Доступность ссылки

Спектакль «Ополченцы»: зерно сомнения посеяно


Галина Джикаева в роли «ополченца»

Киев – «Ополченцы» – это представление, которое призывает решать проблемы с помощью диалога, а не автомата. У зрителей оно вызывает противоречивые чувства и эмоции. Главный герой произведения – «ополченец», как заявлено в названии пьесы. Его история – реальна. Мужчина из Донецка рассказал ее лично одной из актрис театра, но попросил оставить его имя в тайне. Бывший воин АТО Владимир возмущен, что этого мужчину не задержали представители СБУ. А кроме того, недоумевает, зачем вообще рассказывать историю о человеке, который ради велосипеда для дочки ушел в боевики. Спектакль Антона Романова, Галины Джикаевой и Дэна и Яны Гуменных «Ополченцы» поднимает много вопросов, но ответы на них каждый дает себе сам.

Начало представления задерживается. В зал PostPlayТеатра, в котором, говорят, раньше был клуб, заходит мужчина.

– А что у вас здесь?

– Театр, представление «Ополченцы».

– А где мультики смотрят?

Надпись в зале PostPlayТеатра
Надпись в зале PostPlayТеатра

Документальное монопредставление «Ополченцы», поставленное по пьесе Дэна и Яны Гуменных «Дочке Маше купил велосипед» в PostPlayТеатре, вызвало острую дискуссию среди зрителей и артистов. 16 февраля спектакль ставили уже не в первый показ, но столько военных на представлениях театра еще не было. Несколько воинов АТО на обсуждении спектакля предложили «отделить или расстрелять» людей, подобных главному герою произведения, журналистка одного из центральных телеканалов выразила опасение, что после таких спектаклей люди «могут проникнуться симпатией к главному герою», другие же зрители выразили мнение, что война закончится, а с этими людьми тоже надо будет как-то жить в одной стране.

Играть «Ополченцев» в этот вторник режиссеру, а в данном спектакле актрисе, Галине Джикаевой было особенно сложно. Во время представления один из зрителей вышел из зала, атмосфера была накаленная, и она это чувствовала. Еще в начале представления Джикаева «призналась», что не понимает своего героя, не понимает и не принимает, не может пропустить «через себя, как по Станиславскому».

«Мне трудно было работать над материалом. Это было что-то страшное, я забывала текст, бежала за ним, это документальный театр, поэтому это возможно. Все же этот персонаж, он где-то вот тут», – говорит Галина Джикаева и показывает руками жест отторжения.

На войну ради велосипеда для дочери (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:35 0:00

История донецкого «ополченца» (по названию спектакля), рассказанная в центре Киева одной из актрис театра, вызвала у зрителей противоречивые чувства, равнодушным с представления не ушел никто. По сюжету, ради велосипеда для дочери донетчанин идет воевать.

«Если бы дочь велосипед не просила, я бы не пошел в «ополчение», – оправдывается главный герой в исполнении Галины Джикаевой.

Актриса говорит, что ей тяжело играть этого человека, из слов же ее персонажа можно сделать вывод, что ему тоже тяжело, но не в игре, а в жизни.

«Я в детстве столько не плакал. Сидишь с пацанами, чай пьешь, кофе, а через три дня их остается только двое. И ты знал их 20 лет. И ты понимаешь, что их уже нет. Тяжело. И вот это все на меня навалилось», – говорит главный герой.

«Ополченец» держится за материальные вещи: он не хочет оставлять дом, в котором сделал ремонт, но сам признает, что «расходный материал – это те, кто не хочет бросать свой дом». Галина Джикаева – крымчанка, и ей свой дом в Крыму пришлось оставить. Как и режиссер постановки Антон Романов, она не может вернуться на полуостров. Сама актриса говорит: «Мы не можем даже «границу» пересечь».

Противоречивые настроения

Бывший боец АТО Владимир считает, что, с одной стороны, такое представление в определенной интерпретации надо показывать воинам, которые идут на фронт.

«Мне это представление показало, что Донбасс – это раковая опухоль Украины, ее надо удалить – и все», – говорит он.

Владимир, бывший боец АТО
Владимир, бывший боец АТО

А с другой стороны, считает, что «суть представления, возможно, просто ирония».

«Это куча штампов. Показывать это сейчас тут... Я не знаю, где они взяли этот материал, но похоже на то, что материал просто взят из интернета», – отзывается о спектакле Владимир.

Он недоумевает, зачем «сюда приносят такие мысли». Отмечает, что все нужно поддавать критике и, в первую очередь, задавать себе вопрос: а с кем и о чем вести диалог?

«Театр не дает ответов» – Джикаева

В начале обсуждения спектакля режиссер Антон Романов отметил, что «было бы неплохо поставить представление на Донбассе о бойце АТО, а в Киеве – о бойце «ополчения», чтобы начать сложный диалог. Романов напомнил сюжет пьесы Павла Арье «Слава героям!», в которой ветеран УПА и ветеран советской армии оказались в больнице в одной палате. Даже там, на смертном одре они продолжили свою войну, до конца жизни так и не примирившись.

«Я надеюсь, что Украина вернет все свои территории, но мы столкнемся с очень большой проблемой. Эти люди, они там останутся. И что с этим делать? У нас тоже будут ветераны с обеих сторон, и война для них не закончится», – подчеркивает режиссер.

Антон Романов
Антон Романов

Бывший воин АТО Владимир, в свою очередь, считает, что это «игра в одни ворота», потому что на востоке никогда не поставят подобное представление. Между зрителями и создателями спектакля разгорелась дискуссия:

– Как выразился когда-то Черчилль про СССР: «Там все запрещено. А то, что разрешено – обязательно для всех». У нас в демократическом обществе, которое мы уже не один раз завоевали на Майдане, можно показывать что угодно, и часто за это даже по голове не получать. Видите, в чем наша проблема, – заявил Владимир.

– А это не проблема. Это то, за что боролись, – не согласилась Галина Джикаева.

– Это проблема, потому что вы вызываете вот такие противоречия. Вы вызываете противоречие в том смысле, что даже не понятно, а зачем? Вы поставили представление о человеке, который жил в Донецке, пошел в так называемое «ополчение», ему там что-то не понравилось, он приехал в Киев, «накосячил» тут. Самый легкий вариант для него – опять вернуться в Донецк, взять автомат и идти искать адреналин. Я не понимаю, какое чувство вы хотите вызвать у зрителей? Они должны ему поверить, посочувствовать или что? – возмущался Владимир.

– Да пусть не рассказывает, что он жертва. Я «свалил» из Донецка в августе позапрошлого года, когда я уезжал, у меня был рюкзак с вещами на первое время, я был военным репортером в Донецке. И когда я уехал в Киев, Харьков, Днепр, то смог как-то выжить, смог найти работу, еще и занимался тем, что вытаскивал из подвалов тех людей, которых там задержали. И возил нашим бойцам медикаменты на передовую, а до этого завозил медицину в Донецк и раздавал вот таким «нищебродам», которые рассказывали, как им сложно, страшно и невозможно жить, – возмутился мужчина в зеленой форме с нашивкой медика, опустившись на пол.

Волонтер, возивший медикаменты украинским бойцам на передовую
Волонтер, возивший медикаменты украинским бойцам на передовую

– Почему вы это делали? – поинтересовалась Галина Джикаева.

– Вот такие ценности были. Когда вот это «чмо» ставит себя в позицию жертвы, естественно, вызывается жалость к нему. А реально жалость вызывает то, что его там не прибило и потолок на него не упал. Почему он не выбрался оттуда изначально? Почему он здесь не нашел работу?

Журналист – журналисту

– Мне страшно, что люди приходят на спектакль и начинают его понимать. Если бы я, работая на своем телеканале, и все телеканалы взяли бы такую позицию, каждый раз давали бы слово «ополчению», то в моем родном Днепропетровске был бы уже «ДНР», в Харькове был «ХНР» и так далее, потому что общество бы начало понимать... – возмутилась, в свою очередь, журналистка одного из центральных телеканалов, которая пришла снимать сюжет о представлении.

– Вы как журналист и я как журналист должны понимать, что каждый материал должен быть сбалансированным. Дело в том, что в нашем обществе очень мало противоположного мнения, то есть баланса нет, – ответила ей Галина Джикаева.

– Вы считаете, что в данной ситуации это совершенно неправильно?

– Я считаю, что это в любой ситуации неправильно. Люди должны иметь выбор.

– Я вам говорю, если бы у нас все телевидение реально было, как вы говорите, сбалансированным, была бы совершенно другая ситуация.

Даже в ситуации, когда вы расследуете преступление, вам нужно понимать мотивацию человека, который его совершил. А оправдывать – это совсем другое...
Зрительница

– Разрывают государство эти мнения, – вмешался в диалог журналистов один из зрителей, мужчина, сидящий по левую руку от бывшего воина АТО.

– А почему вы отождествляете понимать и оправдывать? – обратилась вдруг одна из зрительниц к журналистке центрального телеканала. – Вы не замечаете, что это разные вещи? Даже в ситуации, когда вы расследуете преступление, вам нужно понимать мотивацию человека, который его совершил. А оправдывать – это совсем другое...

– У нас люди не различают эти... – начала говорить журналистка.

– Надо учить их различать... Для этого мы тут и собрались, – вмешалась Джикаева.

– У нас огромное количество разных людей, нельзя научить, вы понимаете... – сокрушалась журналистка.

– Окей, давайте ничего не делать. Давайте наше общество опустится до уровня этого «болвана», который не будет думать, – иронизировала Джикаева.

– Если мы не будем учить людей критически мыслить, будут вот такие вот ребята из Донецка, – вмешался драматург Дэн Гуменный.

Драматург Дэн Гуменный и режиссер Антон Романов
Драматург Дэн Гуменный и режиссер Антон Романов

– Вы поставили в пример человека, мягко говоря, недалекого... – отметил бывший воин АТО.

– Для Вас это пример? Для нас – нет. Мы поставили экспонат, различаете? – перебила его Джикаева.

– У нас сейчас много людей на грани, и именно за этих людей идет борьба, и им не нужно давать понимать, потому что это приведет к другим последствиям, к обратным, – вновь вмешалась журналистка центрального телеканала.

– Вы боитесь, что после этого спектакля вся Украина перейдет в «ополчение»? – задала риторический вопрос одна из зрительниц.

– Его надо было сдать.

– Недавно была информация, что один из руководителей «ЛНР» совершенно спокойно сидел в киевской кафешке. Куда смотрит СБУ? – вопрошает Джикаева.

Анастасия
Анастасия

– Мне очень жаль, что у нас дискуссия заходит в тупик. Мы абсолютно не слышим друг друга и пришли с какими-то заготовленными ответами, которые услышали по телевизору, – дожидается своей очереди сказать зрительница Анастасия. – Я до недавнего времени тоже работала в теленовостях и героизировала одну сторону и демонизировала другую. Но в какой-то момент я задумалась о том, куда это нас приведет. Потому что нам всем еще жить в этой стране и смотреть друг другу в глаза... И я уволилась. И я ищу для себя до сих пор ответ, а такое ощущение, что у людей вокруг уже есть ответы...

– Ужас заключается в том, что, воюя с Россией, мы можем стать Россией. Если бы с гражданами Украины кто-то 20 лет назад занимался критическим мышлением, то у нас не было бы аннексированного Крыма и войны на востоке страны, – Дэн Гуменный.

В Крыму Галина Джикаева и Антон Романов работали в арт-центре «Карман» и также делали постановки, призванные развивать у зрителей критическое мышление. Сегодня эти люди, их крымские зрители, работают в «Крым-SOS» и «Восток-SOS».

– Эти люди ходили в наш театр, вот к чему приводит развитие критического искусства, – отметил Антон Романов.

– Нет, подождите, вы же не показали личность с проукраинской позицией... – как будто не слышал его один из зрителей театра.

«Нельзя быть простым, как валенок» – Джикаева

– Нужно, чтобы у нас было две сбалансированные точки зрения и мы постоянно об этом думали, – подчеркнула актриса.

Зритель в зеленой форме
Зритель в зеленой форме

– Ну и как вам будет с этим диссонансом жить? – спросил зритель в зеленой форме.

– Мне трудно жить. Нельзя быть простым, как валенок, – ответила Джикаева.

– А чего вы показываете простого, как валенок?

– Об этом спектакль! Нельзя быть простым, как валенок, – парировала актриса.

«Мы не хотим друг друга понимать»

Киевлянка Анастасия, которая в прошлом в своих сюжетах героизировала одних и демонизировала других, уходит с дискуссии до того, как она заканчивается. Она чувствует себя подавленной.

«После войны нам придется смотреть друг другу в глаза и жить в одной стране с этими людьми. И то, что некоторые предлагают их физически уничтожить, вряд ли гуманистический и реальный вариант. Нам нужно как-то понимать друг друга, а мы не хотим. Нам нужны такие представления, потому что нужен диалог», – объясняет свою позицию девушка.

Свечи в первом зале PostPlayТеатра
Свечи в первом зале PostPlayТеатра

«На курилке»

Куря под дверями PostPlayТеатра, режиссер Антон Романов волнуется. Такой острой дискуссии после спектакля еще не было.

«У нас были воины АТО, была мама «киборга», но не было так много военных АТО одновременно. И я прям во время представления чувствовал такой...», – Романов показывает руками и глазами накал чувств.

Антон Романов курит после острой дискуссии об «Ополченцах»
Антон Романов курит после острой дискуссии об «Ополченцах»

В «российском» Крыму во время некоторых представлений арт-центра «Карман» к ним закидывали дымовые шашки, в Киеве их PostPlayТеатру живется спокойней, но и здесь у артистов уже были неприятные прецеденты.

«Угрозы, но они так и не осуществились. Самое смешное, когда «ультрасы» написали, что придут на наше представление, мол, придем, будем вас сжигать и прочее. Потом мы зашли на страницу этих «ультрасов» в Фейсбук, и оказалось, что они из Симферополя. Там мы познакомились, и они уже попросили прощения», – рассказывает Романов.

Галина Джикаева
Галина Джикаева

Галина Джикаева после дискуссии тоже выходит покурить. Говорит, что после представления у нее была истерика, «но это было прекрасно».

«Потому что и мы «вздрючили» этот маленький кусочек, срез общества, и нас. Для меня это безумный опыт, потрясающий. И дискуссия произошла очень острая. Я думаю, что ребята, даже оставшись при своем мнении, все равно задумаются. Все равно зерно сомнения посеяно и это хорошо. Потому что нельзя быть абсолютно уверенным в своей правоте», – говорит она.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG