко

Как можно судить по сохранившейся на документе резолюции (сделанной, видимо, сотрудником секретариата ЦК КПУ), проект этого письма был «дан А. Кириченко при его отъезде в Москву в ЦК КПСС в апреле с. г.».

Это письмо 1954 года интересно тем, что в нем зафиксирована позиция высшего руководства советской Украинской ССР и Крымской области по вопросу о возможном возвращении на полуостров его недавних жителей, депортированных в период войны. В документе четко просматриваются те аргументы против возвращения выселенных народов, которые, скорее всего, и стали решающими при окончательном разрешении проблемы спустя два года.

Основные доводы украинской стороны в защиту своей позиции – экономического (репатриация неизбежно инициирует вопрос о выплате компенсаций бывшим спецпоселенцам за утраченное жилье и имущество) и социального свойства (возвращение бывших жителей Крыма чревато серьезными конфликтами и столкновениями с переселенцами послевоенного времени).

Между тем процесс освобождения спецпоселенцев продолжался...

В 1954-1955 годах были сняты ограничения в правовом положении с некоторых категорий спецпоселенцев (детей до 16-летнего возраста включительно и поступивших в высшие учебные заведения; коммунистов и членов их семей; участников Великой Отечественной войны, лиц, награжденных орденами и медалями; одиноких инвалидов и других).

17 сентября 1955 года был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.». Наконец, Указом Президиума Верховного Совета СССР отменялся режим спецпоселений в отношении немцев (13 декабря 1955 года)…

(ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ)

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG