Доступность ссылки

Меджлис: теория «большого взрыва» и практика малых дел


Меджлису крымскотатарского народа приходится решать одновременно три основные задачи: поддерживать внимание к крымским темам на международных переговорах, сохранять присутствие в аннексированном Крыму и подталкивать официальный Киев к конкретным действиям в решении крымских проблем.

Лидеры Меджлиса, предыдущий и нынешний, заменили чуть ли не целый департамент МИДа. Стало привычным, когда заявления Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова в ответ на действия оккупантов появляются быстрее и звучат четче, чем реакция кадровых дипломатов. Это объяснимо: они говорят о том, что болит, а не отрабатывают чиновничью зарплату. Есть и другой фактор: интегрировавшись в государственную иерархию, они рискуют разделить с бюрократическим монстром ответственность за его неэффективные действия. Для того, чтобы этого не случилось, лидерам крупнейшего коренного народа Крыма приходится действовать решительно. Но они все равно связаны правилами «политической игры» – при всей жесткости и прямолинейности характеров не критикуют действующего президента. Встречи с главой государства без лишних глаз в сочетании с публичной активностью дают результат. Стоит проследить, как менялась позиция Порошенко с начала блокады Крыма до последнего заявления о возможности поставок электроэнергии – только на условиях Украины: не в «Крымский федеральный округ», а в оккупированную Автономную Республику Крым.

Не последнюю роль в эволюции взглядов президента сыграла и активность участников блокады Крыма во главе с ее координатором Ленуром Ислямовым, который не связан правилами украинского политикума. Блокада хотя и вызвала раздражение у многих украинцев, но большая часть объявленных на старте целей была достигнута. Россия продемонстрировала неготовность эффективно управлять захваченным полуостровом без поставок из Украины. И это, пожалуй, главное достижение блокады. С 16 января ее будут осуществлять уже пограничники и таможенники, а это значит, что активисты вынудили власти выполнять свои обязанности.

Тревогу внушает перенос ранее оглашенных сроков подготовки раздела №10 Конституции, посвященного Крыму, и нежелание главы Меджлиса говорить с журналистами о работе над Конституцией

Однако лидерами крымских татар было заявлено несколько проектов, реализация которых вызывает большие сомнения. Кроме обещанной морской блокады полуострова, Рефат Чубаров заявил, что, в соответствии с новой Конституцией Украины, Крым будет национально-территориальной автономией крымских татар. Очевидно, что анонсировать переформатирование автономии он мог, лишь заручившись поддержкой главы государства. Порошенко эту идею вроде бы поддержал и публично. Но прозвучало это не так четко, как у Чубарова. Тревогу внушает перенос ранее оглашенных сроков подготовки раздела №10 Конституции, посвященного Крыму, и нежелание главы Меджлиса говорить с журналистами о работе над Конституцией.

Дело в том, что не все обещания президента реализуются. Самый яркий и обидный для многих пример: с созданием крымскотатарского батальона «Крым», который так и не был легализирован. Вторая попытка создать подобное подразделение, но уже без определения «мусульманский» или «крымскотатарский», может стать определяющей в отношениях лидеров крымских татар и главы украинского государства.

Хотя глава Меджлиса исключает возможность военного возвращения Крыма и уповает на «большой взрыв» – распад России, практика малых дел выглядит убедительно и дает основания надеяться на скорое возвращение Крыма в Украину уже в новом статусе национальной автономии.

Анвар Деркач, журналист

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG