Доступность ссылки

Отказаться от Крыма, не опозорившись


©Shutterstock

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Перефразировав писателя Михаила Булгакова, можно сказать, что российские оппозиционеры – неплохие люди, но «крымский вопрос» испортил их. В условиях, когда уровень политической неадекватности и государственного «патриотизма» в России заметно превысил уровень жизни, они физически не могут абстрагироваться от «Крымнаша». Противники режима прекрасно понимают, что с украденной территорией нужно что-то делать, но предлагаемые ими рецепты ставят их в один ряд с махровыми охранителями кремлевской вертикали.

Недавние дебаты участников российского избирательного проекта Демократической коалиции «Волна перемен» оставили после себя горькое послевкусие. Из выступавших оппозиционеров только профессор Георгий Сатаров (член РПР-ПАРНАС) повел себя достойно, прямо заявив, что аннексия Крыма – международное преступление, которое необходимо прекратить.

С Крымом – мы стырили чужую собственность
Георгий Сатаров

«С Крымом – мы стырили чужую собственность. Вообще говоря, мы пойманы за руку, сами себя поймали и сами знаем, что стырили, никто не сомневается здесь, что стырили. Вообще говоря, если тебя поймали за руку и говорят – вот это чужое, это надо возвращать. У меня тут никаких сомнений нет», – сказал политик.

Его коллеги по протестному лагерю, к сожалению, не отличились последовательностью и порядочностью. Представитель партии «Демократический выбор» Владимир Милов начал юлить, рассказывать, что вопрос возвращения Крыма законному собственнику «сложный и длительный». Далее со ссылкой на Устав ООН он заявил, что необходимо узнать мнение жителей полуострова. Выступал сумбурно. Скорей всего, он имел в виду международное право на самоопределение. Таким образом, господин Милов повторил мантры российского МИДа о мифическом «народе Крыма», который якобы на законных основаниях решил перебраться в Россию вместе с территорией.

Записной либерал Леонид Волков от «Партии Прогресса» повторил известное заявление партийного боса Алексея Навального, что Крым – это «не бутерброд», чтобы его возвращать обратно. Еще один оппозиционер Сергей Давидис договорился до того, что сравнил аннексированный полуостров с почкой, которую украли у одного человека и пересадили другому. Да, это воровство, говорит политик, но если виновного посадят, то почку у пациента все равно отнимать не будут.

Если и сравнивать Крым с каким-то органом, то захваченный полуостров больше смахивает на воспалившийся аппендикс

Если и сравнивать Крым с каким-то органом, то захваченный полуостров больше смахивает на воспалившийся аппендикс. И задача перед Кремлем стоит простая: вырезать больной орган или он погубит весь организм. Ни власть, ни ее противники не понимают или делают вид, что не понимают всю глубину проблемы. Де-факто «оппозиционеры» становятся соучастниками кремлевского преступления, так как они открыто покрывают международный бандитизм, оправдывая его разными физиологическим и гастрономическими аргументами, что уже смешно само по себе. Послушав их выступления, захотелось грязно выругаться.

Внимательные читатели и зрители могут предположить, что противники режима вынуждены сидеть на двух стульях, оправдывать «Крымнаш», дабы власти не перекрыли им полностью кислород. Мы оставим в стороне вопрос, зачем они вообще идут на осенние выборы в Госдуму, соглашаются играть по сомнительным правилам «волшебника» Владимира Чурова (главы российской ЦИК), заранее обрекая себя на поражение. Им там хочется, пусть пробуют. Нас же интересует Крым – законная украинская территория.

У российских оппозиционеров имеется простая возможность достойно отреагировать на столь щекотливую тему. Не все ею пользуются. На вопрос «Крым наш?» уважающий себя политик обязан дать ответ в таком духе: «Международное сообщество не признало результатов так называемого крымского «референдума» и расценивает действия России как аннексию территории суверенной Украиной. Действия наших властей в Крыму противоречили не только международному праву и законам страны. Если мы хотим построить настоящее демократическое общество, нам необходимо прекратить подобные бесчинства. Нас учили, что воровать – это плохо. Если тебя поймали на горячем – нужно вернуть украденное. К сожалению, не могу дальше развивать тему, дабы не дать власти возможность сфабриковать на меня уголовное дело за якобы сепаратизм».

Второй аспект, связанный с первым. Полностью отказаться в своей риторике от сентенций «взяли-отдали». Политики, рассуждающие в таких категориях, льют воду на мельницу Кремля. Президент Владимир Путин с деланным возмущением говорил, что Крым якобы отдали Украине, «как мешок с картошкой». Мол, население не спросили. Разномастная оппозиция бросилась ему поддакивать: «Крым – не бутерброд, просто так вернуть нельзя. Мнение людей нужно учитывать. Почку пересадили, и ее уже не отнимут обратно». Смесь колхозного рынка и политического цирка.

Среди так называемых противников режима хватает латентных поборников «русского мира». Их претензия к Путину заключается в том, что он, по их мнению, неправильно загоняет Украину в объятья «старшего брата»

«Взяли-отдали» – аргументы с сильной эмоциональной составляющей, особенно с учетом российского менталитета. Далее оппозиционеры, неуклюже пытаясь сохранить лицо, наперегонки бросились предлагать некий повторный «честный референдум». Они говорят с такой уверенностью, словно не испытали на себе всю «честность» путинских судов и избирательной системы. Их нельзя назвать наивными. Просто среди так называемых противников режима хватает латентных поборников «русского мира». Их претензия к Путину заключается в том, что он, по их мнению, неправильно загоняет Украину в объятья «старшего брата». Будь они при власти, действовали бы иначе, более хитро. Некоторые из них хотят строить «империю», но только без чекистов. «Крымнаш» для них имеет такое же «сакральное значение», как и для членов кооператива «Озеро». Они пытаются и рыбку съесть и демократические приличия соблюсти.

Если российские оппозиционеры будут вести дискуссию в духе «вернуть Крым», то им будет сложно найти решение проблемы. Стороны будут только перекрикивать друг друга: одни будут орать, что люди «это не картошка»; другие станут возражать, что «картошка», согласно Конституции Украины, не имела права бегать на сомнительные «референдумы». В администрации российского президента будут смотреть на это, ехидно потирая руки.

Поэтому подлинная проевропейская оппозиция должна вести речь именно об «отмене решений», принятых весной 2014 года. Оснований хватает. Как минимум, Крым «присоединили» с нарушением Конституции России и международных соглашений. Столь формализованный подход к проблеме нивелирует эмоциональный накал. Получается, что Россия не «отдает», а только обнуляет ситуация до марта 2014 года, когда крымский парламент принял решение о «независимости» полуострова от Украины. Законное это было решение или нет – теперь уже дело официального Киева, западных партнеров и персональная проблема Путина. Его же никто не заставлял так нагло признаваться в захвате Крыма.

Сергей Стельмах, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG