Доступность ссылки

«Я един со всем человечеством…»


Иллюстрационное фото

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

История и современность неразрывно связаны. История актуальна, современность глубоко исторична – такова диалектическая связь прошлого и настоящего. И это та связь, от которой напрямую зависит будущее...

Какое место занимает история в нашей жизни? Как связаны прошлое и настоящее?

Когда задаешься этими вопросами, невольно приходят на ум слова английского поэта ХVIII века Джона Донна: «Я един со всем человечеством, а потому не спрашивай никогда, по ком звонит колокол: он звонит по тебе».

Наша история – а я говорю о полной взаимных обид совместной, общей истории Украины, России и Крыма – это интеллектульное минное поле, чрезвычайно травматическое, где каждое неловкое слово – без преувеличения – на вес золота…

Война между Россией и Украиной, аннексия и оккупация Крыма – это те самые актуальные реалии, которые не предполагают в обозримом будущем примирения

Наше настоящее – война между Россией и Украиной, аннексия и оккупация Крыма – это те самые актуальные реалии, которые не предполагают в обозримом будущем примирения.

Хотя стремление к объективности и правде безусловны и обязательны для историка, как быть с тем, что историю изучает и описывает не демиург, не бесчувственный истукан, а человек с его мировоззрением и мировосприятием? Это тот вопрос, который задаем себе мы, историки, приступая к новому исследованию… Как сделать так, чтобы личное, субъективное, не противоречило изложению исторической правды?

Радует, что сегодня на смену государственническим подходам в историописании пришел антропоцентристский, где человек – в фокусе интереса историка… У историка появилась возможность поставить во главу угла Его Величество ЧЕЛОВЕКА!

История и политика. Увы, почти всегда актуальная для историка дилемма… Попытки манипулировать историей и историками предпринимали все авторитарные режимы, да и те, кто претендует на демократичность, тоже.

Заниматься исторической наукой в условиях тоталитарной системы – практически самоубийственно.

Сегодня уже ни для кого не секрет, что означало профессионально заниматься историей в СССР. «Без архивов нет истории, без истории нет науки, без науки нет прогресса» – эти строки из бериевского приказа 1938 года связаны с передачей архивной службы в ведение НКВД. И в то время как ГУЛАГ опекал деятелей и свидетелей недавней истории, коллегам из ГАУ (Главное архивное управление) вменялось позаботиться о свидетелях документальных. Что было потом, мы знаем – фальсифицированная история, тотальный диктат партийных органов. Современные историки прекрасно помнят эту эпоху, оставшуюся отнюдь не за горами.

Несколько лет назад в Российской Федерации была создана комиссия при Президенте по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Ее возглавил глава администрации президента, а в ее состав вошли чиновники из силовых структур – тут и ФСБ, и Служба внешней разведки, и Совет безопасности, и МИД с Минюстом, и даже начальник Генерального штаба Российской армии, а также чиновники Министерства культуры, Министерства образования. Историков-профессионалов среди чиновных членов комиссии можно было пересчитать по пальцам одной руки – что, конечно, не могло не вызывать вопросы.

Реакция представителей как академической исторической науки, так и гражданской (хотя разделение это весьма условно) на данную инициативу властей была практически единодушно негативной. Сегодня комиссия эта приказала долго жить, и вполне ожидаемой и единодушно положительной была реакция на это известие профессиональных историков.

Историческая память по-прежнему различна для разных украинских регионов и разделяет общество, хотя очевидно, что без глубокой декоммунизации дальнейший путь Украины невозможен

Одна из самых сложных страниц в украинской исторической науке – тема Второй мировой войны. Победители и побежденные давно уже примирились, а вот согласия в стане победителей по-прежнему нет. Нет в Украине консенсуса и в отношении к коммунистическому наследию тоталитарной советской эпохи. Историческая память по-прежнему различна для разных украинских регионов и разделяет общество, хотя очевидно, что без глубокой декоммунизации дальнейший путь Украины невозможен.

Используя историческую память, в первую очередь как инструмент для мобилизации своего политического электората, политики углубляют расколы в и без того уже разделенном и дестабилизированном обществе, отмечают украинские историки.

«Прошлое Украины отмечено исключительным богатством исторического опыта. В этом опыте есть как светлые, так и трагические страницы. Это богатство может служить как способом для примирения и общественной консолидации, так и материалом для эскалации политических конфликтов… Мы не можем отдать ни наше прошлое, ни наше будущее исключительно в руки политиков», – об этом в своем обращении к общественности заявили ведущие украинские историки 14-15 января 2011 года на своем совещании, объявив о создании движения «Историческая инициатива», которое «открыто для диалога и сотрудничества, является мастерской по разработке и сотрудничеству с профессиональными историками и учителями соседних стран для выработки концепции и учебных программ преподавания истории, которые служат консолидации общества».

Самые болезненные и контроверсийные вопросы не должны оставаться в стороне, только открытая дискуссия поможет преодолеть острые проблемы прошлого

При этом самые болезненные и контроверсийные вопросы не должны оставаться в стороне, и только открытая дискуссия поможет преодолеть острые проблемы прошлого – ради нашего совместного будущего.

Один из главных вопросов – как представить это самое прошлое тем, кто придет за нами – нашим детям – в школьных учебниках и учебных пособиях…

Краеугольный вопрос для историков и педагогов – как совместить историческую правду и тактичность в трактовке исторических сюжетов, если иметь в виду, что взаимоотношения народов омрачены серьезными, порой вековыми конфликтами, взаимными обидами и трагедиями.

Как описать события, чтобы эти нарративы не были оскорбительны для представителей разных национальных, религиозных групп, как найти верные формулировки, нефальшивые интонации? И не утопия ли это в принципе – написать учебники, которые бы удовлетворяли всех?

Еще один вопрос – как, в каком объеме и с какой полнотой в украинских учебниках отражать историю неукраинцев, подчас весьма богатую, как написать историю регионов Украины, чуть ли не каждый из которых имеет свои этнополитические особенности.

И, конечно, трагические реалии последних двух лет в современной истории Крыма еще раз показали: история Крыма и крымскотатарского народа должна быть вписана и наконец стать важным сегментом историографии Украины.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG