Доступность ссылки

«Щедрик» Ивана Драча. Памяти Поэта


Новогоднее колядование киевских студентов в советские времена

В Киеве в 81-летнем возрасте умер украинский поэт, государственный, политический и общественный деятель, Герой Украины Иван Драч. В январе 2016 года автор Крым.Реалии Владимир Земляный описал одну из своих встреч с поэтом.

* * *

«Ой, в полі-полі сам Бог походжав // Та й матір Божу за руку воджав», – громко тянут два мужских баса. Просыпаюсь не от «пения», а от яркого света и чувствительного пшеничного дождя по лицу. Я уже знаю, если соседи, дядька Володька и дядька Микола, у нас засевают, значит, наступил еще один Новый год – старый. Догадываюсь, что сейчас мать зацокает посудой. Проваливаясь в сон, никак не могу понять, почему, поздравляя с Новым годом, дядьки еще и добавляют: «Та з васильками!» Откуда цветы зимой?

В советские время колядки и щедривки, празднование Нового года (по старому стилю – Маланки и Василя) были под негласным запретом. Их показывали только в кино, и может быть, еще со сцены сельского клуба. На Рождество крестник мог принести крестной матери «вечерю» со словами: «Я зріс і вам вечерю приніс». Может, еще соседи или родственники колядовали друг другу, но без уличного размаха, без колоритного переодевания, без громких песен и смеха, без Козы и Звезды-солнца. Подобное считалось не советским, особенно на восточной Украине, и крайне не приветствовалось канонами социалистического реализма.

Уже в университете, собирая ватагу колядников, мы знали, что несколькими годами раньше, студентов-«первопроходцев» остановили на улице люди в штатском и отобрали студенческие билеты… Конечно, мы водили Козу не под какой-то старый Новый год, а 31 декабря, но решили подстраховаться. На прослушивание пригласили секретаря парткома факультета и ему, вместо «син Божий», спели «рік новий народився».

Первым делом поводили Козу по родному студгородку на Ломоносова. «О, украинский новый год!» – радостно улыбались студенты из Африки. Затем продолжили на Крещатике, где нас угостили кофе. А вечером наступил черед писателей. «Спасибі, що привели козу, яка ні в одном глазу», – встретил с порога незабываемый мастер экспромта поэт Петр Осадчук. У прозаика Володимира Дрозда и поэтессы Ирины Жиленко подрастал сынок. Увидев хлопцев и девчат в народных костюмах, настоящую рогатую Козу в вывернутом наизнанку кожухе, он напросился с нами колядовать. «Ось що воно, водити козу», – сказал Владимир Дрозд, считая ступеньки многоэтажного писательского дома. «А ми знаємо, що таке дати дрозда!», – услышал известный писатель в ответ. У академика Николая Жулинского колядовали дважды: «Буде професор із Канади, ще раз зайдете, хлопці?» Почему бы и не зайти! «Та ви ж у мою хату жар-птицю привели», – воскликнула великая поэтесса Лина Костенко, услышав, как нежно девчата выводят: «Щедрик-щедрик, щедрівочка, прилетіла ластівочка».

Тогда я и нашел ответ на свой детский вопрос: «Откуда на Новый год васильки?» Такими песнями может тысячу лет назад, а может и больше, наши далекие предки встречали новый год. Тогда его начинали весной с пробуждения природы, с первых цветов, с прилетом птиц. Вдумайтесь, украинцы еще не называли себя украинцами, но уже был наш праукраинский язык, были песни и традиции, дожившие до наших дней… С принятием христианства мои васильки «наложились» на князя Владимира, крещенного Василием, а ласточке пришлось прилетать зимой, когда стали отсчитывать новый год с 1 января.

Многим народным обычаям в советской империи ставили клеймо «пережиток», даже запрещали, потому что они мешали новым праздникам, придуманным под партийную руку. А главное, колядки и щедривки разрушали мифы о единстве со старшим братом, о первородстве русского языка и народа. Украинские щедривки собиратели российского фольклора прятали под «щедровки южнорусских славян».

Первую обработку своего «Щедрика» украинский композитор Николай Леонтович сделал в 1901 году, а через двадцать лет хор Александра Кошица подарил «Щедрика» слушателям нью-йоркского Карнеги Холла. Отсюда украинская песня и разлетелась по всему миру. «Carol of the Bells» – сегодня одна из самых популярных рождественских мелодий! Но кто знает имя автора? 1921 год, положивший мировую известность «Щедрику», стал последним годом жизни композитора. По официальной советской версии, 22 января Леонтовича, приехавшего к родителям, смертельно ранил из винтовки и ограбил бандит-петлюровец (!), попросившийся в сельскую хату на ночлег. На самом деле «петлюровцем» оказался чекист Грищенко, агент по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Для советской власти украинская песня, украинские традиции и обычаи, деятели украинской культуры были безусловной «контрреволюцией и саботажем» всегда. Впрочем, разве только для советской?

...На обратном пути в общежитие, уставшие, с большим мешком наколядованого добра, мы неизменно звонили в квартиру на ул. Горького (теперь Антоновича) к самому Ивану Драчу! Здесь нас угощали диковинным «виски», а школьница Марьяна выносила на подносе мандарины. Иван Федорович дарил книги – ставил размашистую подпись. В один из приходов мне случайно достался «Соняшник» без автографа. Через два десятка лет я попросил Ивана Драча «вернуть долг», но подписать книгу уже моим детям. «Софійці і Антонові, двійнятам, на щастя, здоров’я і любов. Від серця», – написал поэт и все так же размашисто расписался.

Верю, что пожелания Ивана Драча станут новогодним щедриком всем украинским детям, детям всей планеты. Через тысячелетия прилетела к нам наша ласточка-жар-птица и с нашими детьми летит в новое тысячелетие!

«З Новим роком Вас! Та з васильками!»

Впервые этот текст был опубликован 16 января 2016 года.

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG