Доступность ссылки

Путин ждет, чтобы Эрдоган пришел к нему на поклон – российский эксперт


©Shutterstock

29 января российский военный самолет в очередной раз нарушил турецкое воздушное пространство, что вызвало обострение отношений между Россией и Турцией. Чем грозит новое обострение, как будет вести себя Кремль и стоит ли ожидать наземной фазы российско-турецкого противостояния – об этом говорим с турецким политологом Тогрулом Исмаилом и российским политологом-арабистом Константином фон Эггертом.

Власти Турции объявили о том, что в минувшую пятницу в 11:46 по местному времени российский истребитель-бомбардировщик СУ-34 нарушил турецкое воздушное пространство, и выразили возмущение таким «безответственным поведением». По информации турецкого МИДа, СУ-34 не реагировал на предупреждения на русском и английском языках. В тот же день министерство иностранных дел Турции вызвало российского посла и выразило ему протест. В турецком МИДе заявили, что нарушение воздушного пространства страны – это четкий сигнал того, что Россия хочет усложнить и без того непростые отношения между двумя государствами. «Россия столкнется с последствиями, если она продолжит нарушать суверенные права Турции. Такие безответственные шаги не идут на пользу ни Российской Федерации, ни отношениям России с НАТО, ни ситуации в регионе и в мире в целом»,– заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

– У нас на связи турецкий политолог, профессор университета экономики и технологий Торговой палаты и биржи Турции Тогрул Исмаил. Тогрул, со стороны турецкого правительства прозвучали резкие заявления в адрес России, а поддержку Турции выразил в том числе глава НАТО. Означает ли это, что в случае повторения таких акций НАТО будет готово вмешаться в конфликт?

Действия российской стороны очень опасны
Тогрул Исмаил

Исмаил: Во-первых, воздушное пространство Турции – это одновременно пространство НАТО. Во-вторых, между Россией и Турцией уже существует конфликт – как вы знаете, российский военный бомбардировщик уже пересекал воздушное пространство Турции, и она сбила этот самолет. С того момента существует проблема: Россия ввела санкции по отношению к Турции. Турция, правда, ответные меры не предприняла. Так что конфликтная ситуация есть, и повторное вторжение в воздушное пространство, конечно, вызывает резкие высказывания. Я могу сказать, что действия российской стороны очень опасны.

– Турецкая сторона выносила уже более десятка предупреждений, далее был сбит российский самолет, и сейчас мы видим очередной экшен с нарушением воздушного пространства Турции. Как вы считаете, зачем российские ВВС это делают?

Исмаил: Во-первых, сейчас идет бомбардировка близ турецких границ. Россия говорит, что ведет борьбу с ИГИЛ, но это туркменские поселения, и ИГИЛ в этих регионах нет. Туркмены живут очень близко к границам Турции. Когда бомбардировщики летают над этим пространством, они неминуемо – хотят они этого или не хотят – нарушают воздушное пространство Турции, поскольку, чтобы бомбить эти регионы, нужно зайти на турецкую территорию. Кроме того, нужно учитывать, что у российской стороны традиционно есть навигационная проблема.

– К нашей дискуссии присоединяется российский журналист, политолог-востоковед, арабист Константин фон Эггерт. Константин, мы обсуждаем очередное нарушение Россией воздушного пространства Турции. По этому поводу есть заявление министерства обороны России, в котором было сказано следующее: «Никаких нарушений воздушного пространства Турции самолетами российской авиагруппы не было, все это пропаганда; уверен, что даже турецкие специалисты ПВО знают, что радиолокационные станции, то есть радары, которые осуществляют контроль воздушного пространства, могут фиксировать лишь высоту, курс и скорость объекта в воздухе». Как вы думаете, российское военное руководство действительно считает, что самолет не может быть опознан, и поэтому можно свободно летать над Турцией?

Фон Эггерт: Мне очень сложно представить, как военное российское руководство может думать, что самолет не может быть опознан. 30 лет назад я сам служил в ПВО, и даже тогда уже были определенные формы опознания, а сейчас технологии шагнули значительно дальше. Мне кажется, что главный вопрос – произошло ли это нарушение случайно? Это вполне может быть – вспомните, после того, как был сбит российский СУ-24, больше российские самолеты в воздушное пространство Турции не залетали. То есть вопрос в том, произошло ли это случайно, или же это некий ход, некая отмашка из Москвы – мол, давайте посмотрим, как отреагируют теперь турки.

– А как теперь будут реагировать турки?

Это вызов, мол – а что вы теперь сделаете, опять нас собьете? Реакция уже есть – Эрдоган заявил, что он хочет поговорить с Путиным
Константин фон Эггерт

Фон Эггерт: Мне кажется, что за последние несколько недель ситуация сильно изменилась в пользу Путина и Кремля. По крайней мере, так это выглядит с точки зрения Кремля. Прошли переговоры помощника президента России Владислава Суркова и заместителя госсекретаря США
Виктории Нуланд в Калининграде, что само по себе означает подключение Штатов к решению вопросов, связанных с Минским соглашением. Как я понимаю, линия, которую сейчас будет проводить российское руководство, приблизительно такая: у нас очень тяжелое экономическое положение, нам грозит коллапс, неужели вы хотите коллапса в России, ведь тогда люди вам не очень приятные, но хотя бы знакомые, сменятся на людей незнакомых, но еще более неприятных. Это все, как мне кажется, влияет на американскую администрацию. А гнев в отношении Эрдогана и турецкого руководства в Москве не стихает – думаю, сбитый бомбардировщик был воспринят как личная обида. Поэтому теперь вполне вероятна новая демонстрация пренебрежения границами турецкого воздушного пространства и турецкими интересами. Это вызов, мол – а что вы теперь сделаете, опять нас собьете? Реакция уже есть – Эрдоган заявил, что он хочет поговорить с Путиным. Это то, чего на самом деле в Кремле хотят, это приятно в том смысле, что теперь Эрдоган вроде как просится на прием к президенту России.

– И президент России, по сути, снова становится рукопожатным?

Фон Эггерт: Да, он видит это так, что к нему пришли на поклон просить о чем-то. Он добивается того, чтобы Эрдоган принес извинения.

– Тогрул, как вы считаете, так ли будет воспринята ситуация? Действительно ли Эрдоган позвонит или встретится с Путиным, чтобы принести извинения и загладить конфликт? Или, наоборот, конфликт может выйти на новую стадию – напомню, некоторые специалисты в ближневосточном регионе считают, что Путин и Эрдоган схожи по характерам?

Исмаил: По характерам они схожи, это однозначно. Но дело в том, что турецкая сторона с первого момента конфликта, когда был сбит СУ-24, все же пыталась организовать переговоры с российской стороной, однако российское руководство на это не отреагировало и действительно сочло это обидой. Турецкая сторона до сих пор не ввела никаких санкций, никаких ограничений по отношению к России и ее гражданам, оставила возможность переговоров. В этом случае все зависит от российской стороны. Это возможность возобновить переговорный процесс. Но я не думаю, что российское руководство к этому готово. В этом и заключается опасность. Турецкая же сторона дала распоряжение привести военное руководство в полную боевую готовность.

– Накануне вечером российский журналист Сергей Доренко распространил в своем видеоблоге заявление по поводу российско-турецкого конфликта. Доренко не является мейнстримом, но очень часто напрямую выражает позицию Кремля. Вот что он сказал в своем блоге.

МНЕНИЕ

Доренко: Бедовый Эрдоган опять ищет столкновения с нами в Сирии, пытается вовлечь в такое столкновение США и НАТО. Последнее предложение Эрдогана о встрече с Путиным – чисто камуфляжное, типичный троллинг истеричного провокатора. Встречаться с Эрдоганом Путину не надо – заболтает, амикошонствовать будет, по делу будет только врать. Опасно то, что этот парень уже точно решил идти на конфликт. Турки, скорее всего, вторгнутся в Сирию в ближайшее время, и нам придется в течение ближайших недель по ним стрелять. Например, сбить турецкий самолет, и это приведет нас в новую малоприятную реальность. Но жребий брошен, дело решенное, истребители запускают двигатели. Мы влетаем в войну.

– Тогрул, как расценивать подобное заявление? Это действительно то, что Кремль думает, но не может сказать, и нам следует ожидать наземной фазы войны между турецкими и российскими вооруженными силами на территории Сирии?

Исмаил: Такая конфликтная ситуация всегда возможна, поскольку в Турции есть особая зона, где проживают туркмены, это стратегически важно для страны, поскольку они этнически близки и являются органической составляющей турецкого общества. Сейчас возрос поток беженцев, поскольку в результате бомбардировки этих регионов вошли войска сирийского президента Башара Асада, и идет истребление местного населения. Первый поток беженцев составил 7 тысяч человек. Я не думаю, что это перерастет в наземное столкновение с российскими войсками – насколько я знаю, российских наземных войск там нет. Однако я с первых дней считал, что российское военное присутствие на территории Сирии без учета интересов Турции в любой момент может привести к определенным взрывоопасным конфликтам.

– Есть еще одна линия противостояния, и она касается планов строительства газопровода «Южный поток». Подрядчик проекта «Южный поток», итальянская компания Saipem, уже подала в Международную торговую палату в Париже иск против дочернего предприятия «Газпрома», а именно South Stream Transport. Saipem хочет взыскать с South Stream Transport 759 миллионов евро, или же 62,1 миллиарда российских рублей, в качестве неустойки за невыполнение контракта. Тогрул, как мы видим, у конфликта есть военная, экономическая и политическая линии. Какая из них может развиваться более интенсивно?

Турция не хочет эскалации конфликта
Тогрул Исмалил

Исмаил: Я могу сказать, что Турция не хочет эскалации конфликта. Высказывания российских экспертов о том, что Турция заинтересована в этом, имеют мало общего с реальностью. Тут надо учитывать поведение турецкой стороны. По отношению к Турции введены экономические санкции. Турция не стала предпринимать ответных шагов. Россия во многом ограничила социально-культурные связи: для граждан Турции введена визовая система, граждане России же могут свободно въезжать в Турцию, отдыхать, получать образование. Ажиотажа, всплеска антироссийской пропаганды в стране нет. Хотя, думаю, в будущем Турция будет вынуждена ввести ограничения, однако это обычные дипломатические зеркальные меры. А вот если мы обратимся к российской пропаганде – появились очень опасные симптомы. На государственном телевидении России транслировались высказывания о том, что Россия должна помогать Рабочей партии Курдистана, а это сепаратистская террористическая организация, которая запрещена в Турции. То есть российское руководство вмешивается во внутренние дела Турции, поддерживая сепаратистов.

– Константин фон Эггерт сказал, что Кремлю сейчас выгодно демонстрировать опасность смены российской власти: лучше мириться с нами, чем с кем-то другим. Как вы считаете, такая политика запугивания сработает с Турцией?

Исмаил: Я думаю, не сработает, потому что Турцию не интересует, кто будет у власти в России. Долгие годы у Путина с Эрдоганом были очень хорошие отношения, в период правления партии «Справедливость и развитие» отношения с Россией улучшались, в том числе в экономическом плане – хотя, если смотреть по показателям, игра шла в пользу России. В политическом же плане Турция и Россия во многом не смогли договориться – сохранилась конфликтная ситуация в Черноморском и Кавказском регионе, а сирийский вопрос открыто выявил проблемы, поскольку Россия пошла непосредственным военным путем, и конфликт вышел на новый уровень.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG