Доступность ссылки

Мартиролог войны. Окончание


Оборона Севастополя. На снимке: морская пехота сдерживает натиск врага. Фото В.Микоша и Б.Шейнина /Фотохроника ТАСС/

В ночь на 1 июля 1942 года на аэродроме мыса Херсонес совершили посадку тринадцать самолетов «Дуглас», предназначенные для вывоза начальства. Стараясь не привлекать к себе внимания расположившихся близ аэродрома в надежде на эвакуацию многочисленных раненых солдат и матросов, командиры пробирались к самолетам.

Но не у всех получилось незаметно прошмыгнуть в спасительные люки. Историк Геннадий Ванеев приводит такой факт: «Когда к самолету подходили командующий Черноморским флотом вице-адмирал Октябрьский и член Военного совета флота дивизионный комиссар Кулаков, их узнали. Скопившиеся на аэродроме воины зашумели, началась беспорядочная стрельба в воздух… Но их поспешил успокоить военком авиационной группы Михайлов, объяснив, что командование улетает, чтобы организовать эвакуацию из Севастополя».

Генералитет Приморской армии решил бежать из Севастополя другим способом. Как только стемнело, генерал Петров вместе со своим окружением незаметно для подчиненных через подземный ход штольни вышли на пристань. Ожидавший там буксир доставил их на подводную лодку, взявшую курс на Кавказ.

Но и оставленный руководить обороной Севастополя генерал Новиков решил покинуть город. В находившийся в распоряжении штаба небольшой катер загрузились около семидесяти человек, в основном штабисты, интенданты и политработники. Около двух часов ночи на 2 июля катер вышел в море, однако на рассвете он был обнаружен итальянскими торпедными катерами и после небольшого боя взят на буксир, а его «пассажиры» – пленены.

После бегства высшего командования о руководстве оставшимися войсками говорить уже не приходилось. Защитники Севастополя продолжали разрозненное и хаотичное сопротивление в нескольких не соединенных между собой районах. Почти 80 тысяч (по другим данным, около 90 тысяч) героически оборонявших город солдат и матросов были фактически преданы своим командованием и брошены на произвол судьбы. Разумеется, с одобрения Сталина.

Александр Дейнека. Оборона Севастополя
Александр Дейнека. Оборона Севастополя

Сообщение Совинформбюро 4 июля 1942 года извещало о том, что «по приказу Верховного командования Красной Армии 3 июля советские войска оставили город Севастополь», при этом бегство генералов и адмиралов было возведено в ранг геройства. Последний абзац сообщения гласил: «Слава о главных организаторах героической обороны Севастополя вице-адмирале Октябрьском, генерал-майоре Петрове… войдет в историю Отечественной войны против немецко-фашистских мерзавцев как одна из самых блестящих страниц».

Как ни жестоко это прозвучит, но судьба Ибраимова Ашевата отнюдь не уникальна, а скорее, типична. Бездарность военного руководства СССР в годы той страшной войны почти повсеместно была оплачена жизнями рядовых солдат. Миллионами жизней…

Особенно потрясают фотографии людей на этих документах. Изможденные страдальческие лица, сломанные судьбы. Смерть настигла их в расцвете сил в лагерях для военнопленных. Их изображения теперь принадлежат вечности…

Вглядитесь в лицо на сохранившейся фотографии красноармейца Минатова Ислама Минсиитовича, 1921 года рождения, уроженца Феодосии, захваченного в плен 1 августа 1941 года под Минском и умершего 17 августа 1943 года в лагере для военнопленных Stalag XIII.

Нам неведомы мысли, овладевшие им во время обязательной процедуры фотографирования для личной карточки военнопленного, но в глазах читается тревога и немой вопрос: что будет дальше. А ведь еще совсем недавно у всех была непоколебимая уверенность в том, что «врага мы разгромим малой кровью, могучим ударом».

Карточка Ислама Минатова
Карточка Ислама Минатова

Судя по данным карточки военнопленного и месту пленения (город Минск), Минатов Ислам участвовал в ожесточенных боях первых месяцев войны, завершившихся для советских войск «котлами» под Белостоком и Минском, в которых были уничтожены: 11 стрелковых, 2 кавалерийские, 6 танковых и 4 моторизованные дивизии, погибли 3 командира корпуса и 2 командира дивизии, попали в плен 2 командира корпуса и 6 командиров дивизий, еще один командир корпуса и 2 командира дивизий пропали без вести.

Кроме того, по данным немецкого командования от 11 июля 1941 года, в двух «котлах» – Белостокском и Минском – ими было взято в плен 328 898 человек, захвачено 3332 танка, 1 809 орудий и другие многочисленные военные трофеи.

Как видим, уже в первые месяцы войны сотни тысяч советских солдат оказались в фашистских лагерях, где каждый прожитый ими день сопровождался изнурительной работой и издевательствами. Минатов Ислам выдержал два года.

Карточка сменяет карточку, одна человеческая история сменяет другую. За сухими строчками – трагедия за трагедией:

Гафаров Зуди Гафарович. Дата рождения: 15.03.1921. Место рождения: Сурташ, Крым. Воинское звание: солдат (рядовой). Дата пленения: 26.09.41. Место пленения: Orshiza. Лагерь: Stalag 3B. Погиб в плену 20.02.1943. Место захоронения: Фюрстенберг.

Карточка Зуди Гафарова
Карточка Зуди Гафарова

Абдулла Ариф Абдуллаевич. Дата рождения не известна. Место рождения: Крым. Воинское звание: рядовой. Дата пленения: 04.08.1942. Место пленения: Сталинград. Лагерь: Stalag II B. Умер, место захоронения: Хаммерштайн.

Муратов Юсуф Османович. Дата рождения: 13.06.1908. Место рождения: Крым, дер. Кикинеиз. Воинское звание: рядовой. Дата пленения: 1.10.1941. Место пленения: Крым. Лагерь: Stalag VI C. Погиб в плену. Дата смерти: 03.11.1943. Место захоронения: Хоенштайн.

Карточка Юсуфа Муратова
Карточка Юсуфа Муратова

И, кажется, несть им числа, солдатам той войны – погибшим в бою или в плену, умершим от ран, пропавшим без вести. А чем измерить боль тех, кто искал, но так и не сумел найти родных?

Для них – кто по-прежнему ищет сведения о близких – жертвах Второй мировой войны – напомним адрес сайта, по которому можно осуществить поиск – www.obd-memorial.ru

Тестирование мною системы выявило существенный недостаток. Это сильные искажения в написании фамилий и имен, а также географических и топонимических названий, особенно тех, которые были явно непривычны для создателей электронного архива. К их числу можно отнести и крымскотатарские.

Так, если посмотреть только, к примеру, Судакский регион, то обнаружим, что он зачастую переименован в Суданский, деревня Капсихор названа в некоторых документах Капсугон, а разновидностей написания деревни Таракташ даже несколько: Таракшань, Таракиташ, Тарактаж, Тарактачи.

Если поиск по фамилии или имени не увенчался успехом, попытайтесь искать по географическим критериям, причем запрос должен включать не только принятые сегодня грамматически верные названия, но и близкие по звучанию и написанию варианты.

Увы, и сегодня, 70 лет спустя, судьбы многих солдат той войны и их могилы неизвестны. Их поиск и установление – дело чести каждого из нас…

Начало материала читайте в публикации «Страницы крымской истории. Мартиролог войны»

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG