Доступность ссылки

«Судят крымских татар…»


Активисты крымскотатарского национального движения в Москве. 1965 год

Мы продолжаем вспоминать важные вехи и события истории крымскотатарского национального движения.

15 сентября 1967 года прокурор Ферганской области возбудил уголовное дело по факту «распространения документов клеветнического содержания». Основанием к возбуждению уголовного дела послужили письма в адрес газет «Ленин байрагъы» (Ленинское знамя) и «Социалистическая законность».

Как говорилось в обвинительном заключении: «Авторы этих писем под предлогом разъяснения сущности вопроса о возвращении татар в Крым и восстановлении Крымской АССР распространяли заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй. Кроме того, в этих письмах содержался ряд других утверждений националистического и клеветнического характера». Это были письма старейших участников крымскотатарского национального движения Бекира Османова под названием «Вопрос о национальной судьбе крымскотатарского народа» и Мухсима Османова «Узбекистан – форпост национальной дискриминации и жестокого преследования крымскотатарского народа».

Обвинительное заключение по делу
Обвинительное заключение по делу

4 октября 1967 года заместителем прокурора Самаркандской области было возбуждено уголовное дело по признакам статьи 191 (часть 4) Уголовного кодекса Узбекской ССР. Основанием к этому, как сообщалось далее в обвинительном заключении, послужил факт обнаружения у жителя Самарканда машинописных документов, которые правоохранители также посчитали имеющими «клеветническое и националистическое содержание».

Принципиально важно отметить то обстоятельство, что уголовное дело было возбуждено вскоре после Указа от 5 сентября 1967 года «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму», который власть усиленно пыталась представить как реабилитационный в отношении репрессированного крымскотатарского народа.

5 января 1968 года указанные дела были объединены в одно следственное производство, по которому были привлечены к уголовной ответственности Юрий Османов, Энвер Маметов, Сабри Османов и Сейдаметов Меметов.

Юрий Османов и Энвер Маметов
Юрий Османов и Энвер Маметов

​Предварительным следствием было установлено, что «названные лица лично либо совместно с другими представителями крымских татар включились в активную деятельность по разрешению так называемого «крымскотатарского вопроса», принимали участие в изготовлении и распространении документов, направленных на разжигание межнациональной розни и порочащих советский государственный и общественный строй».

Как отмечалось в обвинительном заключении, «в этих документах в ложном клеветническом свете представлена политика Центрального комитета СССР и правительства по национальному вопросу, лица татарской национальности противопоставляются другим народам СССР, возводится злобная клевета на современное правовое и экономическое положение татар из Крыма».

Сейдамет Меметов
Сейдамет Меметов

Если расшифровать сухой язык документа, суть обвинения была в том, что арестованные осмелились критиковать двусмысленный Указ высшего органа власти, который так и не решил ключевого вопроса крымскотатарской проблемы – возвращения народа в Крым.

На скамье подсудимых оказались:

Энвер Маметов – 1939 года рождения, уроженец Краснодара, математик, работал научным сотрудником в Вычислительном центре Академии наук СССР в Москве. Он был арестован 28 ноября 1967 года сотрудниками КГБ Узбекистана во время приезда в Ташкент.

Юрий Османов – 1941 года рождения, уроженец деревни Биюк-Каралез Куйбышевского района Крымской АССР, инженер-физик, вызванный из города Серпухов Московской области, где он проживал, в Ташкент 5 января 1968 якобы для допроса в качестве свидетеля по делу Энвера Маметова.

На следующий день в узбекистанском Маргелане был арестован Сейдамет Меметов – 1941 года рождения, сварщик автобазы, уроженец деревни Азиз Бахчисарайского района Крымской АССР.

Больше всего преступных – в интерпретации следствия – эпизодов значилось за молодым ученым Юрием Османовым

Наконец, 8 февраля 1968 года в Самарканде арестовали преподавателя Самаркандского университета, аспиранта-физика Сабри Османова – 1936 года рождения, уроженца деревни Маяк-Салын Крымской АССР.

Все четверо обвинялись в составлении документов, порочащих советский строй и разжигающих межнациональную рознь.

Больше всего преступных – в интерпретации следствия – эпизодов значилось за молодым ученым Юрием Османовым. Незадолго до ареста Юрий отослал в адрес партийных органов письмо под заглавием «История одной провокации», где рассказал о слежке и провокациях сотрудников КГБ против него за участие в национальном движении. Через некоторое время он написал второе письмо «Продолжение истории», где говорилось о том, что провокации не прекращаются и что власти начали запугивать его арестом, если он не прекратит писать письма в защиту крымских татар.

Кроме того, Юрий Османов занимался изучением жизни и деятельности выдающегося крымскотатарского просветителя Исмаила Гаспринского, чьи работы тогда уже были запрещены, написал несколько статей о нем. Помимо распространения упоминавшегося выше документа его отца – Бекира Османова, – он был также автором писем советским писателям, общественным деятелям и руководителям советского правительства о положении крымских татар.

Юрий Османов с родителями
Юрий Османов с родителями

В своем заявлении в связи с арестом 5 января 1968 года Юрий Османов писал: «Квалификация борьбы крымскотатарского народа за национальное равноправие как разжигания межнациональной розни… является обыкновенной черносотенной демагогией, цинизмом и хамством... Я протестую против беззакония, против геноцида, против этого позора нашей действительности».

Суд состоялся в июне 1968 года. Вопреки требованию Уголовного процессуального Кодекса УзССР о подсудности дела в том районе, где совершено инкриминируемое преступление, дело рассматривалось не в Москве, а в Ташкенте. Как подсудимые, так и свидетели, и адвокаты из Москвы Леонид Попов и Юрий Сарри полностью опровергли фактами все пункты обвинения.

«С какого времени вы участвуете в так называемом национальном движении?» – спросили на суде Юрия Османова. «С того дня, когда воспитательница детского сада сказала: «Молока крымскотатарским детям нет!»…

Юрий Османов был приговорен к двум с половиной годам лишения свободы лагеря усиленного режима, Энвер Маметов – к полутора годам лагеря усиленного режима, Сабри Османов – к одному году и Сейдамет Меметов – к шести месяцам лишения свободы.

Преследования активистов движения стали еще более массовыми, а обвинения – суровыми

Таким образом, обещание, данное Председателем КГБ СССР Юрием Андроповым активистам национального движения, участникам встречи в Кремле в июле 1967 года, – о том, что после принятия указа высшего органа власти о крымских татарах будут реабилитированы те, кто боролся за свое национальное равноправие, – не только не оправдалось, но напротив – преследования активистов движения стали еще более массовыми, а обвинения – суровыми.

В связи с этим в 1968 году «русские друзья крымских татар» распространили в самиздате «Открытое письмо», в котором было сказано: «В Узбекистане идет суд за судом. Судят крымских татар. За что судят их? Всякий документ, содержащий информацию о национальном движении крымских татар, – будь то проблемная или фактическая сторона дел, – рассматривается властями как документ антисоветского содержания, вменяется в преступление составителям, распространителям и хранителям документа.

И суд идет за судом, расправа за расправой. Так судят крымских татар. Бесконечное лицемерие, беспредельный цинизм».

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG