Доступность ссылки

Платить или не платить: будут ли списаны долги по кредитам крымчан


После аннексии жители Крыма столкнулись с проблемой возврата кредитов, взятых до весны 2014 года в украинских банках. Теперь от крымчан требуют возвращения долгов как украинские банки, так и российские коллекторы. Что будет происходить с проблемными кредитами, как реагировать на требования коллекторов и спишут ли долги крымчанам – об этом говорят финансовый аналитик Виталий Шапран, кредитный юрист Даниил Михалищев и заемщик из Крыма Андрей.

– Виталий, как получилось, что вопрос кредитов по Крыму не урегулирован? Ведь пока не идет речь о переговорах по этому поводу, а финансовые системы России и Украины уже решили этот вопрос.

Шапран: Это рынок, и это природное явление для банка – изъять кредит у заемщика, которого считают проблемным. Есть два выхода: или пытаться сделать это самостоятельно, или продавать эти долги тем, кто может, хочет и знает, как изъять эти долги.

– А имеют ли право украинские банки продавать долги украинских граждан?

Виталий Шапран: На сегодняшний день никаких мораториев по этому поводу нет. Точно так же, как у людей с украинским паспортом, проживающих в Крыму, продавались долги киевлян, донеччан и так далее. Есть целый рынок плохих долгов – на нем колеблется ставка от 0,5% до 40% за плохие долги, и банки часто не списывают долги, а именно продают коллекторам, а те уже потом изымают.

Радио Крым.Реалии/ Кому крымчане должны отдать «украинские» кредиты
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:21:47 0:00

– Ситуация для украинцев нова. Может ли оказаться так, что украинские долги будут проданы, к примеру, американскому или французскому банку, если в этом будет заинтересованность?

Шапран: Вряд ли. На рынке в основном работают спекулятивно настроенные инвесторы, коллекторы, есть несколько кипрских фондов, которые скупают эти долги перед физическими лицами. Долги перед юридическими лицами сейчас мало кто покупает.

– Разъясните подробнее ситуацию, которая сложилась в Крыму: речь идет только о долгах физлиц, которые люди обязаны будут погашать?

Шапран: Я думаю, да. Касательно юридических лиц – я пока не готов ответить на этот вопрос. В основном сейчас идет речь о населении.

– Почему есть такое разделение? Известно, что в Крыму одним из самых крупных должников являются компании спикера крымского парламента еще времен Украины, а теперь уже так называемого Госсовета Крыма Владимира Константинова – долги его фирм составили порядка миллиарда гривен. Но он, я так понимаю, не подпадает под это погашение долгов перед российскими банками?

Если банк, который снабжал Константинова кредитами, найдет возможность исполнить решение украинского суда либо пойдет по международной инстанции и сможет исполнить ее решение в Крыму – все возможно

Шапран: Даже у нас, внутри Украины, есть четкое понимание, что рынок кредитов физлиц более ликвидный – там всегда есть, что взять, есть с кем договариваться, эти долги потом продаются с дисконтом самим же физлицам либо разрабатываются различные схемы реструктуризации, продления долгов. У юридических лиц, как показывает практика, изъять что-то очень сложно, потому что они, как правило, выводят активы, и даже внутри страны есть проблема с инкассацией, проблема кредитов юрлиц. Если банк, который снабжал Константинова кредитами, найдет возможность исполнить решение украинского суда либо пойдет по международной инстанции и сможет исполнить ее решение в Крыму – все возможно. Но я сомневаюсь, что украинскому банку удастся в Крыму добиться судебного взыскания этих долгов и забрать деньги у Константинова. Если такой возможности нет либо банк по каким-то причинам не хочет этим заниматься, то сделать это не удастся.

– Я читал, что эти долги продаются с дисконтом 95-99%.

Шапран: Это спекуляция. Это зависит от того, что за долги, какое качество портфеля. Есть ряд специалистов, коммерческих, коллекторских компаний, которые оценивают эти долги.

– Но не проще ли было тем же украинским банкам не продавать с такими скидками долги украинских физических лиц россиянам, а самим предложить всем крымчанам погасить долговые обязательства с этими скидками?

Шапран: Это маркетинговые решения, и каждый банк будет выбирать сам. Возможно, такие предложения будут на рынке, возможно, нет. Почему банки стараются продать долги – потому что одномоментно списывают их с баланса, эти кредиты уходят, банки фиксируют убытки, и дальше не надо формировать резервы по этим кредитам. Бывает даже, что долги продают другим банкам, не обязательно коллекторам.

– А украинские банки могут просто взять и списать долги?

Шапран: Нет. Как правило, для заемщиков, особенно если речь идет о населении, списание происходит в особо сложных случаях – например, в случае смерти.

– Но законодательных ограничений для того, чтобы списать крымчанам долги, нет?

Законодательно очень тяжело списать любой кредит с банковского баланса – есть ряд ограничений

Шапран: Законодательно очень тяжело списать любой кредит с банковского баланса – есть ряд ограничений.

– Сразу после референдума президент Российской Федерации Владимир Путин фактически дал крымчанам сигнал, что можно пользоваться приобретенными товарами и не платить по долгам украинским банкам. Предлагаю вспомнить, что он сказал во время прямой линии в 2014 году.

ПОЗИЦИЯ ВЛАСТИ

Вопрос зрителя: «Оформил в лизинг машину для личного пользования в ПриватБанке. Осталось платить до полного погашения два года. Машина оформлена на группу «АвтоПриват» в Киеве. ПриватБанк ушел с полуострова. Как быть?».

Путин: Ну, катайтесь спокойно. Не хочет господин Коломойский с Финкельштейном получать деньги с вас – это их дело».

– Таков был сигнал Путина, и фактически президент России не смог ничего сделать для крымчан. По разным оценкам, от 350 до 500 тысяч крымчан должны украинским банкам – это треть взрослого населения Крыма. А это может стать ударом по рейтингу, ведь крымчане почувствуют себя обманутыми. Почему президент России ради двух миллиардов долларов пошел на такой непопулярный шаг?

Шапран: Все очень просто. Президент Путин в 2014 году чувствовал себя богатым человеком, у него в управлении была достаточно богатая страна. Сейчас, по оценкам различных экспертов, за четыре года с 2014 по 2018, Россия потеряет от 600 миллиардов до триллиона долларов. Так что у Путина просто нет денег для того, чтобы субсидировать крымчан. Этот вопрос нельзя решить просто так, нельзя взять и сказать, что все, кто брал кредиты, могут их не отдавать. Эти деньги, которые были выданы банками, были частично национализированы, тот же «Ощадбанк» Украины в Крыму. Кредиты, которые взяли крымчане, нужно погашать. Кто это будет делать? Это можно сделать за счет российского бюджета. Если российский бюджет готов и Госдума готова – пусть погашает. Но мы видим, что российские власти не готовы сделать этот широкий жест доброй воли.

– Однако даже при нынешнем сложном положении российской экономики эта сумма, которая в начале 2014 составляла порядка 2 миллиардов долларов, а сейчас в рублевом эквиваленте менее миллиарда долларов – не та сумма, из-за которой можно переживать.

Думаю, что вы плохо знаете Россию. Сумма маленькая, но таких маленьких сумм у субъектов Федерации, к примеру, на крайнем севере, очень много

Шапран: Попрошу на меня не обижаться, но думаю, что вы плохо знаете Россию. Сумма маленькая, но таких маленьких сумм у субъектов Федерации, к примеру, на крайнем севере, очень много. Периодически всплывает информация о задержке зарплат работникам МЧС, МВД и так далее.

– У нас на прямой связи переселенец из Крыма Андрей, который имел долги перед украинским банком, и теперь оказался в сложной ситуации. Андрей, я так понимаю, долги с вас требует и украинский банк, и российские коллекторы?

Андрей: Да, это так. Банк говорит, что долг нужно платить здесь. При этом постоянно приходят письма с московскими адресами о том, что я должен по каким-то адресам отправлять туда деньги. Постоянные звонки по адресу родителям с требованиями выплатить кредит, и выплатить быстро.

– У какого украинского банка вы брали кредит и на что именно?

Андрей: Это «Юнкредит», который, насколько я знаю, перекупил «Альфа Банк». Кредит ипотечный, под залог недвижимости родителей.

– Что говорит «Юникредит» или «Альфа Банк» в Киеве? Они продавали ваше долговое обязательство российской стороне?

Андрей: Они говорят, что не продавали. Говорят, что у них есть фирма, через которую они пытаются взыскать долг. Но меня просят оплачивать долг здесь.

– А как российская компания, которая требует погашения долга, доказывает его приобретение? От чьего имени выступает?

Андрей: У меня не было прямых контактов с представителями компании – могу судить только на основании писем, которые они присылают. В письмах указано, что компании переданы права на взыскание этого кредита.

А кем переданы права, какой финансовой организацией?

Андрей: Как утверждает российская компания, финансовая организация – «Юникредит».

–​ А предоставляет ли российская компания какие-либо документы, которые вы могли бы представить в Киеве и спросить у банка, на каком основании они требуют погашения кредита и в Украине, и в России?

Андрей: Нет. Как я уже упоминал, пока были лишь письма, напрямую я с этой компанией не связывался. К тому же с апреля 2014 года я проживаю в Киеве. Есть только эти письма, причем не заказные, а обычные, которые приходят в почтовый ящик, и регулярные телефонные звонки.

Как ведут себя российские коллекторы, что они предлагают?

Андрей: По словам родителей, они ведут себя грубо, угрожают тем, что будет изъято имущество.

–​ То есть это прямые угрозы со стороны коллекторов?

Андрей: Да.

–​ Виталий, как могла получиться такая ситуация, когда выплаты долга по ипотечному кредиту требуют и украинский банк на территории Украины, и российские коллекторы?

Шапран: Во-первых, «Альфа Банк» здесь, скорее всего, ни при чем. О сделке было объявлено в течение недели, я уверен, что они не успели бы провести такую операцию. Чтобы передать управление банком, нужно несколько месяцев. Скорее всего, в ситуации Андрея речь идет не о продаже кредита, а об агентской инкассации: «Юникредит» еще ничего не продал, а нанял фирму-коллектора и поставил задачу инкассировать задолженность в пользу «Юникредита». Как это будет проводиться, будет ли инкассация осуществляться на коллектора, а потом переводиться в «Юникредит», либо будут многочисленные угрозы, а потом клиента все же пригласят в киевский офис для обсуждения проблемы – неизвестно. Так работают коллекторы. У коллекторов есть правовые механизмы давления на заемщика, кроме того, в их арсенал входит создание дискомфорта, есть и тяжелые случаи, когда для общения с клиентом нанимают рослых дядь – сейчас, правда, эта практика приостановилась. Я бы рекомендовал Андрею вообще никак не реагировать на требования коллекторов. Ему нужно явиться в местный офис «Юникредита» и поговорить о своем кредите. Если он как-то решит вопрос с банком, через какое-то время его должны будут изъять из коллекторской процедуры и дать агенту приказ не беспокоить клиента и его родителей.

–​ У нас на связи российский кредитный юрист Даниил Михалищев. Даниил, на днях Совет Федерации предложил изменить закон, который взыскивает долги крымчан перед украинскими банками. Какие изменения произошли, предполагаются ли смягчения?

Крымчанам якобы хотят дать отсрочку по выплате кредитов – такое предложение прозвучало 4 февраля

Михалищев: Крымчанам якобы хотят дать отсрочку по выплате кредитов – такое предложение прозвучало 4 февраля. По словам вице-спикера, через полтора-два месяца в закон хотят внести изменение насчет отсрочки или уменьшения процентов выплаты по кредитам. К чему это приведет, пока непонятно.

Почему российская сторона пошла на взыскание долгов крымчан, ведь речь идет о полумиллионе жителей Крыма? Не ударит ли это по рейтингу российской власти, ведь сумма для Российской Федерации не так уж велика – порядка миллиарда долларов?

Михалищев: 350 тысяч жителей Крыма и Севастополя являются заемщиками. Если не будет возврата денежных средств Украине, то Украина может принять симметричные меры в отношении российских банков. Известно, что украинцы имеют больше кредитных средств, занятых в российских банках, чем крымчане и севастопольцы в украинских банках. Примерно в 8 раз.

–​ Как вы думаете, каким образом будет решен вопрос в России? Пойдет ли власть на то, чтобы списать или взыскать долги крымчан с большим дисконтом, или же их будут взыскивать в полном объеме – все те 16 миллиардов гривен, или же, по нынешнему курсу, порядка 60 миллиардов рублей?

Михалищев: Да, вы правы, речь шла о курсе Центробанка на 14 марта 2014 года – 3,77 за гривну. Будут ли списывать долги или нет – посмотрим. Но, по крайней мере, федеральный закон №422, принятый 30 декабря 2015 года дает крымчанам отсрочку в размере 24 месяцев, или же двух лет. По сути, реструктуризацию долга. Это некая уступка. И пересчет будет идти именно с 14 марта 2014 года. После этого числа уже будет идти погашение задолженности и, соответственно, насчитываться пени, штрафы и так далее. К слову, юридические лица, которые выкупили долги в украинских банках, выкупили их с очень большой скидкой. Как мне известно, миллион рублей на наши деньги юридические организации выкупили в украинских банках примерно за 3,10%.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG