Доступность ссылки

Феномен Кадырова: возможен ли чеченский сценарий в Крыму?


Карикатура Сергея Елкина

В России не прекращаются выпады главы Чеченской республики Рамзана Кадырова и его окружения в адрес несистемной оппозиции. Все началось с того, что Кадыров назвал некоторых российских оппозиционеров и независимых журналистов врагами народа и шакалами. А 1 февраля в Инстаграме главы Чечни появилось видео, в котором лидеры оппозиционной партии ПАРНАС Михаил Касьянов и Владимир Кара-Мурза младший сняты будто бы через оптический прицел винтовки. Позднее ролик был удален, но более полутора миллионов подписчиков Рамзана Кадырова успели его посмотреть.

Почему Рамзан Кадыров так себя ведет, означают ли его демарши неуверенность Кремля перед лицом оппозиции и возможна ли чеченская модель в современном Крыму – в вечернем эфире Радио Крым.Реалии обсуждали политолог Игорь Эйдман и журналист, профессор Государственного университета Илии (Грузия) Олег Панфилов.

– Олег, почему так много внимания уделяется публикациям Рамзана Кадырова в социальных сетях? Разве так важно, что он там пишет?

Олег Панфилов
Олег Панфилов

Панфилов: Важно, потому что Рамзан Кадыров – любимчик президента Владимира Путина. Они очень похожи и дополняют друг друга: оба плохо образованы, любят деньги, агрессию, унижают людей, ущемляют их права. Для российского лидера Рамзан Кадыров – это еще и такая полутайная сила, которую он создавал, чтобы удерживать под контролем ситуацию на Северном Кавказе.

– Но какова цель последних демаршей Рамзана Кадырова?

Панфилов: Я думаю, они объясняются нервозностью, которая сейчас царит в Кремле. Рамзан Кадыров наверняка знает или догадывается, что в России ситуация лучше не становится, и финансирование Чечни могут сократить, если не прекратить вовсе, то есть и его влияние в республике может ослабеть. Кроме того, Рамзан Кадыров высказывает все то, о чем наверняка думают и Владимир Путин, и его окружение, но не решаются озвучивать.

– Что им мешает?

Рамзану Кадырову дана функция пугала, которое периодически говорит всякие гадости
Олег Панфилов

Панфилов: Если российские руководители выскажут все, что у них на уме, то будут не очень хорошо выглядеть. Они должны выступать спокойно, представлять себя как руководители страны. Рамзану Кадырову дана функция пугала, которое периодически говорит всякие гадости не только в отношении российских политиков, но и в адрес президента США, Федерального канцлера Германии и так далее.

– То есть демарши Рамзана Кадырова – это не только финансовая заявка?

Панфилов: Деньги в отношениях главы Чечни и Кремля – нечто само собой разумеющееся, о них даже упоминать не стоит. Из российского бюджета за эти 15 лет на содержание Чечни потрачены десятки триллионов рублей, так что тут не в этом дело. Рамзан Кадыров шантажирует Владимира Путина тем, что презентует себя как единственную реальную силу на Северном Кавказе. Если предположить, что Россия в ближайшие годы будет постепенно раскалываться, или же ее отдельные части получат широкую автономию, то Чечня – первый претендент на отделение. Ситуация уже давно осложнилась и в Дагестане, и в Карачаево-Черкесии, и в Кабардино-Балкарии. В той же Чечне очень много оружия, но то, что Рамзан Кадыров ее возглавляет, еще не значит, что он подчинил себе все население. Чеченцы только и ждут, пока их лидер споткнется, и уж тогда ему будет плохо, как и всем остальным, кто его окружает.

– Спасибо, Олег. Игорь, по вашему мнению, насколько незыблема лояльность Рамзана Кадырова Кремлю в ситуации постоянного падения экономики?

Игорь Эйдман
Игорь Эйдман

Эйдман: Я думаю, что у главы Чечни просто нет другого выбора. Он будет служить Владимиру Путину и дальше, альтернатив нет. Вопрос только в том, сколько ему будут платить за эту службу. Сейчас платят много, в дальнейшем бюджет несколько урежут, но деваться Рамзану Кадырову некуда. Его власть в Чечне в значительной степени основывается на поддержке Кремля. Олег Панфилов правильно сказал: как только чеченцы увидят, что Рамзан Кадыров лишился поддержки России и ее армии, они растопчут его с таким же рвением, с каким сейчас якобы превозносят.

– Есть ли у Кремля альтернативные кандидатуры для руководства Чечней?

Как только чеченцы увидят, что Кадыров лишился поддержки России и ее армии, они растопчут его с таким же рвением, с каким сейчас якобы превозносят
Игорь Эйдман

Эйдман: Я думаю, что при желании в Кремле могут без проблем подобрать другие кандидатуры. Рамзан Кадыров и его окружение – не идеологическая организация, а криминальная группировка, нанятая Москвой для управления Чечней. Как и в любой банде, никакой идейной преданности пахану быть не может. Я уверен, что если Кремль захотел бы, то в том же кадыровском окружении легко нашел бы предателя, которого можно было бы поставить на место Кадырова, и это даже не вызвало бы мятежа в Чечне.

– Насколько сильно события в Чечне сегодня влияют на жизнь всей России, на общественное мнение?

Эйдман: Разумеется, то, что Рамзан Кадыров сейчас вытворяет, он делает именно с целью повлиять на общество. Прежде всего – на несистемную оппозицию, на активистов и сочувствующих. Устами главы Чечни Кремль пытается их запугать. Самому Рамзану Кадырову все эти российские оппозиционеры даром не нужны. Насколько этот расчет оправдается – другой вопрос. У меня нет ощущения, что глава Чечни кого-то сильно запугал.

– Олег, на ваш взгляд, почему такие громкие заявления делает только Рамзан Кадыров? Что мешает другим главам регионов России пойти по его стопам?

Панфилов: Как я уже говорил, Владимиру Путину очень нравится сам Рамзан Кадыров и его высказывания. Российский президент тоже порой позволяет себе резкие слова. В окружении правителя должен быть такой воинственный шут, который нравится королю и веселит его, которого можно погладить по голове и сказать: «Ну хорошо, я тебе еще пару триллионов подкину, а ты меня поддерживай». Это не имеет никакого отношения к государственному устройству. И Рамзан Кадыров, и Владимир Путин – находка друг для друга. Понятно, что ни один из других губернаторов не может говорить того, что должен говорить шут при падишахе.

– Насколько Чечня сегодня зависит от Российской Федерации, Игорь?

Эйдман: В экономическом плане – целиком. В республику идут очень большие бюджетные вливания, на которые она и живет, по крайней мере, ее бюрократы и силовики.

– Неужели несистемная оппозиция представляет какую-то угрозу для Рамзана Кадырова?

Эйдман: Ни малейшей угрозы она, конечно, не представляет. Все эти заявления – типичный пиар-проект не ради Рамзана Кадырова, а ради его хозяина. Кроме того, Владимиру Путину действительно нравится, что у него есть такой хамоватый шут, который высказывает то, что российский президент произнести вслух не может. Владимир Путин, конечно, хамит, но все-таки не до такой степени: шакалов он пока не упоминал. Я больше скажу: несистемная оппозиция не представляет реальной угрозы и для российского руководства. Но то, что делает Алексей Навальный с его расследованиями, то, что делает Михаил Ходорковский в «Открытой России», – это, в любом случае, безумно раздражает российский правящий класс, силовиков и прочих. Они все же опасаются, что этот нарыв прорвется, и вся негативная информация, которую сейчас получает только ограниченное количество людей, распространится по всей России и окончательно дискредитирует систему. Она и так не пользуется всенародной поддержкой, как многим кажется и как докладывают различные придворные и просто неумные социологи.

– Тогда не лучше ли было бы подключить к идеологической борьбе и других глав российских регионов?

Кремлю в преддверии очередных выборов нужно, чтобы оппозиционно настроенные граждане сидели и не рыпались
Игорь Эйдман

Эйдман: Если нечто подобное тому, что позволяет себе Рамзан Кадыров, будет говорить какой-нибудь губернатор Тверской области, то никто это всерьез не воспримет – скорее как бред. Главой Чечни пугают, потому что он страшный, многие его реально боятся. Его люди, по всей видимости, убили и Бориса Немцова, и Анну Политковскую, и Наталью Эстемирову. Кремлю в преддверии очередных выборов нужно, чтобы оппозиционно настроенные граждане сидели и не рыпались, чтобы не повторились события 2011 года или не случилось что-то более серьезное.

– Олег, насколько эффективной такая технология может быть в выборном 2016 году?

Панфилов: Она будет эффективной, пока существует российская экономика, а благодаря ей у власти будут оставаться Владимир Путин и, само собой, Рамзан Кадыров. Я согласен с Игорем Эйдманом: по указанию из Кремля чеченский лидер, скорее всего, убил целый ряд ярких оппозиционеров. Для меня то, что все эти преступления так и не раскрыли, – явный признак причастности власти. При этом публикацию видео с Михаилом Касьяновым и Владимиром Кара-Мурзой младшим в прицеле я считаю проколом Рамзана Кадырова. Он сам себя сдал, показав, что может сделать с ними то же самое, что и с другими. Повторюсь: глава Чечни – это пугало, которым Владимир Путин пытается запугать людей перед неминуемым коллапсом. Когда это произойдет, я не знаю, но выборы точно будут неспокойными.

Корреспонденты Радио Свобода спросили у москвичей и гостей столицы России, пугает ли их Рамзан Кадыров.

Пугает ли вас Рамзан Кадыров? (опрос)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:23 0:00

– Может ли подобное запугивание сработать в Крыму, если там попытаются воссоздать чеченскую ситуацию?

Вряд ли в Крыму возможен чеченский сценарий. Найти такого человека, как Рамзан Кадыров, среди крымских татар почти нереально
Олег Панфилов

Панфилов: Я внимательно слежу за тем, что происходит в Крыму, многие мои друзья сейчас находятся в оккупации. Мне кажется, что российские политики и спецслужбы упустили шанс. Еще года-полтора назад я ждал, что в Крыму появится некая группировка из прокремлевских крымских татар, которых будут обвинять в том, что они террористы, ваххабиты, салафиты и так далее, но этого не произошло. Мне кажется, у крымских татар все-таки другая ментальность и история, они очень сильно отличаются от чеченцев, и вряд ли в Крыму возможен чеченский сценарий. Найти такого человека, как Рамзан Кадыров, среди крымских татар почти нереально.

– Есть данные Левада-Центра о том, что за 10 лет правления Рамзан Кадыров сумел положительно настроить к себе не только Кремль, но и россиян. Если в 2006 году ему доверяли всего 6% жителей страны, то в 2015-м – уже 17%. В чем секрет такой популярности?

Панфилов: У меня есть давно сложившееся отношение к социологическим исследованиям в России. Невозможно проводить репрезентативные опросы в стране, где нет свободы слова и дискуссии, где по телевизору одни и те же говорящие головы, представляющие только одну сторону. Общественное мнение в России равняется пропаганде. Если она говорит, что Рамзан Кадыров – гордость России и луч света в темном царстве, то население будет говорить то же самое. Если с Владимиром Путиным что-то случится и он не появится на экране недели две-три, то россияне или забудут его, или начнут говорить, что он плохой, потому что довел страну до краха, развязал несколько войн и так далее.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG