Доступность ссылки

Наемники и «титушки» – как вас теперь называть?


Награждение самообороны Крыма «Медалью за Защиту Крыма». Симферополь, 12 июня 2015 года

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Депутат Госдумы от «Справедливой России» Геннадий Носовко внес в парламент России законопроект, регулирующий деятельность частных военных компаний. При этом акцент в документе делается на то, что данные структуры могут принять активное участие в «защите национальных интересов» России за рубежом. В то же время представители организации «Союз добровольцев России» (СДР) предложили на законодательном уровне (в Законе о выборах) закрепить понятие «доброволец» как одного из участников избирательного процесса – наряду с кандидатами, членами избирательных комиссий и так далее.

Это значит, что давно обсуждаемый вопрос о деятельности российских негосударственных вооруженных организаций за рубежом, как и внутри страны, начал обретать законодательные формы. При этом в России отмечается, что это особо актуально именно «в нынешней международной ситуации», хотя ни для кого в мире не секрет, что ситуацию эту – и в Украине, и в Сирии, и в Турции – создала сама же Россия.

Не по праву

В пояснительной записке к законопроекту Геннадий Носовко отмечает две, по мнению аналитиков, несостоятельные особенности законопроекта. Во-первых, он утверждает, что никакого статуса частные военно-охранные организации в России не имеют. Что верно. И государство действительно не выработало стратегию их использования. Но при этом он пытается доказать, что этот законопроект введет «четкое разграничение между военно-охранными организациями и наемниками». Что является лукавой попыткой обмануть легковерных граждан.

Во-первых, наемничество запрещено Декларацией Генеральной Ассамблеи ООН от 24 октября 1970 г. о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, в соответствии с Уставом ООН, поскольку оно подрывает общепризнанные нормы организации военных операций. Соответственно, оно карается по ч. 1 ст. 359 Уголовного кодекса России. Более того, в ч. 2 ст. 359 ответственность лица усиливается, если субъект использует свое служебное положение в государственной, муниципальной или коммерческой структуре. Наконец, ч. 3 ст. 359 определяет ответственность за участие самого наемника в вооруженном конфликте или военных действиях вне зависимости от того, вступил ли он в состав регулярной армии другой страны либо незаконного вооруженного формирования или действовал партизанскими методами в одиночку.

Действующее законодательство квалифицирует как преступления и вербовку, и обучение, и финансирование

Во-вторых, в международном праве Дополнительные протоколы от 8 июня 1977 г. к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающимся защиты жертв международных вооруженных конфликтов «О защите жертв войны», признали, что наемник не имеет прав законного статуса, а является военным преступником и подлежит уголовному наказанию. Конвенция о запрете вербовки, использования, финансирования и обучения наемников 1989 г. сформулировала самостоятельный состав преступления наемничества.

Эти уже давно действующие в международном и российском законодательстве положения делают невозможным признание его под любым другим видом и в любой иной форме, а законопроект Геннадия Носовко пытается просто вопреки этим уже действующим положениям протянуть то же преступное наемничество в закамуфлированном виде. То есть Носовко делает вид, что если тем же самым наемничеством будут заниматься некие коммерческие организации, которые будут иметь на это разрешение государства, то они от этого станут законными.

Но это же сути дела не меняет. Действующее законодательство квалифицирует как преступления и вербовку, и обучение, и финансирование или иное материальное обеспечение наемника, а равно его использование в вооруженном конфликте или в военных действиях, независимо от того, кто именно это делает. Вербовка – приглашение в любой форме (призывы, агитация, открытие вербовочных пунктов) с обещанием материального вознаграждения или иного материального обеспечения. Обучение наемника заключается в его военной подготовке или обучении диверсионным действиям либо просто языку чужой страны. Финансирование охватывает собой предоставление наемникам или лагерям для их подготовки денежных средств, содержание для них премиального фонда, а иное материальное обеспечение – снабжение их обмундированием, военной техникой или иным имуществом. Использование наемника в военных действиях состоит в доставлении его в район военных действий либо в непосредственном привлечении к таким действиям. (См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1995. Стр. 148. А также – Н. Г. Кадникова. Уголовное право. Общая и Особенная части. Стр. 900 – 911, 2006 г.) И нет разницы для закона – занимается этим Иванов или Петров и есть ли у него какая-нибудь бумага, оправдывающая это действие или нет ее.

Имея ЧВК, Россия получает возможность защиты бизнеса на территории иностранных государств со сложной военно-экономико-политической ситуацией
Законопроект

Кстати, аналогичные положения содержит и статья 447 Уголовного кодекса Украины. И это упоминание Украины здесь как раз очень уместно. Например, «Крымская газета», не сомневаясь, пишет: в упомянутом законопроекте Носовко «идет четкая и жесткая привязка: организация является российской и за российские деньги обеспечивает защиту национальных интересов за рубежом. В том числе в тех регионах, где по тем или иным причинам не могут быть официально задействованы российские Вооруженные силы. Взять, к примеру, ту же Новороссию». Носовко полагает, что принятием законопроекта суть ситуации и статус агрессоров меняется, хотя ни международное законодательство, ни законы России ничего подобного не предполагают. Наемничество остается преступлением независимо от его субъектов, участников, целей и прикрытия.

Тем не менее, планы думцев по принятию этого закона довольно широкие. В пояснительных документах отмечается: «Имея ЧВК, Россия получает возможность защиты бизнеса на территории иностранных государств со сложной военно-экономико-политической ситуацией. Они могут взять на себя охрану объектов, защиту жизни и здоровья российских специалистов на территории этих стран». Яркий пример: похищение Россией нефтяных вышек Украины и незаконная добыча газа на украинских месторождениях в Черном море – изменится ли суть этого международного преступления, если у агрессоров будет какая-то лишняя бумага или какие-то другие фамилии? Носовко говорит: «Данная организация будет создаваться в форме хозяйственного общества с ограниченной ответственностью. При этом учредителями и сотрудниками частной военно-охранной организации могут являться граждане России и отечественные юридические лица». То есть в случае принятия законопроекта Россия хочет получить дополнительные возможности для агрессии в любой точке мира.

Зачем выборам «добровольцы»?

«Союзу добровольцев России» явно понравилось применение отрядов замаскированных боевиков на выборах, и они стремятся легализовать их участие в избирательном процессе. Но дело в том, что, как показывает практика, в качестве прозванных в Украине «титушками» боевиков на выборах, а также на митингах и других массовых мероприятиях особенно оппозиции (!), применяются, прежде всего, участники частных военизированных и охранных компаний. Если эти отряды будут легализованы, то участие боевиков в выборах станет массовым и будет вести к кровавым конфликтам между командами состоятельных кандидатов.

По лукавому мнению СДР, «участники избирательного процесса в этом статусе могли бы оказывать помощь людям с ограниченными возможностями при голосовании на избирательных участках и вести работу по повышению электоральной активности молодежи». Интересно, что эта инициатива уже обсуждалась на заседании экспертной группы при председателе Центральной избирательной комиссии России. При этом глава ЦИК Владимир Чуров заявил, что, хотя и сейчас запрет на работу «добровольцев» с такими функциями не налагается, но в комиссии «не возражают против законодательного оформления такого статуса». Но кто в здравой памяти поверит, что СДР предлагает узаконить «титушек» для того, чтобы они помогали инвалидам преодолевать лестницы и заполнять бюллетени?

«Добровольцы» не должны быть связаны ни с одним из кандидатов, ни с одной из политических партий, не вмешиваться в процесс голосования, а только помогать в работе с инвалидами
Владимир Чуров

Владимир Чуров подчеркнул, что этот вопрос обсуждается давно и условиями такого участия является то, что такие «добровольцы» не должны быть связаны ни с одним из кандидатов, ни с одной из политических партий, не вмешиваться в процесс голосования, а только помогать в работе с инвалидами. Но кто поверит в то, что соблюдение таких условий в принципе возможно?

Тем не менее, принятие этого решения, как видно, выше компетенции главы Избиркома. Владимир Чуров говорит: «Хотя некоторые пытались оспорить их деятельность, мы, по крайней мере, не видим прямого запрета в законодательстве на такой институт. Будет он закреплен в законодательстве – еще лучше».

Граждан России можно только пожалеть. Если «добровольцев» узаконят, на выборах будет не только соперничество кандидатов, но и силовое противостояние, и реальные сражения на избирательных участках.

Дмитрий Колос, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG