Доступность ссылки

​Почему в Украине снизили мощности АЭС, но продолжает жечь уголь?


Центральный пункт управления на Южноукраинской АЭС. Ноябрь 2015 года

На админгранице с Крымом активисты гражданской блокады пустили ремонтников к разрушенным электроопорам. Энергетики завершили ремонт одной из линий – «​Каховка – Титан», и подключили ее к сети. После аварийного отключения четырех крымской линий диспетчеры снизили мощность атомных станций, потому что на них образовался профицит энергии. Ее Украина могла бы использовать, если бы имела соответствующие магистральные сети. Но блоки атомных станций недогружены – были таковыми до крымской блокады, и еще больше потеряли после.

В Министерстве энергетики Украины заявили, что исчезновение крымского потребителя не экономило, а даже увеличивало потребление угля в стране, поэтому отключение такого крупного потребителя, как Крым, не на пользу для энергосистемы Украины. Сразу после того, как ток перестал идти на Крымский полуостров, энергетики были вынуждены уменьшить его генерацию – сначала снизив мощность двух тепловых, а затем – Запорожской и Южно-Украинской АЭС. Когда с энергобаланса исчезает часть потребления, то и часть мощностей нужно отключить. Но почему же тогда решили выключать дешевую генерацию, а не то, что работает на дефицитном сейчас носителе? Тем более, что, например, Запорожская ТЭС расположена рядом с Запорожской АЭС и использует те же сети.

Для Украины атомная генерация является базовой, тепловая – маневровой: это означает, что в пиковые часы потребность в энергии можно легко перекрыть, подняв мощность тепловых станций, тогда как атомные как более инертные обеспечивают стабильную выработку энергии в течение суток. Кроме этого, тепловые блоки готовы добросить электричество в сеть, если какой-то из атомных блоков вдруг выключится аварийно. Именно поэтому, кто бы что ни говорил об энергетической стратегии, лоббируя «свой» вид топлива, все согласны: работать без тепловых электростанций энергосеть не может.

Михаил Гончар
Михаил Гончар

«В резерве лучше иметь маневровую генерацию, чем неманевровую», – говорит Михаил Гончар, президент центра «Стратегия 21», о решении Минэнерго уменьшать мощность атомных блоков.

«С точки зрения зарабатывания денег тепловыми компаниями, для них важно, чтобы их генерация максимально работала, и в данном случае, я думаю, они мало обращают внимание на то, что нужно экономить уголь, – добавляет он. – Такая практика в нашей энергосистеме, что на атомной генерации паразитирует тепловая генерация, атомная генерация у нас государственная полностью, а тепловая частная, и там доминирует ДТЭК, для которой приоритет – зарабатывание денег».

Директор по информации Украинского ядерного форума Ольга Кошарная, комментируя это решение Министерства энергетики, отметила, что такой подход в работе энергосистемы – традиционный.

«Это абсолютно некритично для ядерной и радиационной безопасности, но это входит в обычную практику диспетчерских ограничений, от которых атомщики особенно страдали в 2012-13 годах, когда даже зимой блоки стояли в горячем резерве, а производилась дорогая электроэнергия на генерации ДТЭК», – сказала Ольга Кошарная.

Электроэнергия, которую нельзя использовать

В конце прошлого месяца в правительстве заявили об отсутствии в Украине достаточных запасов угля для прохождения зимнего периода и добавили, что Украина больше не покупает уголь в России и у сепаратистов на оккупированном Донбассе. Теперь же в Украину поступила партия угля из Южноафриканской Республики – его в понедельник начали отгружать на Трипольской ТЭС.

«Первый корабль прибыл позавчера ночью, началась выгрузка, качество подтверждено, цена довольно привлекательна – 57 долларов за тонну в порту», – сообщил министр энергетики Владимир Демчишин.

Почему же возникает вопрос о нехватке угля, если в Украине имеется профицит электроэнергии, и, отключив от сети Крым, она вынуждена была расхолаживать атомные блоки? Все было бы хорошо, если бы ток по Украине можно было передавать из точки А в точку Б так, как это нужно потребителю. Но украинские сети не позволяют эффективно транспортировать энергию, скажем, подавать ее далеко от атомных станций.

Украина из года в год не выбирает всей мощности атомных станций, поэтому их блоки все время работают не в полную силу. Даже когда Крым потреблял электроэнергию, Запорожская АЭС не могла работать на полную мощность. Причем, в отличие от тепловых станций, которые в таких случаях сохраняют уголь, никакой экономии здесь не получается – блок просто используется неэффективно.

Центральный пункт управления Запорожской АЭС. Энергодар, апрель 2013 года
Центральный пункт управления Запорожской АЭС. Энергодар, апрель 2013 года

Строительство новых сетей – «это недешевые вещи», говорит Михаил Гончар. «Нужно построить соответствующую инфраструктуру – подстанции, трансформаторы, распределительные узлы», – объясняет он. Поэтому то, что сейчас строится, строится на средства доноров.

В ближайшее время должны вступить в строй две важных в этом смысле линии Ровенская АЭС-Киев и Запорожская АЭС-Каховка. Первая позволит выйти на номинальную мощность 4-му блоку Ровенской АЭС, ее должны завершить до конца года, сообщает ГП «Укрэнерго» (2-й блок Ровенской и 4-й Хмельницкой из-за невозможности выбрать 1 000 мегаватт энергии работают по очереди). Вторая линия соединит Запорожскую АЭС с Каховской подстанцией – значит, Запорожская атомная получит в потребители весь юг страны, который сможет забрать дополнительные 700 мегаватт электроэнергии ЗАЭС. В октябре была установлена первая электроопора этой линии, завершение строительства, которое финансируют ЕБРР и Европейский инвестиционный банк, запланировано на середину 2016 года.

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG