Доступность ссылки

«Гибридная» война Кремля. Уроки для США


Украинские и американские военные на полигоне на Львовщине, 20 апреля 2015 года

Рубрика «Мнение»

Почти двухлетнее противостояние Украины «гибридной» войне Кремля, которая началась с захвата Крыма и впоследствии перекинулась на Донбасс, дало немало уроков Украине, ее западным партнерам и всему миру. Правила большой геополитической «игры», установленные после окончания Второй мировой войны, оказались под угрозой.

Обстоятельный анализ этой угрозы приводит к вполне конкретным военно-политическим выводам – в первую очередь, для последней сверхдержавы ХХ века, США.

Уроки АТО для Пентагона

Десятилетия войны с «Аль-Каидой» вызвали существенные изменения в военно-стратегических взглядах американского военно-политического руководства в сторону интенсивного использования сил специальных операций и максимально ограниченного ведения боевых действий. Нейтрализация «террориста №1» еще больше подкрепила такие взгляды.

Появление «зеленых человечков» в украинском Крыму весной 2014 года, казалось бы, подтвердило американский подход – на начальном этапе их можно было бы нейтрализовать классической операцией сил специального назначения. Однако аналогичный ход Кремля на Донбассе показал отличную картину: без постоянной поддержки местного населения интервенция ложится на плечи регулярных вооруженных сил. Только прямое вмешательство вооруженных сил России (например, в августе 2014 года Мариупольское наступление, или регулярное усиление боевиков российскими военными подразделениями) позволяло Кремлю как-то спасать ситуацию – даже в условиях частичного «замораживания» конфликта.

Массированное использование на Донбассе тяжелой артиллерии, танков, частые и интенсивные огневые контакты – все это заставляет забыть элегантность «гибридной операции» крымского образца

«Сталь против стали» – именно так охарактеризовал командующий армией США в Европе Бен Ходжес украинско-российское противостояние на Донбассе. Массированное использование тяжелой артиллерии, танков, частые и интенсивные огневые контакты – все это заставляет забыть элегантность «гибридной операции» крымского образца.

Новая национальная военная стратегия США отражает возвращение традиционных угроз мировой стабильности в лице отдельных государств, которые потеснили в этой роли неуловимые «сетевые» террористические группировки.

Первую такую стратегию опубликовали в 2011 году, и касалась она актуальных в то время конфликтов в Афганистане и Ираке, угроз со стороны «нерегулярных» участников мировой политики, которые угрожали международной и национальной безопасности (транснациональные террористические группы, международные преступные синдикаты и т.д.). Главной целью документа было определить способ и условия использования вооруженных сил США для защиты интересов в указанных условиях.

Кремлевские авантюры в Украине актуализировали для Вашингтона новые приоритеты: противодействие «ревизионистским государствам» и «агрессивным экстремистским организациям»

Новая в 2015 году стратегия выдержана в более пессимистических тонах. Кремлевские авантюры в Украине (как и война против «Исламского государства») актуализировали для Вашингтона новые приоритеты: противодействие «ревизионистским государствам» и «агрессивным экстремистским организациям».

Документ подчеркивает угрозу военного столкновения именно с регулярными вооруженными силами «агрессивных» государств, имея в виду прежде всего Российскую Федерацию. Москва, по мнению авторов, «не уважает суверенитет соседних государств и использует силу для достижения своих целей». Ее действия – как непосредственные, так и с использованием «сил посредников» (proxy forces) – «подрывают региональную стабильность».

Учитывая это, Пентагон возвращается к идее расширенного использования обычных вооруженных сил в условиях тесного взаимодействия с силами специальных операций (ССО). Именно эта идея лежит в основе новой оперативной доктрины Армии США ТР 525-3-1 «Win in the Complex World».

Доминирование в воздухе

Краеугольным камнем американских военных кампаний как минимум двух последних десятилетий является массированное использование авиации и достижение абсолютного доминирования в воздухе как предпосылки следующей, наземной фазы операции.

Анализируя потенциальный сценарий эскалации конфликта на Донбассе, который может привести к прямому вмешательству США и НАТО, можно выделить две ключевые проблемы ведения эффективной «воздушной войны» против России.

Во-первых, география и логистика – американская авиация должна размещаться непосредственно у линии фронта для сокращения времени подлета и экономии топлива. Для этого ей нужны аэродромы с соответствующей инфраструктурой на Восточных рубежах НАТО (в пересчете уже есть около 30 объектов в Польше, Словакии, Венгрии, Румынии и Болгарии).

Во-вторых, количество: уже размещенных в Европе шести эскадрилий американских F-15 и F-16 не достаточно для доминирования в воздухе, поскольку придется вести борьбу не только с авиацией противника, но и с его системами ПВО. Поэтому необходимо задействовать планы стратегического развертывания не только дополнительных частей боевой авиации, но и воздушных танкеров-заправщиков, систем раннего оповещения AWACS.

Самолет AWACS вылетает с авиабазы НАТО в Гайленкирхене, Германия, 13 марта 2014 года
Самолет AWACS вылетает с авиабазы НАТО в Гайленкирхене, Германия, 13 марта 2014 года

Вашингтон уже начал решения этой проблемы, усиливая присутствие собственных военно-воздушных сил (ВВС) на европейском континенте.

Спецоперации и электронная войны

Новая доктрина Армии США предполагает интенсивные тренировки для оптимизации взаимодействия конвенционных армейских подразделений с подразделениями ССО, а также повышение мобильности, адаптивности и выносливости бойцов. Документ стимулирует к максимальной координации действий – от планирования до непосредственного выполнения боевых задач, между армией и войсками спецназначения США.

Для обеспечения базы такого сотрудничества (в том числе и с Силами быстрого реагирования НАТО) Пентагон продолжит в 2016 году практику усиления наземного компонента своих войск на Востоке и Севере Европы.

Американские военные уже начали тренировки по противодействию российской тактике «гибридной» войны

Американские военные максимально используют свое присутствие в Украине для изучения потенциального противника. Особый интерес, по словам Бена Ходжеса, вызывает использование российской стороной разведывательных беспилотных летательных аппаратов для разведки и наведения артиллерии, а также средств радиоэлектронной борьбы, которые россияне используют преимущественно для того, чтобы глушить сигналы беспилотников ОБСЕ. Американцы могут почти непосредственно наблюдать за действиями российских военных, получая бесценную разведывательную информацию «из первых рук».

Кроме того, союзные войска уже начали тренировки по противодействию российской тактике «гибридной» войны и использованию тех современных технологий, которые Россия тестирует в конфликте с Украиной.

Война на Донбассе возвращает США к суровой реальности затяжного и интенсивного вооруженного противостояния с масштабным использованием традиционных вооруженных сил.

Киеву в этой ситуации есть что предложить Вашингтону – американские военные, которые участвуют в тренировке своих украинских коллег, получают взамен возможность почти непосредственно наблюдать уникальный для мира XXI века военный конфликт. Украина же взамен имеет возможность использовать опыт США для трансформации собственного военного аппарата в соответствии с современными требованиями.

Тарас Жовтенко, эксперт по проблемам национальной безопасности, кандидат политических наук

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG