Доступность ссылки

Крымский ответ энергоблокаде: фигурантов «дела 26 февраля» оставили под стражей


Али Асанов на заседании Верховного суда Крыма по "делу 26 февраля", 30 ноября 2015 года

Крым – Верховный Суд Крыма отказался изменять меру пресечения трем фигурантам «дела 26 февраля» – замглавы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтему Чйигозу, активистам Али Асанову и Мустафе Дегерменджи, оставив в силе решение суда первой инстанции. Близкие и соратники подозреваемых признаются, что для них данное постановление не стало неожиданностью, поскольку они уже давно перестали верить в объективность судебной системы. Таким образом крымская Фемида продемонстрировала, что не намерена идти на уступки инициаторам энергетической блокады, требующим освободить политзаключенных в обмен на возобновление подачи электричества на полуостров.

В понедельник, 30 ноября, в Верховном Суде Крыма было запланировано рассмотрение сразу трех апелляционных жалоб защитников фигурантов «дела 26 февраля» – заместителя главы Меджлиса крымскотатарского Ахтема Чийгоза, активистов Али Асанова и Мустафы Дегерменджи, – которые уже длительное время содержатся в СИЗО Симферополя.

По данным следствия, Ахтем Чийгоз организовал, а Али Асанов и Мустафа Дегерменджи участвовали в массовых беспорядках 26 февраля 2014 года возле крымского парламента, в которые перерос многотысячный митинг сторонников территориальной целостности Украины и противостоявших им активистов партии «Русское единство», руководимой на тот момент нынешним главой Крыма Сергеем Аксеновым. Из-за образовавшейся давки двое митингующих погибли. После «присоединения» полуострова к России Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту организации и участия в массовых беспорядках (ч. 1, ч. 2, ст. 212 Уголовного кодекса Российской Федерации). В рамках расследования дела сотрудники правоохранительных органов 29 января 2015 года задержали Чийгоза, 15 апреля текущего года – Асанова, а 7 мая этого года – Дегерменджи.

Крымских фигурантов «дела 26 февраля» – оставили под стражей (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:45 0:00

Суд неоднократно продлевал им меру пресечения в виде содержания под стражей. Защитники всех трех фигурантов «дела 26 февраля» подавали апелляционные жалобы на решения судов первой инстанции и только однажды Верховный Суд Крыма частично удовлетворил прошение адвоката Чийгоза, сократив срок пребывания замглавы Меджлиса под стражей до 19 августа вместо 19 ноября. Однако позже суд первой инстанции вновь продлил арест до 19 ноября. Аналогичный срок был определен Асанову и Дегерменджи.

Во всех случаях органы следствия свои требования о продлении Чийгозу, Асанову и Дегерменджи сроков содержания под стражей мотивировали тем, что они могут оказать давление на свидетелей и что все трое являются гражданами двух государств, имеют украинские паспорта, поэтому могут покинуть территорию Крыма, таким образом скрывшись от следствия. По словам отца Дегерменджи Бекира Дегерменджи, следователь предлагал его сыну дать показания против Чийгоза в обмен на освобождение.

Во всех случаях суд мотивировал свое решение тем, что подозреваемые могут «скрыться от следствия и суда, оказывать давление на свидетелей»

17 ноября текущего года Киевский районный суд Симферополя вновь продлил указанным фигурантам срок содержания под стражей: Чийгозу – до 29 января 2016 года, Асанову и Дегерменджи – до 19 февраля 2016 года. Во всех случаях суд мотивировал свое решение тем, что подозреваемые могут «скрыться от следствия и суда, оказывать давление на свидетелей».

Адвокат: нет бани, нет койко-места

Первым состоялось заседание с участием Мустафы Дегерменджи. Адвокат Александр Солодков просил суд избрать его подзащитному более мягкую меру пресечения: домашний арест. По его словам, Дегерменджи «не причастен к инкриминируемому ему преступлению». «В материалах дела конкретных доказательств его вины нет. Скрываться на территории Украины он не собирался», – отметил Солодков. Он также опроверг мнение стороны обвинения о том, что Дегерменджи не обладает «социальными связями». «На заседание Киевского районного суда (17 ноября – КР) собрались 50 человек, около 100 человек были в коридоре – всего 150 человек. Что еще может свидетельствовать об устойчивых социальных связях?» – добавил он. К тому же, защитник указал на то, что в материалах делах имеются положительные характеристики на Дегерменджи и он не привлекался к уголовной ответственности ни на территории Российской Федерации, ни где-либо еще.

Александр Солодков
Александр Солодков

Кроме того, по словам Солодкова, СИЗО, в котором содержится его подзащитный, не отвечает санитарным нормам: «Нет бани, нет койко-места – нарушены права подзащитного, гарантированные Конституцией Российской Федерации».

Несмотря на все доводы адвоката, суд не стал изменять Дегерменджи меру пресечения на более мягкую. Председательствующий принял во внимание аргументы обвинения, настаивавшего на том, что подозреваемый «может скрыться от суда и следствия».

«Папа, я тебя очень люблю!»

Через полчаса по аналогичному сценарию проходило следующее судебное заседание с участием Али Асанова, отца четырех малолетних детей. К слову, все они, в том числе пятимесячный сын, прибыли в суд в сопровождении родных. Присутствовать на заседании им не разрешили, поэтому все время они ожидали в коридоре на втором этаже со взрослыми.

Семья Али Асанова во время заседания Верховного суда Крыма, 30 ноября 2015 года
Семья Али Асанова во время заседания Верховного суда Крыма, 30 ноября 2015 года

Адвокат Асанова Александр Кателин просил суд изменить меру пресечения на не связанную с содержанием под стражей. «Всем известно семейное положение Асанова: у него четыре ребенка, они живут в селе. Вы знаете нынешнюю ситуацию в Крыму: света нет, связи нет. Ему можно было бы находиться с семьей. Он уже никак не может повлиять на ход расследования», – заявил Кателин в своем выступлении. Адвокат подчеркнул, что его подзащитному неоднократно продлевали срок содержания под стражей, тем самым «оказывая давление с целью сотрудничества со следствием».

«Я говорил, что мы можем внести залог. Считаю, что можно принять меру пресечения в виде домашнего ареста», – сказал Кателин.

Али Асанов на заседании Верховного суда Крыма по "делу 26 февраля", 30 ноября 2015 года
Али Асанов на заседании Верховного суда Крыма по "делу 26 февраля", 30 ноября 2015 года

Однако, как и в случае с Дегерменджи, обвинение посчитало, что Асанов «может скрыться от суда и следствия». Выслушав мнения сторон, суд принял решение оставить постановление суда первой инстанции в силе.

Покидая суд, Асанов успел поцеловать самого младшего сына, которого держала на руках его супруга Эльнара.

«Папа, я тебя очень люблю!» – крикнула в след на крымскотатарском языке старшая дочка Асанова.

Чийгоз: политический заказ

После обеда в суде рассматривалась апелляционная жалоба адвоката Чийгоза Александра Лесового. Он также просил суд изменить подзащитному меру пресечения на более мягкую.

«В судебном решении не установлено, что Чийгоз пытался скрываться от суда, не установлено, что Чийгоз когда-либо совершал преступления, – отметил Лесовой. – Нельзя считать обоснованным определение о том, что Чийгоз может повлиять на ход расследования, поскольку досудебное следствие (по уголовному делу) закончено, все доказательства собраны. Оснований для ареста нет».

Ахтем Чийгоз в Верховном Суде Крыма 30 ноября 2015 года
Ахтем Чийгоз в Верховном Суде Крыма 30 ноября 2015 года

Сам Чийгоз, когда ему дали слово, заявил, что в отношении него чинится беззаконие и оказывается давление. «Глава республики (Сергей Аксенов – КР) позволяет по телевидению заявлять и выступать в качестве судьи, прокурора, навешивать ярлыки. Поэтому рассчитывать на объективность суда не приходится. Считаю все происходящее фарсом, политическим заказом. Суд руководствуется не законом, а указанием сверху», – подчеркнул Чийгоз.

В свою очередь, обвинение настаивало на том, что подозреваемый, находясь на свободе, может оказать давление на суд и следствие.

Прокуратура – орган репрессий
Ахтем Чийгоз

«Я считаю, что прокуратура – орган репрессий, ничего не соответствует действительности!» – тут же возразил Чийгоз.

Тем не менее, председательствующий поддержал сторону обвинение, оставив в силе решение Киевского райсуда Симферополя.

Джелял: Власти не будут демонстрировать слабость

Эльмира Аблялимова
Эльмира Аблялимова

После заседания суда супруга Чийгоза Эльмира Аблялимова заявила, что для нее решение суда не стало неожиданностью. «В течение нескольких судов мы видим, что ссылка на правовые нормы в судебной системе Крыма на сегодняшний день невозможна. Вообще создается впечатление, что независимой судебной системы в Крыму нет», – заявила Крым.Реалии Аблялимова.

Аналогичного мнения придерживается и первый замглавы Меджлиса Нариман Джелял. «Мы уже предугадываем все решения апелляционных судов. Ни разу еще ни один из судов не удовлетворил ходатайство адвоката. Мы приходим на эти суды не для того, чтобы узнать решения, а для того, чтобы увидеть наших ребят, чтобы они увидели нас, увидели, что они не сами, что у них есть поддержка, а также показать властям, что эти люди нам небезразличны и за ними стоит народ», – сказал он в комментарии для Крым.Реалии.

Нариман Джелял
Нариман Джелял

Комментируя требования инициаторов энергоблокады об освобождения политзаключенных, Джелял сказал: «Я не думаю, что блокада повлияет так быстро. Если блокада будет иметь эффект в плане освобождения политзаключенных, то ситуация должна накалиться немного больше».

По словам первого замглавы Меджлиса, «пока все стоят на своем: ни крымские, ни российские власти не будут демонстрировать слабость» и идти навстречу требованиями украинской стороны».

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG