Доступность ссылки

«Общественный договор» и трагедия Крыма


Жан-Жак Руссо

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

В Крыму не утихают восторги по поводу двухлетия аннексии и оккупации Россией украинской Автономной Республики Крым. «Торжества» будут продолжаться весь март, ведь неумелой власти сподручнее «праздновать», чем работать. Но анализируя научные основы государственного строительства, то вполне очевидно, что исторически Крым – это начало конца России. И уже два года все идет по этой дороге, хотя безумцы продолжают ликовать.

Многие ошибаются и думают, что французский философ Жан-Жак Руссо (1712-1778) автор трактата «Общественный договор, или Принципы политического права» (1762), вошел в историю науки и политики только как теоретик, в то время, как его теория свободы как гуманитарной и политической ценности, о чем знают не многие, с честью выдержала испытание практикой.

Свобода граждан как основа силы и успешности государства

Политические лидеры, провозгласившие в 1776 году Соединенные Штаты Америки Томас Джефферсон, Джон Адамс, Бенжамин Франклин были последователями французских философов, в первую очередь Жан-Жака Руссо и Вольера. И не зря в Декларацию о провозглашении независимости США они вписали слова «все люди рождены равными, имеют право на жизнь, свободу и счастье», что было фактически цитатой из «Общественного договора» Руссо: «Человек рождается свободным, но повсюду он в оковах». Они поставили своей целью дать человеку свободу, освободить его от оков.

Немецкий писатель Лион Фейхтвангер в известном романе «Мудрость чудака, или Смерть и преображение Жан-Жака Руссо» замечает, что «новое американское государство строилось по принципам Жан-Жака, бостонцы объявляли себя пламенными приверженцами Жан-Жака, их Вениамин Франклин, ныне посол в Париже, пользовался каждым случаем, чтобы подчеркнуть, сколь многим американская революция обязана учению Жан-Жака». (Лион Фейхтвангер, «Мудрость чудака…», Москва, «Художественная литература», 1991, том 6/1, стр. 60.) С американскими рабовладельцами, как известно, воевали не только Французский экспедиционный корпус, но в составе армии генерала Вашингтона сражались и за свою свободу многие добровольцы из Франции, в том числе герои книги Фейхтвангера.

Российская империя своего освобождения дожидалась еще почти 150 лет, и после революции 1917 года тоже провозгласила лозунги свободы и равенства, но разница в том, новое российское государство построено по заветам не Руссо, а Карла Маркса и Ленина. Они свободу и равенство лишь провозглашали, но вместо «Земля – крестьянам, фабрики – рабочим!» водрузили тиранию, в ходе которой рабство не ликвидировали. Там, где идеи свободы, завещанные Жан-Жаким Руссо, воплощены не на словах, а на деле, выросла самая мощная и самая богатая страна мира. Вот как много весят простые принципы политики. А Россия оказалась способной только на новую диктатуру.

Можно сравнить бюджеты России и США, производительность труда и ВВП, уровень научного прогресса, уровень жизни и богатства граждан, – и все это результат наличия прав и свобод у граждан. Хрущеву не зря так и не удалось ни в чем, ни в одном показателе «догнать и перегнать США». Путинской России к уровню развития США еще дальше, чем тогда.

Практически одновременно последовала Великая революция во Франции, после которой ее лидеры построили государство по заветам своих философов, в том числе Жан-Жака Руссо. Максимилиан Робеспьер и многие депутаты от народа были последователями его философии. На гранитной плите из руин Бастилии был высечен барельеф Руссо с надписью «Создатель освобожденной Франции», которым украсили зал заседаний Конвента. Российские же вожди пользовались рабством народа фактически до середины ХХ столетия.

Аннексия Крыма – историческая ошибка России

Закономерно, что вся история России противоречит и теории и правде жизни. Нельзя предположить, что Екатерина II, в переписке с Вольтером изображавшая себя прогрессивным монархом, хотя бы поверхностно не была знакома с трактатом Руссо «Общественный договор». Она еще за два десятка лет до первой аннексии Крыма в 1783 году могла усвоить простую для передового француза истину «Сила не творит право». «… Если эта сила создает право, то… всякая сила, превосходящая первую, приобретает и права первой… Но что же это за право, которое исчезает, как только прекращается действие силы?.. Согласимся же, что сила не творит право и что люди обязаны повиноваться только властям законным», – говорит Руссо.

Отобрав Крым у его коренного народа путем ликвидации его государственности после одиннадцати изнурительных войн с Османской империей, Россия никогда не получила на его владение законного права и до сих пор вынуждена удерживать его силой

Отобрав Крым у его коренного народа путем ликвидации его государственности после одиннадцати изнурительных войн с Османской империей, Россия никогда не получила на его владение законного права и до сих пор вынуждена удерживать его силой. Всякий раз, как только она хоть немного слабевала, Крым выпадал из ее рук. Она была близка к потере его после революции 1917 года. Не в силах справиться с возрождением Крыма после войны, Россия приняла решение передать Крым Украине в 1954-м году, ибо тогда сила разрухи была выше даже ее державной силы. Осознавая потерю права на Крым, слабая Россия 1991 года подспудно признала, что право Украины на Крым выше, чем ее право. Это дало повод тогда говорить о «новой России», но новая Россия так и не родилась.

«Референдум» не имеет силы, у Крыма нет права на законы

Подспудно осознавая, что «сила не творит право», агрессор пытается присвоить хотя бы суррогат права. Однако согласно учению Руссо, совокупность людей в Крыму – не народ, а только население, поэтому оно не имеет прав суверена. Владимир Константинов в недавнем интервью невольно продолжил аргументацию Руссо. Он рассказал, как «депутаты разбежались, как зайцы», собирали их силой и угрозами. Решение сессии принято под давлением и под угрозой силы. Но сила и здесь «не творит право».

По Руссо для принятия законов необходим «всеобщий характер воли», а этим может обладать только суверен, следовательно, ни в Крыму, ни по другим областям России, если у них нет прав суверена, не могут приниматься законы. «Даровав» регионам право принимать «как бы законы», которые в любой момент могут быть отменены свыше, Москва посулила им суррогат суверена без права его применения, иначе всех пожелавших им воспользоваться ожидает судьба Республики Ичкерия и ее президента.

Верховная власть, какой бы неограниченной, священной, неприкосновенной она ни была, не переступает и не может переступать границ общих соглашений
Жан-Жак Руссо

Поэтому, считает Руссо, «верховная власть, какой бы неограниченной, священной, неприкосновенной она ни была, не переступает и не может переступать границ общих соглашений. В России в результате основания власти не на Общественном договоре, а на силе, царит произвол власти и бесправие жителей, постоянные конфискации, штрафы, национализации, маскировочные аукционы по продаже земли и имущества, а то и откровенный рэкет, силовой отъем имущества и бизнесов, политические преследования, аресты, неправосудные процессы, запреты в общественной деятельности.

Это только усиливает в крымчанах потребность свободы. Ибо они лучше начинают понимать то, что говорил Руссо: «Отказаться от своей свободы – это значит отречься от своего человеческого достоинства, от прав человеческой природы, даже от ее обязанностей…» Согласно Руссо, российское управление Крымом невозможно в принципе. Он пишет: «Всегда будет существовать большое различие между тем, чтобы подчинить себе толпу, и тем, чтобы управлять обществом. Если отдельные люди порознь один за другим порабощаются одним человеком, то, каково бы ни было их число, я вижу здесь только господина и рабов, а никак не народ и его главу».

Где пределы России?

Жан-Жак Руссо почти 250 лет назад дал отповедь «завоевателям новых земель» и расширения «русского мира». «…Для наилучшего устройства Государства есть свои границы протяженности, которыми оно может обладать и не быть при том ни слишком велико… ни слишком мало…» Руссо считает, что «есть причины, заставляющие Государство расширяться, и причины, заставляющие его сжиматься… Можно сказать, вообще, что первые причины, будучи лишь внешними и относительными, должны быть подчинены вторым, которые суть внутренние и абсолютные». Путин же вопреки здравому смыслу решил, что могущество России «прирастет» совсем не нужным ему Крымом. Но теперь предел уже пройден и процессы превращения России в мирового изгоя стали необратимы.

Уже тогда Руссо давал ключ в руки Москве, пользуясь которым можно было развязать, в частности, и украинскую, и крымскотатарскую проблемы. «Если бы из двух соседних народов один не мог обойтись без другого, то создалось бы положение очень тяжелое для одного и очень опасное для другого. Всякий мудрый народ в подобном случае постарается поскорее освободить другой от этой зависимости». Россия же не желает отпустить ни Украину, ни Крым, впрочем, как и еще массу других народов, которые бы успешно процветали, если бы империя не высасывала из них все соки.

Характеризуя такие виды правления как демократия и монархия, Руссо говорит, что независимо от камуфляжа тип государства зависит от реального управления

Характеризуя такие виды правления как демократия и монархия, Руссо говорит, что независимо от камуфляжа тип государства зависит от реального управления. Если страной управляет один человек, как бы он не назывался, это монархия. По Руссо, это наихудший тип правления, ибо «при демократии народ облагается меньше всего; при аристократии он облагается уже больше; при монархии он несет наибольшие тяготы… И, в конечном счете, деспотизм правит подданным и не для того, чтобы сделать их счастливыми, но разоряет их, чтобы ими править». Аналитики твердят: Путин захватил Крым совсем не для того, чтобы сделать крымчан счастливыми, а чтобы выкачать из них все, что есть и в земле, и в море, и в воздухе, и в обществе полезного.

Предсказание Жан-Жака Руссо

В четырех книгах «Общественного договора» есть одно место, посвященное непосредственно России, что говорит о глубоком знании Жан-Жаком Руссо истории и характера российского государства. «Один народ восприимчив уже от рождения, другой не становится таковым и по прошествии десяти веков. Русские никогда не станут истинно цивилизованными, так как они подверглись цивилизации чересчур рано. Петр обладал талантами подражательными, у него не было подлинного гения, того, что творит и создает все из ничего. Кое-что из сделанного им было хорошо, большая часть была не к месту. Он понимал, что его народ был диким, но совершенно не понял, что он еще не созрел для уставов гражданского общества. Он хотел сразу просветить и благоустроить свой народ, в то время как его надо было еще приучать к трудностям этого…»

Почти то же самое спустя 270 лет напишет японский исследователь Френсис Фукуяма в книге «Доверие»: в искусственно созданных обществах есть население, но нет «человеческого капитала». Для Крыма эта беда характерна и сейчас: его население, свезенное из многих разнородных регионов, из многих обособленных обществ, с разрозненными целями и чаяниями, вырванное из множества культур, не является «человеческим капиталом», не тянет на права суверена, не готово осознать общую цель, не готово понять необходимость свободы. И хотя оккупанты носятся с термином «крымский народ», крымское население таковым не является, потому, что у каждой его части свои цели. У чиновников, привезенных из России, свои цели, идеалы и интересы, у русской общины свои, у украинской свои, у немецкой свои, у еврейской свои, и так далее, и лихорадочные попытки власти соединить их представляют собой только пропагандистские штампы и ничего больше. Поэтому даже с моральной стороны «референдум» в Крыму – преступление против совести населения.

В этом и состоит трагедия Крыма: выступая больше двух веков ареной применения российской силы, он лишен Общественного договора, он не может правильно управляться, он лишен Закона

В этом и состоит трагедия Крыма: выступая больше двух веков ареной применения российской силы, он лишен Общественного договора, он не может правильно управляться, он лишен Закона, он становится ареной произвола и деспотии, в отличие от свободных стран, где принципы свободы, сформулированные в политике Жан-Жаком Руссо, воплощены не в лживых лозунгах, а в самой организации жизни людей.

Жаль, что эта трагедия постигла именно Крым, но агония империи вселяет надежду на свободу и веру в торжество права.

Анатолий Латышев, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG