Доступность ссылки

Олег Панфилов: Исламовед Путин


©Shutterstock

Cпециально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

В среду мы услышали еще одно умозаключение Владимира Путина. «Мы наблюдаем – и не только мы, уверяю вас, это видят во всем мире, – что сегодняшнее руководство Турции в течение значительного количества лет проводит достаточно целенаправленную внутреннюю политику по поддержке и по исламизации своей страны», – заявил российский президент. Путин попытался затем чуть смягчить свой выпад: «Ислам – мировая великая религия, это одна из традиционных религий и Российской Федерации, мы сами поддерживаем ислам и будем это делать». Получилось так же нелепо, как всегда, когда глава Кремля говорит на религиозные темы. Неважно – о сакральном Херсонесе или о единственной стране в исламском мире, которая почти сто лет назад провела реформы, которых не было ни в Сирии, ни в других дружественных России странах.

Днем раньше Путин сделал заявление на встрече с королем Иордании Абдаллой II в Сочи. Здесь он выступил уже как знаток геополитического ислама, напрямую обвинив Турцию в пособничестве ИГИЛ. «Мы давно фиксировали тот факт, что на территорию Турции идет большое количество нефти и нефтепродуктов с захваченных ИГИЛ территорий. Отсюда и большая денежная подпитка бандформирований… Если у ИГИЛ такие деньги, – а счет там идет на десятки, сотни миллионов, может быть, на миллиарды долларов, – за счет торговли нефтью, плюс к этому они имеют защиту со стороны вооруженных сил целого государства, тогда понятно, почему они ведут себя так дерзко и нагло, почему они умерщвляют людей самым изуверским способом, почему они совершают террористические акты по всему миру, в том числе в сердце Европы».

Если верить словам Путина, Турция – друг и финансовый и торговый партнер ИГИЛ

То есть, если верить словам Путина, Турция – друг и финансовый и торговый партнер ИГИЛ. Путин практически прочел королю Иордании лекцию по «советскому востоковедению», заодно напомнив фразой «они что, хотят поставить НАТО на службу ИГИЛ?» о существовании старой неприязни к Северо-Атлантическому блоку. Практически процитировав изданную в СССР миллионными тиражами книжку Николая Яковлева «ЦРУ против СССР». Нет, тогда ИГИЛ не был еще придуман в темных коридорах, но всякие другие враги советскому руководству мерещились, как сейчас Путину. У Путина есть давние враги, в числе которых, кроме американцев и Запада в целом, числятся люди, которых Путин презрительно называет «исламистами». У российского президента скудные познания о любой религии, но он не стесняется руководствоваться схемами – если христианин, то крестится, если мусульман, то – обрезан. К осенению крестом Путин относится нормально, к обрезанию почему-то презрительно, однажды пригрозив французскому журналисту, что он поспособствует «этой операции», чтобы у того «ничего больше не выросло».

Днями раньше произошло еще одно событие, которое почему-то осталось без внимания Путина, хотя имеет прямое отношение к исламу, точнее, его официальной российской версии.

21 ноября Верховный муфтий России рассказал делегатам IV Всемирного курултая башкир, проходившем в Уфе, что он, Талгат Таджуддин предложил Путину оккупировать Израиль. Муфтий мотивировал это тем, что «Крым уже наш» и надо также «поступить с Израилем, но президент Путин от предложения отказался. На слова Верховного муфтия зал, перед которым выступал Таджуддин, отреагировал аплодисментами и смехом. В зале сидели четыреста делегатов и почти двести человек гостей из многих стран мира. В любой нормальной стране эта «шутка» обернулась бы огромным скандалом, после которого бы последовали извинения Израилю, а Талгату Таджуддину пришлось бы поменять свой тюрбан и павлиньей расцветки халат на скромное одеяние деревенского муфтия.

Путин, кажется, и не скрывает, что спустя девять лет «ельцинской демократии» он восстанавливает прежние отношения между властью и обществом. Цензура и пропаганда уже есть, выборы губернаторов отменены, единственная и направляющая роль главной партии есть, у нее даже есть несколько филиалов, к религиозным конфессиям применен тот же способ приручения, как в СССР – отправляйте свои культы, но в дела государства не вмешивайтесь и идеологически помогайте, окормляйте. РПЦ – уже практически часть идеологического управления Кремля, скромный итальянец Берл Лазар с согласия Путина сместил Адольфа Шаевича и стал главным раввином России. Наконец, с мусульманской общиной все оказалось намного проще – во главе Духовного управления мусульман России оказался Талгат Таджуддин, большой шутник и веселого нрава человек. Во время награждения его орденом РПЦ святого благоверного Даниила Московского II степени, он произнес фразу, которая впоследствии стала поводом для шуток и анекдотов: «Без Русской православной церкви мы не представляем деятельности Центрального духовного управления мусульман. Мы – части одного целого, единой отчизны, Богом хранимой России, святой Руси». Тогда же в декабре 2009 года вместе с ним принял орден и Рустам Валеев, полномочный представитель Центрального духовного управления мусульман в Москве, который поблагодарил патриарха Кирилла четко по-военному: «Служу Господу, служу России». Талгат Таджуддин еще и приложился к руке патриарха, чмокнул с благодарностью.

В РПЦ существует строгая иерархия, построенная на точно таких же отношениях, как во власти. В исламе все проще – иерархии никакой, кроме советской системы в виде Духовного управления мусульман

С РПЦ у Путина нет проблем – есть патриарх, есть «серый кардинал» Чаплин. В РПЦ существует строгая иерархия, построенная на точно таких же отношениях, как во власти. В исламе все проще – иерархии никакой, кроме советской системы в виде Духовного управления мусульман. И отношение к священникам намного проще: нравится имам – мечеть по пятницам полная, не нравится – есть другие. Контролировать мусульман сложнее, поэтому у Путина есть желание, но нет возможностей. Те отношения, которые Кремль установил с РПЦ, с мусульманской общиной не получается. Прохладного отношения Путина к исламу добавляет его безграмотность, а часто и откровенная глупость. Единственное, чего он добился – видимость покладистости чеченцев к Кремлю, что на самом деле – лишь поддержка Рамзана Кадырова, финансовая и военная.

Путин продолжает традицию КГБ, когда в советское время чекисты создавали в мусульманских странах большое количество организаций, впоследствии названных террористическими. Как в Сирии, где уже 45 лет семья аль-Асадов сохраняет власть благодаря лояльности Кремля. У Башара аль-Асада есть такие же «ручные» муфтии и руководители других конфессий, как в СССР, как в современной России. Путин думает, что ислам в Сирии менее радикален, чем в Турции? Скорее всего, очередная глупость Путина останется лишь фактом в его бурной и противоречивой биографии. Представляю себе стамбульское кафе на Истикляле, где местные турецкие трансвеститы-travesti пьют кофе и обсуждают очередную мудрость российского президента о радикальном исламе в их стране.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG