Доступность ссылки

Выбор у россиян простой: не Крым вместо Турции, а дача вместо Турции – Сергей Данилов


Имитация древнерусской деревни, созданная в стиле X века на берегу Белогорского водохранилища в Крыму. Декорации российского исторического фильма "Викинги"

28 ноября президент России Владимир Путин подписал указ о специальных экономических мерах против Турции. Документ ввел санкции против турецкого бизнеса и работы турецких граждан на территории Российской Федерации. Прекращена продажа туристических путевок в Турцию и чартерное сообщение. А с 1 января приостанавливается действие безвизового режима между странами. Как санкции отразятся на оккупированном полуострове, и выиграет ли от этого Крым как курортный регион? Об этом мы говорили с крымским экономистом Татьяной Гучаковой и заместителем директора киевского Центра Ближневосточных исследований Сергеем Даниловым.

«Русско-турецкая невойна» (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:13 0:00

– В Центробанке России оценили возможный рост инфляции из-за этих санкций как незначительный. Также говорят о том, что влияние эмбарго на среднесрочный прогноз инфляции будет несущественным. В частности, Центральный банк отметил, что доля запрещенной турецкой продукции «заметна», однако «у поставщиков есть время на смену географии поставок». Многое будет зависеть от скорости и эффективности работы по организации альтернативных поставок, подчеркнул регулятор. Учитывая небольшую долю Турции в российском внешнеторговом обороте, Банк России не ожидает большого влияния санкций на платежный баланс и динамику ВВП. Насколько такие оценки являются реальными?

Татьяна Гучакова
Татьяна Гучакова

Татьяна Гучакова: С одной стороны, действительно, санкционный список очень короткий. Намного короче, чем мог бы быть, как раз из-за опасений падения рынка. Конечно, через некоторое время можно будет все возместить, но это не обойдется без повышения цен – такого не бывает. С другой стороны, Центральный банк анализирует лишь «верхушку айсберга». Все мы понимаем, что под этими санкциями кроются другие потери, о которых почти не говорят. Это и не построенный газопровод, и неучастие России в строительстве атомной станции в Турции. И в перспективе – это потеря рынка сбыта природного газа.

Сергей Данилов: Убытки будут. Сегодня трудно оценить весь масштаб, который может возникнуть с той и другой стороны в результате торгово-экономической войны. Поскольку это только начало, трудно спрогнозировать их динамику. Татьяна правильно отметила, что россияне пока что ограничились коротким списком. Если отношения двух государств будут ухудшаться такими темпами, какими они ухудшаются с момента уничтожения Су-24, мы не знаем, какими будут следующие шаги. Понятно, что выбранные позиции, с точки зрения российского рынка, будут наименее заметными. Но не следует забывать, что через Турцию шли не только турецкие товары, но и товары других европейских стран, которые под видом турецких, азербайджанских, грузинских или армянских попадали на российский рынок, минуя европейские санкции. В данном случае торгово-экономические отношения – второстепенные по сравнению с политическими амбициями в Кремле. Именно они будут определять динамику торговли, а не экономика.

Татьяна Гучакова: Было понятно, что после активного вмешательства России в сирийский конфликт эти противоречия должны активизироваться, поскольку Турция и Россия поддерживают разные стороны конфликта. Рано или поздно это должно было случиться. Но, кроме того, если говорить об экономике, Россия просто строит железный занавес. Уже поступили просьбы о выездных визах, и очень скоро границы закроются.

– Уже с нового года граждане Турции не смогут работать на территории Российской Федерации. По вашему мнению, как это все скажется на обычных человеческих отношениях между русскими и турками?

Сергей Данилов
Сергей Данилов

Сергей Данилов: Они будут ухудшаться. В первую очередь, это ударит по строительным компаниям. Не в Крыму, там только заявляли об инвестиционных планах, но все было остановлено. Но турецкий строительный бизнес достаточно активно работал на российском рынке. И достаточно много турецких граждан проживали, работали, женились на территории России. Мои знакомые рассказывают, что сейчас даже в Крыму турецкая община, которая в значительной степени заместила нехватку продуктов питания после продуктовой блокады со стороны Украины, находится под давлением. Турки демонстрируют полную лояльность российской власти, они демонстрируют поддержку действиям Путина и вполне уживаются. Они нашли свою «нишу», которая увеличилась после начала блокады, но сейчас у них проблемы. К ним приходят и «мягко», или «грубо», предлагают продать свой бизнес. И это один из сигналов, насколько управляемо общество, насколько оно дает шанс себя ограбить. Сейчас этих людей ассоциируют со страной-агрессором, хотя они демонстрируют лояльность Российской Федерации. Но это не спасает их, они испытывают давление, и их принуждают к невыгодным действиям.

– К нам присоединился председатель правления киевской Ассоциации поставщиков Таможенного союза Олег Ногинский. Олег, по вашему мнению, как повлияет на российскую экономику введение экономических санкций против Турции?

Олег Ногинский: Для экономики России это будет довольно неприятно, ведь после введения санкций против Европейского Союза Турция взяла на себя роль заместителя по экспорту овощей и фруктов. Это будет довольно неприятно, с точки зрения ассортимента продукции. Если смотреть на глобальные экономические контакты, Турция не является партнером, с точки зрения глобального экспорта России, исключая аграрный сектор. Поэтому ничего фатального для экономики России санкции не сделают. Для экономики Турции это будет довольно неприятно. И, конечно, пострадает Крым.

– Татьяна, с вашей точки зрения, насколько повлияет ухудшение отношений между Россией и Турцией на ситуацию на полуострове?

Люди, которые ходили на «референдум», хотели Советский Союз. И они его получили
Татьяна Гучакова

Татьяна Гучакова: Анализируя влияние этого ухудшения отношений на Крым, можно выделить три аспекта: изменение ситуации на рынке потребителя, инвестиционные потери и изменение на туристическом рынке. Начнем с рынка потребителя, если очень коротко, то это можно охарактеризовать четырьмя словами: «будет еще немного хуже». В течение полутора лет из потребительской корзины крымчан постоянно исчезали товары «премиум класса». Люди, которые ходили на «референдум», хотели Советский Союз. И они его получили.

– Давайте рассмотрим туристический аспект. Согласно данным Министерства туризма Турции, в этом году в страну приехало 3,5 млн туристов из России. А в прошлые годы (в 2013 и 2014-м) их было более 4 миллионов. Общий доход республики от туризма в прошлом году составил более 27 млрд долларов. Из них почти 3,5 миллиарда – деньги российских туристов. Могут ли жители Крыма и крымские бизнесмены надеяться на поступление таких денег в свой бюджет?

Татьяна Гучакова: Начнем с того, что люди, которые отдыхали в Турции, это не крымские туристы. Это совсем другой сегмент. По результатам социологического опроса, который провело сегодняшнее российское министерство в Крыму в 2015 году всего 1% туристов, посетивших Крым, довольны соотношением «цена – качество». А люди, которые посещали Турцию, переориентируются, возможно, на Эмираты, Таиланд или Болгарию, но никак не на Крым.

– Но, если по ценовой категории альтернативы становится все меньше, могут ли крымские бизнесмены надеяться хотя бы на часть дохода?

Максимум – короткий отдых, за который будут платиться деньги на своем уровне в своем регионе
Сергей Данилов

Сергей Данилов: Насколько я знаю, в Турции еще до этих политических событий прогнозировали уменьшение российского туристического потока минимум на 30% в связи с обвалом рубля и уменьшением платежеспособности клиентов из Российской Федерации. И в данном случае мы будем свидетелями другой модели поведения. Те, у кого останутся ресурсы, будут искать альтернативу в тех направлениях, о которых рассказывала Татьяна, а другие будут проводить лето на даче. Выбор прост: не Крым вместо Турции, а дача вместо Турции. Максимум – короткий отдых, за который будут платиться деньги на своем уровне в своем регионе.

– Мы слышали мнения различных экспертов. В частности, речь шла о том, что инфраструктура Крыма не готова принять большее количество людей. Если говорить об этих перспективах, в которых инфраструктура в Крыму будет развиваться, – за сколько лет российский турист, любящий отдыхать в Болгарии, Турции или Египте, захочет приехать в Крым?

Татьяна Гучакова: Пока речь вообще не об этом. Крым, в его нынешнем состоянии, – одноразовый курорт. В 2014 году люди приезжали посмотреть на «Крым наш». В 2015 году этот поток почти завершился. Начали приезжать люди из Сибири или Востока. Но это те люди, которые были в Крыму давно в детстве или никогда его не видели. По данным крымского малого бизнеса, это те люди, которые не тратят деньги за пределами санатория. Они, как в СССР, приезжают в санаторий и живут там по расписанию. Крымский бизнес уже начал вспоминать тех украинцев, которые приезжают «со своим салом». Оказалось, что это не так. С другой стороны, доехав, посмотрев на сервис и отношение к туристам, они уже больше не приезжают. Так Россия большая – кто-то приедет. Но это не та ситуация, которая стимулирует развитие курорта. Для сегодняшнего «директора санатория» не важно заниматься маркетингом, неважно улучшать сервис. Ему важно иметь хорошие отношения с чиновниками, которые поставляют ему туристов.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG