Доступность ссылки

Мустафа Консул


Мустафа Консул

Мы продолжаем вспоминать важные вехи и имена истории борьбы и возвращения крымскотатарского народа на родину.

Мустафа Эмир-Али Консул – активист крымскотатарского национального движения, инженер, казначей Самаркандской инициативной группы.

Мустафа Консул родился 22 декабря 1923 года в деревне Дерекой, что в черте современной Ялты. Семья Консул принадлежала к старинному ялтинскому роду крымских татар, но к моменту появления на свет Мустафы она была довольно бедной. Его отец Эмир-Али и мать Сюндуз воспитывали восьмерых детей. Правда, накануне войны в живых осталось только четверо – Рефат, Мустафа, Усеин и Айше.

Мустафа хорошо учился, любил рисовать, отлично играл в шахматы. В школе он посещал кружок авиамоделирования, грезил о профессии летчика, но в летное училище его не приняли – не прошел медкомиссию.

С армией связал свою судьбу его старший брат Рефат, который в 1937 году был призван на службу, а оттуда ушел на фронт. Рефат Консул был неоднократно ранен, контужен, но выжил. Он награжден Орденами Великой Отечественной войны 2-й степени, Орденами Красной звезды, многочисленными медалями.

Мустафа Консул 22 июня 1941 года окончил школу. Вечером этого дня был выпускной бал, а наутро он получил повестку в военкомат и был призван в армию. Спустя три месяца юноша уже участвовал в обороне Севастополя, где был тяжело ранен.

Мустафа в армии
Мустафа в армии

В 1941-1947 годах Мустафа Консул – в Красной армии, после демобилизации нашел свою семью уже не в Крыму, а в Самарканде. Он был взят на учет как спецпереселенец, но… при оформлении документов его участие в войне было поставлено под сомнение. Только спустя четыре десятка лет, в 1987 году, Мустафа Консул был признан инвалидом войны, а в 1989 – участником обороны Севастополя.

Красноармейская книжка Мустафы Консула
Красноармейская книжка Мустафы Консула

Отец его Эмир-Али к моменту возвращения сына в места изгнания уже скончался от малярии, младший брат Усеин и 13-летняя сестра Айше работали на заводе «Красный двигатель». Мустафа устроился работать литейщиком на это же предприятие. Во время выселения его документы, в том числе аттестат об окончании школы были утеряны, а потому днем он работал (работа продолжалась 12 часов!), а вечером учился.

После получения аттестата он поступил в машиностроительный техникум, который окончил с отличием и получил направление в институт. Но направлением этим он не воспользовался – нужно было строить дом, кормить семью. В сентябре 1956 года Мустафа женился – его верной спутницей жизни стала супруга Шефика – она жила по соседству и дружила с его сестрой Айше.

Мустафа и Шефика Консул
Мустафа и Шефика Консул

Целых 33 года – с 1947 по 1980-й – Мустафа Консул проработал на заводе «Красный двигатель» – инженером-конструктором, инженером-наладчиком, начальником экспериментального цеха завода. Все новое оборудование было запущено в работу благодаря его поистине золотым рукам. Как автор многих изобретений он был принят во Всесоюзное общество изобретателей и рационализаторов.

Жизнь складывалась вроде бы неплохо… но тоска по потерянной родине не позволяла оставаться в стороне от национального движения за восстановление прав своего народа – которое уже активно развивалось во всех местах проживания крымских татар, в Узбекистане в особенности.

Через брата Усеина Мустафа в начале 1960-х знакомится с активистами Самаркандской Инициативной группы и начинает участвовать в деятельности национального движения. В числе участников Самаркандской Инициативной группы были такие его сподвижники и единомышленники, как Роллан Кадыев, Бекир Умеров, Ильяс Мустафаев, Эбазер Бекиров, Асан Эмиров, Идрис Асанин, Айше Сеитмуратова и многие другие. Вместе с ними и другими своими соратниками Мустафа Консул готовил документы крымскотатарского движения, собирал подписи под ними, занимался подготовкой и отправкой народных представителей в Москву и другие города.

Активисты Самаркандской инициативной группы
Активисты Самаркандской инициативной группы

Сложной и очень ответственной частью работы была массовая печать документов национального движения, а затем их распространение. Ведь документы движения были серьезными уликами для ареста, равно как и обнаружение пишущей машинки и копировальной бумаги в доме активиста.

В 1966 году в доме Мустафы и Шефики Консул был произведен обыск.

Лишь чудом правоохранители не нашли печатную машинку – она хранилась в сарае, куда они не догадались заглянуть. Его и Шефику, которая работала в библиотеке, неоднократно вызывали на беседы в КГБ, где пытались выяснить подробности развития национального движения. Как вспоминает Шефика Консул, участники движения выработали целую тактику поведения на таких допросах – «никого не хвалить и никого не ругать, не давать никаких конкретных сведений; если кого-то вызывают на допрос – обязательно требовать повестку».

Помимо повседневной работы на своем участке, в своем районе, Мустафа заведовал сбором денег для нужд движения в Самаркандской области – был казначеем Самаркандской Инициативной группы. Сначала деньги собирались на конкретные акции, затем был налажен постоянный ежемесячный сбор. Основные затраты были связаны с организацией поездок в Москву, отправкой родственников на свидания к осужденным, посылками для участников крымскотатарского движения, находившихся в заключении. Помимо этого, необходимо было покупать бумагу и оплачивать работу машинисток, перепечатывающих документы, письма и обращения в различные партийные и государственные органы.

Мустафа Консул считал важным аспектом деятельности движения просветительскую работу среди соотечественников, прежде всего среди молодежи. Для этого он переоборудовал свою кухню в лабораторию, в которой изготавливал фотокопии редких книг по истории крымских татар.

Мустафа принимал активное участие в организации встреч и собраний крымских татар региона, национальных праздников, оказывал помощь в организации похорон крымскотатарских общественных деятелей.

Он также участвовал в составлении многих документов национального движения. Летом 1968 года подписал Обращение представителей крымскотатарского народа к мировой общественности. В 1970-х годах наряду с другими участниками движения Консул работал над большим документом национального движения – Кассационным заявлением.

Несмотря на пошатнувшееся здоровье (он перенес тяжелую язву желудка), 10 июня 1980 вместе с женой Шефикой он выехал в Крым к брату Усеину, которому чудом удалось прописаться на родине в числе немногих счастливчиков-крымских татар. Однако Мустафе и Шефике на родине прописаться не удалось. Они приехали в Абинск Краснодарского края к двоюродному брату Муртазе Консулу. В июле 1980 года приобрели здесь домик.

Братья Консулы с женами и сестрой Айше
Братья Консулы с женами и сестрой Айше

Здоровье его становилось все хуже и хуже. Осенью 1986 Мустафа перенес два инфаркта. Несмотря на болезнь, он живо интересовался событиями, связанными с репатриацией крымских татар, помогал советами Инициативной группе Краснодарского края. А в июле 1989 вместе с женой наконец вернулся в Крым, спустя два года семья купила старый домик в Симферополе.

В 1991 Мустафа Консул был избран делегатом II Курултая крымскотатарского народа – этапного события в истории репрессированного народа, возрождавшегося на родной земле после многих лет изгнания.

Жизнь Мустафы Консула оборвалась 31 июля 1993 года в Симферополе.

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG