Доступность ссылки

«Сапоги всмятку»: «Управляемая демократия» и гражданское общество в Крыму


Карикатура Сергея Елкина

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

В Симферополе состоялось расширенное заседание «общественной палаты», на котором ее председатель Григорий Иоффе представил очередной доклад «о состоянии гражданского общества в «Республике Крым» в 2015 году». Сам доклад не опубликован, пока известны только его тезисы, но и этого достаточно, чтобы понять, насколько в Крыму «управляемая демократия» оккупантов, усилиями таких коллаборационистов как Григорий Иоффе, парализовала свободу НКО и подмяла под себя инициативу жителей, чем сделала гражданское общество невозможным в принципе.

Представляя доклад, Григорий Иоффе усиленно педалирует несколько ключевых положений, которые он считает своей заслугой перед лицом сидевших в президиуме Сергея Аксенова и Владимира Константинова, но которые и раскрывают суть общей политики России в отношении гражданского общества. Он подчеркивает, что «общественная палата» как представитель НКО «является связующим звеном между гражданским обществом и органами власти», что НКО работают в форме «диалог с властью», и что они вместе с «общественной палатой» во многом прислужились власти – были и «дискуссионной площадкой», и «экспертным советом». И вот только единственная беда – «из-за пробелов в федеральном законодательстве затруднена реализация… права общественных проверок».

В демократическом обществе, имея полную свободу, граждане не создают организаций для дискредитации власти, поскольку необходимости в них нет

Проясним ситуацию. Обязательным условием существования гражданского общества является реальная демократия, когда граждане свободы создавать такие общественные организации, в которых они видят необходимость. Характерно, что в демократическом обществе, имея полную свободу, граждане, как правило, не создают организаций, деятельность которых была бы направлена на дискредитацию этой власти, поскольку необходимости в них нет. Каждая организация направлена на усовершенствование той системы демократии, которая установилась в таком обществе.

Поэтому ограничение типов и видов общественных организаций характерно только для тоталитарных обществ, где власть постоянно боится, что ее вот-вот свергнут. В России и пошли именно по этому пути. Но дело-то как раз в том, что именно в тоталитарном обществе при таком ограничении свободы общественных организаций в их сфере и появляется необходимость борьбы с такой властью, которая ограничивает свободу граждан. То есть тоталитарная власть сама порождает движение за освобождение общества, за свободу слова, свободу печати, за свободу выборов, свободу религии, свободу массовых собраний, и другие свободы, – а потом сама же с ней «борется».

НКО в России дозволены цензурой только такие, которые будут сидеть смирно и не шуметь, что бы власть ни делала при этом

Поэтому реформа сферы общественных организаций, проведенная Владимиром Путиным, отличается тем, чем так козыряет Иоффе – существуют только те организации, которые подконтрольны и подчинены власти, и содействуют ее укреплению, как партийному, так и персональному. В таком случае, НКО становятся просто частью этой тоталитарной власти, ее компонентом, но к подлинному гражданскому обществу они не имеют никакого отношения. В системе «управляемой демократии», как они стыдливо называют тоталитарную систему, НКО становятся частью управления из одного тоталитарного центра власти, строго подчинены и подотчетны ей. Один и тот же «центр» управляет идеологией через подвластные партии, обществом через низовые органы власти, псевдо-демократическими институтами через такую вот «общественную палату».

Поэтому их деятельность точно охарактеризовал еще Антон Чехов в эпиграфе к детскому рассказу «Сапоги всмятку», словами Цензора Пузикова: «Дозволено цензурою с тем, чтобы дети сидели смирно за обедом и не кричали, когда старшие спят». Так вот и НКО в России – дозволены цензурой только такие, которые будут сидеть смирно и не шуметь, что бы власть ни делала при этом.

Организации, которые не ставят своей целью «взаимодействие с властью», не имеют никаких шансов начать деятельность

Григорий Иоффе подчеркивает: «Сегодня гражданское общество в Республике Крым продолжает все более и более конструктивно проявлять себя... При этом они, зачастую начиная свою деятельность в одиночку, обращаются к сотрудничеству с новым для Крыма институтом развития гражданского общества – Общественной палатой Республики Крым, которая призвана выступить в роли мощного связующего звена между гражданами и органами государственной власти Республики Крым».

То есть деятельность каждой НКО в Крыму направляется и контролируется «общественной палатой». Соответственно, другие организации, которые не ставят своей целью «взаимодействие с властью», не имеют никаких шансов ни быть зарегистрированными, ни начать деятельность.

Он не скрывает, что в докладе «сделан акцент на взаимодействие гражданского общества и власти республики, на уровень сплоченности и доверия». Соответственно, и Сергей Аксенов «поблагодарил членов Общественной палаты за работу и активную гражданскую позицию», и дал ей новое задание: «необходимо организовать мониторинг тех проблем, которые возникают перед крымчанами в повседневной жизни».

«Владимир Константинов также… призвал членов Общественной палаты принимать активное участие в мониторинге эффективности принятых крымским парламентом законов».

Ну, а самым преданным «крымским общественным деятелям были вручены первые награды Общественной палаты РК».

Иоффе призывал студентов включиться в агитационный процесс. Такие не будут иметь морального права что-то требовать от власти, жаловаться на нее

Об уровне понимания Григорием Иоффе прав граждан говорит его участие в недавно прошедшем заседании за «круглым столом» со студентами «Таврической академии» «Крымского федерального университета им. В. Вернадского». Вместе с главой избиркома Михаилом Малышевым он призывал студентов включиться в агитационный процесс. Тем более, что полученные знания позволяют им делать это на высоком уровне, быть убедительными, особенно по отношению к тем, кто на выборы не ходит, полагая, что «и без нас все решат». Такие, считает включившийся в разговор Иоффе, не будут иметь морального права что-то требовать от власти, жаловаться на нее.

Говоря другими словами, по мнению Григория Иоффе, всей полнотой гражданских прав обладает только тот, кто поддерживает власть, какой бы она ни была. Хотя на самом деле, неучастие граждан в выборах представляет собой такое проявление их гражданской позиции, которое отнюдь не ведет к поражению в правах, и, оставаясь пассивными, граждане имеют полное право критиковать власть и требовать от нее соблюдения своих прав, в том числе установления полностью демократической системы в стране.

Сегодня и крымская пресса не скрывает, что все НКО в России, в том числе и в Крыму, поделаны на «правильные», которые во всем управляются властью, и «неправильные», которые потенциально могут проявлять строптивость. Естественно, что в российской системе те, которые уже проявили строптивость, просто исчезают с правового поля.

В российское законодательство введено понятие «иностранный агент», которым маркируются те НКО, которые осмелятся получить грант от какого-либо международного фонда. В противовес им «биркой» «социально ориентированные» НКО маркируются те, которые действуют из под руки власти. Сейчас создается их реестр, и разрабатываются меры для их поощрения – финансирование со стороны государства. А среди «социально ориентированных» будет выделяться более узкий статус еще более заслуженных, которые оказывают «социально значимые услуги».

Например, в послании Федеральному Собранию Владимир Путин заявил, что некоммерческие организации, которые зарекомендовали себя в качестве безупречных партнеров государства, должны получать ряд льгот. К примеру, средства на ведение деятельности из региональных и муниципальных социальных программ.

За этим делением НКО в России, власть которой как огня боится «цветной революции», стоит не забота о развитии гражданского общества, а животный страх перед инициативой граждан

Газета отмечает, что «в случае принятия минюстовской редакции законопроекта социально ориентированная НКО, ведущая, к примеру, работу по «сохранению и защите самобытности, культуры, языков и традиций народов Российской Федерации», может оказаться в реестре НКО-иностранных агентов» в том случае, если получит грант из-за рубежа. Так Россия готова «отблагодарить» НКО и ее донора за решение несомненно важной и совсем не опасной для государства проблемы.

За этим делением НКО в России, власть которой как огня боится «цветной революции» (видимо, в Кремле есть внутреннее ощущение, что она уже назрела и стоит на пороге! – авт.), стоит не забота о развитии гражданского общества, которое служит всего лишь прикрытием для «управляемой демократии», а животный страх перед инициативой граждан. Дело в том, пишет «Крымская газета», что «в этом году состоятся выборы в Государственную Думу, и многие неправительственные организации, так или иначе, будут в них участвовать. Соответственно, у многих участников избирательной кампании появится прямой интерес как привлечь эти организации к себе в союзники, так и вывести из избирательной гонки, записав в иностранные агенты. Либо же «инкриминировать» им чрезмерную политизированность, не свойственную общественникам. В общем, проблема может оказаться масштабной и с далеко идущими последствиями».

Против такого разделения НКО в России выступил даже «совет при президенте по развитию гражданского общества и правам человека», который раскритиковал то определение «политической деятельности», которое дал Минюст, и по которому под понятие «иностранный агент» можно подвести любую НКО и следовательно, исключить ее вообще из политических процессов.

Анализ деятельности общественников позволит избавить организации от злоупотребления правом, с одной стороны, а с другой – более точно обрисовать границы «политической деятельности»

Старание российской власти подчинить себе всю систему НКО доходит до абсурда. Например, пишет газета, «глава комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов в конце прошлого года заявил о том, что понятие «политическая деятельность» в законе об НКО-иностранных агентах может быть скорректировано в 2016 году. Для этого, по словам парламентария, прорабатывается методика анализа деятельности общественников, который позволит избавить организации от злоупотребления правом с одной стороны, а с другой – более точно обрисовать границы деятельности, которая может определяться как политическая. В частности, может быть прописано, в чьих интересах действует некоммерческая организация, каковы её цели и методы деятельности, уточнил Ярослав Нилов». Только тоталитарная система могла додуматься до официального до формулы «злоупотребление правом», ведь право на то оно и право, чтобы им пользоваться в полном объеме.

С другой стороны, все НКО действуют в интересах не кого-то, а всего общества, это формулируется в обязательном пункте «цель деятельности» в уставе НКО. И попытка наряду с этим определить в уставе «в чьих интересах действует некоммерческая организация», говорит о том, что она рассматривается не как независимая НКО, а как сателлит той или иной партии или органа власти. Это нарушение главного принципа гражданского общества, состоящего в независимости его институтов.

Это прямое нарушение Конституции России и неправомерное ограничение граждан в политических правах, и именно такое «гражданское общество» и формирует в Крыму созданная коллаборационистами «общественная палата».

Борис Окунев, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG