Доступность ссылки

Курултай. Судьба в изгнании


21 ноября 2015 года

Осман Пашаев

После Февральской революции в России в марте 1917 года в Симферополе был созван Всекрымский мусульманский съезд, в работе которого приняли участие более полутора тысяч представителей из городов и сел Крыма. Тогда народное вече – Курултай – объявило о создании Крымской народной республики, приняло Конституцию, государственную символику. Курултай объявил себя парламентом.

Но уже в январе 1918 года орган распустил Крымский областной военно-революционный комитет. Представителей Курултая подвергли преследованиям. Через два десятилетия – в 1944 году – весь крымскотатарский народ депортировали в Среднюю Азию.

Меджлис представляет интересы крымских татар во взаимоотношениях с правительствами Украины, России и других стран

После распада Советского союза и возвращения людей из мест депортации, в июне 1991 года, созвали II Курултай. Там приняли основополагающие документы о национальном суверенитете крымскотатарского народа.

Второй Курултай избрал Меджлис – высший представительный орган крымскотатарского народа. Меджлис представляет интересы крымских татар во взаимоотношениях с правительствами Украины, России и других стран. Председателем Меджлиса стал Мустафа Джемилев, его заместителем – Рефат Чубаров. В ноябре 2013, после очередного съезда Курултая, Джемилева на посту сменил Чубаров.

Удастся ли оккупационным властям подчинить себе единственный представительный орган Курултай или его разгонят и запретят? Об этом говорили с главой Меджлиса и народным депутатом Украины Рефатом Чубаровым.

Радио Крым.Реалии/ Подчинится ли России крымскотатарский Курултай?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:21:47 0:00


Рефат-ага, есть, как я понимаю, две стратегии у России в отношении Курултая. Либо объявить экстремистской организацией, мы это видели из постов в Фейсбуке господина Бальбека, либо объединить и переформатировать под новым зонтиком. Об этом сейчас говорят, да и стоит только посмотреть на эту общую фотографию конкурирующих между собой пророссийских организаций «Къырым» (Ремзи Ильясов) и «Къырым Бирлиги» (Сейтумер Ниметуллаев). На Ваш взгляд, какая стратегия выбрана сейчас?

Рефат Чубаров: Сейчас еще однозначно сказать нельзя. Просто напомню всем, что в российской практике есть такое устойчивое явление: когда не могут до конца изгнать или подавить некое существующее явление, как правило, делают параллели. В Крыму сначала хотели подкупить Меджлис, потом напугать, потом – ультиматум, потом – арест Ахтема Чийгоза. Всего четыре, ну, пятый так, на половину, сдались оккупантам. Это из 33 членов Меджлиса, остальные все держатся. И поэтому, создав в свое время две параллели – «Къырым Бирлиги» и «Къырым». Это не конкурирующие организации, это те избранные оккупантами люди, которых поставили в определенные рамки и которым сказали: будете плохо работать – сделаем ставку на тех, других.

Ну, хотя бы риторика есть конкурирующая, вот смотрите, когда в Анкаре проводился Всемирный съезд крымских татар, Бальбек говорил, что это родственники Джемилева собрались там. Ниметуллаев говорил, что съезд проведен и за ним следил весь Крым, и ошибка власти в том, что его не провели в Крыму. Согласитесь, это диаметральные взгляды.

Рефат Чубаров: Да, в их риторике было отличие, но это потому, что оккупанты увидели, что Всемирный конгресс крымских татар, которому они предрекали провал еще до созыва, был не просто проведен, а он был проведен с участием политиков мирового масштаба. Обращение президента Турции Эрдогана, обращение президента Украины, правительства многих стран, которые направили своих наблюдателей, послы... И надо было знаете, оставить за собой такой люфт. И поэтому Сейтумеру Немитуллаеву попеняли, что вот надо было взять процесс в свои руки, но в любом случае, это была игра со стороны оккупантов.

У нас есть мнение Лентуна Безазиева, который последние годы был оппонентом Курултая, но в свое время тоже вышел из системы Меджлиса, о том, как нужно действовать власти в отношении представительного органа крымских татар.

«Тот Курултай, который был избран 2 года тому назад, практически распался. Многие из него вышли. Эти товарищи за кордоном находятся. Значит, появились новые общественные организации 2Къырым бирлиги», «Крым» и т.д. Я думаю, они примут определенные решение. А существующий Курултай, которым руководили Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров, антироссийский. Крымчане не воспринимают такой Курултай в большинстве своем, и в том числе крымские татары. Меджлис не создан для созидания. С самого начала Меджлис – антипод созидания».

В словах Безазиева звучит «тот Курултай», т.е. значит, что может быть и «этот Курултай»?

Рефат Чубаров
Рефат Чубаров

Рефат Чубаров: Лентуна Безазиева очень хорошо знают крымские татары и в определенной мере те люди, которые живут в Крыму. Это человек-флюгер. Он никогда не был в Меджлисе или Курултае. Но были такие времена, когда ему нужна была поддержка для должности, он приходил на Курултай и пытался обосновывать свою профессиональную значимость. В данной ситуации господин Безазиев не лукавит даже, он просто врет. Курултай не распался, они попытались подкупить каждого из 248 делегатов. Им удалось только 63 человек убедить собраться на заседание Курултая. И не больше. Вы не помните сколько нужно подписей делегатов Курултая, чтобы созвать внеочередной Курултай?

– Необходимо больше 1/3 подписей делегатов Курултая, но тогда все равно, решение принимается Меджлисом крымскотатарского народа, а не делегатами.

Рефат Чубаров: То есть достаточно собрать 85 подписей, и тогда соберется Меджлис, и он примет решение.

– И откажет? Тогда Меджлис, по сути дела, узурпирует власть?

Рефат Чубаров: Ни в коей мере. Меджлис изучает это предложение, и если члены меджлиса посчитают, что в нынешних условиях есть свобода слова, свобода собраний и абсолютная независимость позиции каждого человека живущего в Крыму, включая делегатов Курултая, тогда Меджлис скажет: Курултаю быть. Но я сомневаюсь, что члены Меджлиса исходят из того, что на сегодня в Крыму есть хотя бы свобода слова. Я уже не говорю о других свободах. Когда Безазиев говорит, что лидеры Курултая все «за границей», то мы же все знаем, что произошло с Мустафа-ага, со мной, что происходит с Ахтемом Чийгозом.

– Хорошо, а если власть пойдет путем созыва нового Курултая, объявит, что Меджлис отказывает 1/3 делегатов, да, и созывается новый Курултай? Притом выборы, как и в 2013 году нынешнего Курултая, пройдут на прямых всеобщих выборах, та же российская власть даже профинансирует их в один день… Что остается Меджлису в этой ситуации? И обеспечит, кстати, явку, на том же уровне…

В 2018 году будут новые выборы делегатов Курултая. В 2018 году не будет Путина, в 2018 году Крым будет деоккупирован
Рефат Чубаров

Рефат Чубаров: Российская власть может делать все что угодно. Она и делает все что угодно в противовес международному праву, собственному законодательству. Все, что делается в условиях оккупации в любой сфере, в том числе и в сфере абсолютных полномочий крымскотатарского народа, в соответствии декларации ООН о правах коренных народов – все это не законно. И все это юридически ничтожно. Мы обязательно соберем новый Курултай, но пока еще и полномочия избранного в 2014 году не исчерпаны. У нас делегаты Курултая избираются на пять лет. В 2018 году будут новые выборы делегатов Курултая. В 2018 году не будет Путина, в 2018 году Крым будет деоккупирован.

– Представим себе, что в 2018 году все остается в том же положении, не проводятся выборы Курултая, тогда сохраняются полномочия нынешнего Меджлиса или все-таки у российской власти появляются легальные возможности созывать новый Курултай?

Рефат Чубаров: Как и многие народы объединенной Европы, мы, крымские татары, в одной из таких сфер оказались беспечными, пытаясь максимально предусмотреть собственное развитие на ближайшую перспективу и определив в этой перспективе главенствующее место органам национального самоуправления, мы не предусмотрели лишь одного: какие будут формы его деятельности в условиях оккупации Крыма. Как и многие государства, исходили из того, что в XXI столетии Россия никогда не будет нападать на своих соседей. Мы, конечно, видим решение, как мы можем выйти из этой ситуации, но еще раз хочу повторить, что никакой Курултай не будет собираться до исчерпания полномочий этого. А в рамках деятельности этих делегатов мы находим формы нашей работы. Есть Меджлис, члены Меджлиса, мы обсуждаем те вопросы, которые нам надо вместе решать. Мы не все те формы деятельности, которые для нас были привычными и являются эффективными, можем использовать в Крыму.

– У нас на связи из Крыма заместитель председателя Меджлиса Ильми Умеров. Что чувствуете Вы сейчас по тем последним конференциям, на которых объединили не объединяемое? Идет ли речь о созыве нового Курултая?

Ильми Умеров: О созыве нового Курултая я пока не слышал ни разу, а вот попытки создания альтернативы в виде общественных организаций «Къырым Бирлиги» и «Къырым» давно осуществляются. Но они никак не могут достичь желаемого результата и я уверен, что и не достигнут, потому что ничего, кроме презрения со стороны народа, эти организации не вызывают.

Подождите, речь идет об объединении двух общественных организаций или о создании на их платформе некоего другого представительного органа крымских татар?

Ильми Умеров
Ильми Умеров

Ильми Умеров: Этот орган не может быть представительным. Это две общественные организации. И вообще членство в общественной организации – добровольное, а Курултай и Меджлис – это выборные представительные органы народа, которые имеют свои положения, свои правила избрания.

То есть можно называть это не Курултаем, а Кинешем или подобрать любое другое слово. А каким путем собираются идти Ремзи Ильясов и Сейтумер Ниметуллаев, какую модель они видят, чтобы легитимизировать себя как единый представительский орган всех крымских татар?

Ильми Умеров: Я, живя в Крыму, не ощущаю, что это возможно, что это реально. Я еще раз повторяю: не может общественная организация быть представительным органом народа.

А я тогда попрошу Рефата Чубарова коротко рассказать, что такое «Къырым Бирлиги» и «Къырым»?

Рефат Чубаров: Это люди, которые пошли в прямое услужение к оккупантам, и каждый из них старается себя дороже продать. Любой из них будет отрабатывать ту линию, которая будет им спускаться сверху. У них один хозяин, это два пса на одной привязи, и каждому из них по очереди будет удлиняться поводок.

Я хотел бы продолжить все-таки то, что говорил Умеров. Ильми все время сводил ваше внимание к тому, что для того, чтобы иметь право говорить о представительном органе народа, надо пройти определенную процедуру выборов. А Вы все время говорили о том, и тоже справедливо, что вы будете делать, если они все это оформят. Они действительно могут это сделать. И мне представляется, что они еще до конца не определились, но некоторые инструменты новые они тоже создали. Они создали КОТ. Это крымскотатарское телевидение, которое уже нацелено на полное, как и другие электронные средства массовой информации в Крыму, оболванивание людей, в том числе на крымскотатарском языке. Наверное, было бы им проще создать единый орган, через который будут управлять крымскими татарами. Поэтому они могут сделать иллюзию выборов, объявить, что выборы состоялись. Говорить об этом и днем, и ночью в расчете на то, что через полгода, через год люди забудут, что это были за выборы. С другой стороны, в России они много уже такого делали, это ни к чему хорошему не только не привело, но и породило то, что в обществе есть устойчивые представления, что в России нет выборов, в России депутаты назначаются. Крымские татары еще раз убедятся, что Курултая у них в исполнении оккупационной власти нет, есть назначенные крымские татары, которым приписывают роль Курултая.

– В самом начале этих событий крымские татары хотели, чтобы их признали третьей стороной в этом конфликте. В случае если российская власть пойдет на, то, что новый лояльный представительный орган будет говорить о том же, чтобы получить свое представительство в той же ООН. Вот крымские татары, вот она третья сторона, они говорят от своего имени, не от имени Российской Федерации. Это точно так же, как было с Украиной и Беларусью, когда создавалась при Советском Союзе ООН. Может ли случится так, что будут прислушиваться именно к этой части крымских татар? Назовем это пророссийским Курултаем.

В 21-м столетии ведущие государства, которые также начинали строить вместе с Советским Союзом эту конструкцию, не готовы все начинать с нуля
Рефат Чубаров

Рефат Чубаров: Такие попытки возможны. Но это будет в том случае, если крымская тема действительно станет предметом обсуждения на международном уровне. Мы работаем с правительствами многих стран, поэтому со стороны России, когда у нее не останется никакого другого шанса отстаивать принадлежность Крыма, статус Крыма в составе Российской Федерации, могут вытащить и эту карту тоже. То, что они сейчас делали с Плотницким, с Захарченко, мы сейчас говорим об этих территориальных образованиях, которые контролируются бандитами, это украинские земли. Но я еще раз хочу повторить, что, когда Россия сядет за стол переговоров, у нее уже не будет тех сил, которыми она сможет подкреплять такой подход.

– Позвольте Вам оппонировать? 39-й год, правительство Польши в изгнании, в Лондоне, признавалось мировым сообществом, даже признавалось Советским Союзом. Наступает конец Второй мировой войны, с ним отказываются сотрудничать как на Западе, так и на Востоке, и до 90-х годов у него остаются церемониальные функции, которые не все признавали даже в западном мире. Или вопрос того же Китая, который был до 80-х годов в ООН представлен Тайванем.

– Очень упрощенный подход.

– Почему?

– Вы не забывайте о том, что от последнего процесса, о котором Вы говорили, отказались. Этому предшествовала Вторая мировая война и результаты этой войны: Ялтинская конференция и все послевоенное устройство мира. После Второй мировой войны оно вырисовывалось, выстраивалось в очень стройную, сложную, но стройную правовую конструкцию, это все на основе тех договоренностей, о которых Вы говорите. И Российская Федерация, Путин опрокинул эту конструкцию. В 21-м столетии ведущие государства, которые также начинали строить вместе с Советским Союзом эту конструкцию, не готовы все начинать с нуля, потому что это будет бесконечно.

– У меня другой аргумент – недавний эфир, он был англоязычным, но многие его посмотрели в Украине. Это эфир нашего Президента Порошенко для «Deutsche Welle» с Тимом Себастьяном. Там небольшая, но очень яркая часть посвящена Крыму, когда они говорят на английском языке: Запад не признает, но Запад может принять эту ситуацию в Крыму. А принять это значит сотрудничать с Россией дальше и забыть это на долгие-долгие годы.

Нам – крымским татарам, Украине и украинцам – надо активнее защищать свое место в будущей мозаике мира
Рефат Чубаров

Рефат Чубаров: Мы с Вами сейчас пытаемся выстраивать для нас очевидную или желаемую, или одну прогнозированную мозаику завтрашнего дня. Есть тысячи факторов, часть из которых еще просто не задействованы. Последствие некоторых задействованных мы с Вами не знаем. Я просто хотел бы, чтобы господин Путин продолжал ту линию поведения, которую определил для себя полтора года назад, и он ее к моему удовольствию продолжает. При такой дальнейшей позиции России нет никаких шансов выстроится такой картине, когда Запад, скажем так, будет вынужден согласится с Россией. Я сегодня таких очевидных тенденций к этому не вижу. Соответственно нам – крымским татарам, Украине и украинцам – надо активнее защищать свое место в будущей мозаике мира.

– Нынешнему Меджлису, часть из которого находится в изгнании, выгоднее было бы, извините за цинизм вопроса, чтобы Россия пошла на полный запрет и на подпольную работу? Или все-таки переформатирование и создание пророссийского Курултая?

Рефат Чубаров: Все действия, которые предпринимают оккупанты, начиная от правителя России, который сидит в Кремле, и завершая в Симферополе Аксеновым и другими, которые попирают международное право играют в нашу пользу.

– Каким образом Меджлису удастся коммуницировать с большей частью крымскотатарского населения, работают ли сейчас местные Меджлисы для того, чтобы не допустить участия в создании легитимизации нового пророссийского Курултая?

Рефат Чубаров: Если они будут пытаться что-то создавать иллюзию создания нового Курултая или, может, они назовут его по-другому. Я думаю, что они буду опираться совершенно на других людей, на новых людей, и мы видим сегодня, когда проводятся какие-то собрания, людей, которые никогда не участвовали в национальном движении, но, видимо, такие люди тоже находятся. Наша деятельность, открыта и прозрачна, и мы, не имея возможности прямого диалога с соотечественниками, больше опираемся на коммуникации в интернете, коммуникации телевизионных проектов, радиопроектов. Мне представляется, этих коммуникаций достаточно для того, чтобы люди реально отдавали себе отчет, что происходит вокруг них, с ними, и чтобы они не меняли свои позиции.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG