Доступность ссылки

Русская масленица и Рэй Брэдбери


Праздновать Масленицу при +20 не очень комфортно, да и большая часть традиционных развлечений, кроме сожжения чучела и поедания блинов, недоступна – штурм снежного городка, например, или катание на санях, запряженных тройкой лошадей. Но в Крыму масленица выглядит особенно чужеродным праздником, тем более когда ее натужно пытаются выдать за исконно крымскую традицию.

Из энциклопедии: «В последний день масленичной недели происходил ритуал проводов Масленицы, который в разных губерниях России заключался… в сожжении чучела Масленицы… Сожжение чучела было традиционно для северных, центральных и поволжских губерний».

Так что широко отпраздновавший Масленицу Крым теперь можно смело причислить к северным или поволжским губерниям. Остается открытым вопрос, что в таком случае в реконструируемой империи будет считаться южной окраиной? Не иначе, Сирия…

То ли масленичные гуляния не массовые, не публичные и не культурно-развлекательные, то ли съевших блин чума не берет, но мероприятие состоялось

В Симферополе Масленицу праздновали при действующем постановлении крымских властей «Об ограничении массовых, публичных, культурно-развлекательных и других мероприятий на территории муниципального образования городской округ Симферополь Республики Крым». Все-таки «режим чрезвычайной ситуации» в связи с эпидемией АЧС, что расшифровывается как «африканская чума свиней».

То ли масленичные гуляния не массовые, не публичные и не культурно-развлекательные, то ли съевших блин чума не берет, но мероприятие состоялось.

Итак, добро пожаловать на праздник!

Горожан собралось не очень много, вряд ли за день пришло больше полутора-двух тысяч человек, что для трехсоттысячного города в народный праздник совсем немного

Но при подсчете пришедших стоит еще учитывать, что сквер Тренева – один из немногих поддерживаемых в приличном состоянии парков в центре Симферополя, и потому очень популярен у родителей, которым почти негде больше погулять с детьми. Поэтому тут и в будни всегда много народу.

Несмотря на популярность сквера, здесь, кроме городка для малышей и нескольких коммерческих аттракционов, для детей ничего нет, потому дети постарше придумывают себе занятия сами. Например, съезжают со щитов ОСП, которыми на зиму закрыты фонтаны.

Гуляние как гуляние. Простой добрый праздник, в этот раз городские власти умудрились даже не добавить никакой политики. Но новые времена чувствуются, как бы кто ни пытался отгородиться от реальности. Теперь, чтобы попасть на любое праздничное городское мероприятие, необходимо пройти контроль более жесткий, чем при посадке в самолет. В аэропорту, как правило, не заставляют показывать содержимое сумок.

Полицейский, чтобы не копаться в миниатюрной дамской сумочке старушки с песиком, в которой, очевидно, только кошелек, телефон да ключи от дома, проверяет ридикюль после прохода пенсионерки сквозь рамку дополнительно ручным металлодетектором.

Унизительности этих почти ежедневных проверок многие уже не замечают. А некоторые пенсионеры, подозреваю, даже наоборот, рады достижениям современной полицейской техники. Ведь во времена их молодости пришлось бы содержимое карманов выворачивать на стол.

На сцене выступает самодеятельность.

За сценой в спешке репетируют следующие коллективы

Рядом со сценой соревнуются силачи.

Горожане перекусывают в трех-четырех развернутых кафе. Но традиционные блины почему-то пекут только в одном из них.

Новые реалии 2016 года. В прошлом году на подобных мероприятиях, где слово «русский» звучит раз в десять чаще, чем это необходимо при грамотном употреблении русского языка, людей с георгиевскими ленточками было довольно много. Сегодня это единственная георгиевская ленточка, которую я увидел.

На сцене, между тем, самодеятельность сменили аниматоры, проводящие рекламную акцию какого-то майонезно-кетчупового бренда. За пару банок майонеза и кетчупа зрители-добровольцы лупят друг друга подушками.

В толпе зрителей появились МЧСники. Горожане отнеслись к этому с пониманием, ведь будет огонь, нужно обеспечить безопасность зрителей. Но, как выяснилось, тушить пожарные ничего не собирались, потому что функция у них на празднике прощания с Масленицей была совсем другая.

И вот, наконец, финальный аккорд, сжигание чучела Масленицы. Полиция отогнала зрителей подальше, после чего вышли двое пожарных и стали поливать чучело жидкостью для розжига мангала.

Затем зажгли факел и подожгли Масленицу.

Почему-то вспомнились строчки из Рэя Брэдбери: «451 градус по Фаренгейту – это температура, при которой горит бумага».

Кажется, такая ассоциация возникла только у меня.

Праздник кончился. Можно идти домой перечитывать Оруэлла, Войновича, а теперь еще и Брэдбери.

Илья Кошнин, крымчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG