Доступность ссылки

Мюнхенский конфуз Кремля


Карикатура Сергея Елкина

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

На минувшей Мюнхенской конференции по вопросам безопасности Кремль с грохотом сел в лужу. Вместо президента Владимира Путина на мероприятие отправился премьер Дмитрий Медведев, наговоривший там кучу несуразиц. Стратегическое поражение России уже нельзя скрыть за облезлым фасадом путинской дипломатии.

Первое, на что обратили внимание наблюдательные аналитики – отсутствие на конференции главы российского государства. Прежде он никогда такое мероприятия не пропускал. Путин недолюбливает экономику, предпочитая перекладывать финансовые вопросы на правительство, а в вопросах геополитики он (совершенно необоснованно, кстати) мнит себя специалистом мирового уровня.

Настроения западных элитных групп в отношении Путина, мягко говоря, негативные

Настроения западных элитных групп в отношении Путина, мягко говоря, негативные. Много уже было написано и сказано о том, что российский лидер фактически стал изгоем в глазах европейцев и американцев. Тут повторяется не будем. Учитывая самовлюбленность кремлевского руководства и его тотальную зависимость от собственное пропаганды, Путину необходимо постоянно кого-то «переигрывать». Пусть это будет виртуальная победа. Есть что показать по российскому телевидению – уже хорошо. Что показывать на этот раз? Как президенты и премьеры отворачиваются от Путина, не подают ему руки, высмеивает его выступление, а журналисты следом задают ехидные вопросы в духе «правда, что вы педофил?». Столь откровенный позор не способен объяснить даже гуру пропаганды Дмитрий Киселев.

Но дело не только в этом. Для того, чтобы понять, почему Путина не было в Мюнхене, стоит вернуться на несколько лет назад. В феврале 2007 года на той же Мюнхенской конференции Путин произносит известную речь, о которой российские пропагандисты и кремлевские подхалимы до сих пор говорят с придыханием. Лидер «энергетической сверхдержавы» (по факту сырьевого придатка Европы) говорил о скором конце однополярного мира, критиковал Вашингтон за якобы необоснованное вмешательство в дела третьих стран, возмущался по поводу расширения НАТО на восток и напоминал, что Россия – «страна с тысячелетней историей», готовая проводить «независимую внешнюю политику».

Некоторые западные эксперты до сих пор посыпают голову пеплом, рассуждая, что Запад тогда «не прислушался» к российским интересам, и поэтому Кремль аннексировал Крым, устроил войну на востоке Украины, сотрясая перед всем миром ядерной дубиной. Причем речь идет не только о проплаченных комментаторах.

После аннексии Крыма Путин сдулся как мировой стратег

Осенью позапрошлого года Путин, опьяненный «Крымнашем», выступил с так называемой «валдайской речью», которая стала продолжением мюнхенской. В свойственной ему хамоватой манере критиковал американцев, однополярный мир, рассказывал сказки о «позитивном» воздействии на Россию западных санкций, сравнивал россиян с медведями, которые «никому не отдадут свою тайгу». По логике вещей, Путину на этот раз стоило приехать в Мюнхен и продемонстрировать свою правоту. Ему следовало показать американцам, как она горько ошибались, пренебрегая «российскими интересами». Он не приехал. Почему? Все просто: после аннексии Крыма Путин сдулся как мировой стратег. Захват украинской территории не был ответом на «однополярный мир» или «происки Госдепа»; аннексия стала истеричной реакцией Кремля на украинскую Революцию достоинства, замешанной на жажде пожизненной власти.

Пришлось отдуваться Медведеву. В очередной раз публика убедилась, что российский премьер соображает в вопросах внешней политики еще меньше, чем президент. Его высказывания по поводу нынешнего международного положения России, простите за грубость, являются откровенным нытьем.

«К сожалению, наши западные коллеги никак не могут к этому привыкнуть, и вместо того, чтобы выстраивать отношения с Россией как с равным партнером, со своими, вполне обоснованными для крупного государства геополитическими и экономическими интересами, нас пытаются представить такой «второразрядной страной» или в лучшем случае – «региональной» державой». Это довольно-таки бессмысленный и бесполезный термин», – убежден Медведев.

Показательное во многих отношениях заявление. Премьер отдает себе отчет, что его страна, действительно, является «второразрядной». Сам того не понимая, Медведев подтвердил, что все «хитрые планы», попытки склонить Вашингтон к разделу сфер влияний (в том числе под угрозами применения ядерного оружия) с треском провались. Запад не стал разменивать Украину на Сирию или Иран, или Крым на Донбасс, как это силилась доказать российская пропаганда и толпы прикормленных «экспертов». США и страны ЕС не обязаны воспринимать Москву на равных только потому, что так хочется Кремлю.

После аннексии Крыма Россия перестала быть региональной державой, центром интеграционных проектов на постсоветском пространстве, проиграв политическое и экономическое соревнование с Западом. Полунищая страна третьего мира претендует на место среди членов мирового Олимпа, а ее руководители упорно требуют учитывать их сомнительные «интересы», что вызывает лишь грусть и иронию. С одной стороны премьер говорит, что санкции якобы не могут повлиять на российский политический курс, а с другой – призывает американцев и европейцев назвать точные даты отмены ограничений.

Якобы уверенное заявление Медведева, что вопрос Крыма «закрыт навсегда» не нуждается в подробных комментариях по той лишь причине, что Кремль слишком часто в последнее время это произносит

Якобы уверенное заявление Медведева, что вопрос Крыма «закрыт навсегда» не нуждается в подробных комментариях по той лишь причине, что Кремль слишком часто в последнее время это произносит. Подобные высказывания напоминают мантры об «импортозамещении» и России с ее «тысячелетней историей». Мания величия и подсознательная неуверенность в своих действиях. Отношение к медведевским эскападам можно описать известным выражением: «Не стреляйте в пианиста – он играет, как умеет».

По итогам Мюнхенской конференции обозначились контуры будущей нормализации отношений России с Западом. Еще немного, и речь будет идти не просто об уходе с захваченных территорий, но и о демократизации политической жизни внутри страны с последующим ограничением ядерного потенциала России. Ползучая деградация российской экономики и государственного аппарата рано или поздно привела бы к такому результату. Захват Крым лишь стал катализатором процесса.

Сергей Стельмах, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG