Доступность ссылки

Письма – единственная связь «узников Кремля» с Украиной


Алина Мирная

Не менее 25 украинцев находятся в заключении на территории Российской Федерации и оккупированного Россией украинского Крыма. Кроме самых известных «узников Кремля»: Надежды Савченко, Олега Сенцова и Александра Кольченко, –​ внимания и поддержки требуют десятки других, дела которых не получили широкой огласки, отмечают правозащитники. Радiо Свобода собрало информацию обо всех известных украинцах, отбывающих наказание или находящихся под следствием в России и оккупированном Крыму, а также публикует фрагменты писем, которые пишут заключенные на Родину.

Писать письма украинским «узникам Кремля» призывает председатель правления «Центра гражданских свобод» Александра Матвийчук. Она замечает: для заключенных в России украинцев очень важно знать, что на родине о них помнят. «Для человека, который находится в заключении, встреча с адвокатом чуть ли не единственная связь с внешним миром. Для него очень важно знать, что в это время, когда его пытаются сломать, убедить в том, что Украина о нем забыла, что от него все отказались, – на самом деле за него в это время борются».

Александр Матвийчук
Александр Матвийчук

Но, чтобы заключенный смог получить письмо, следует знать несколько неофициальных правил. «Надо обязательно написать полное имя, фамилию, отчество и год рождения заключенного человека. Письмо должно быть на русском языке, потому что на украинском, к сожалению, не пропускают. И третье правило, а скорее – просто пожелание, – когда мы пишем письма, надо понимать, что их просматривают цензоры, поэтому что-то такое, что может помешать передаче этого письма адресату, писать не стоит», – рассказала Александра Матвийчук.

Инициативная кампания Let My People Go, которая занимается освобождением украинских заключенных, содержащихся в Российской Федерации и в оккупированном Крыму, составила список, в котором насчитывается 25 таких людей. И эта цифра не является конечной, отметила Александра Матвийчук. «Еще одного, Андрея Коломийца, мы пока проверяем. И скоро включим в этот список».

Матвийчук подчеркивает: на фоне таких заключенных Кремля, как Надежда Савченко и Олег Сенцов, не следует забывать о менее известных. «Каждый из этих людей нуждается в нашей поддержке и заслуживает нашей защиты. Поэтому я призываю писать письма всем людям, по всем делам. Это и «крымские террористы», «чеченское дело». Это и «дело 26 февраля», «дело шпионов» и другие», – говорит правозащитница.

Найти адреса всех украинских заключенных в России и оккупированном Крыму можно, в частности, на странице в Facebook кампании Let My People Go, добавляет Александра Матвийчук.

Дело Надежды Савченко

Надежда Савченко, 34 года, военнослужащий ВСУ, участница Евромайдана, народный депутат Украины, делегат Парламентской ассамблеи Совета Европы от Украины

22 марта 2016 года российский суд приговорил Надежду Савченко к 22 годам заключения. Также ей присудили штраф в сумме 30 тысяч рублей «за незаконное пересечение границы».

Надежда Савченко участвовала в антитеррористической операции на востоке Украины в качестве добровольца в составе батальона территориальной обороны «Айдар». 17 июня 2016 года ее взяли в плен боевики «ЛНР» вблизи поселка Металлист Луганской области.

С июля 2014 года ее удерживали в СИЗО в России. В частности, Савченко обвиняли в убийстве двух сотрудников российского телевидения, которые летом 2014 года находились под Луганском. Савченко и ее защита обвинения отвергают и утверждают, что на момент гибели российских журналистов ее уже захватили сепаратисты, потом принудительно переправили ее в Россию.

Именно через письма Надежда Савченко чаще всего обращается к украинскому народу.

«Спасибо добрым людям всего мира за то, что сделали мой последний день суда таким ярким и незабываемым! Спасибо, что за все это время моего плена в тюрьме всех народов – России, дали мне веру и показали, что в мире много добра. Я жива благодаря вам».

Дело «крымских террористов»: Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев, Алексей Чирний

В мае 2014 года в тогда уже оккупированном Россией украинском Крыму задержали четырех граждан Украины – Геннадия Афанасьева, Александра Кольченко, Олега Сенцова и Алексея Чирния. До задержания каждый из них имел активную проукраинскую позицию и открыто выступал против оккупации Крымского полуострова Россией.

Задержанных обвинили в преступлениях, связанных с «терроризмом», а именно: в поджоге дверей офиса Русской общины Крыма и окна офиса партии «Единая Россия», а также в планировании взрыва памятника Ленину и мемориала «Вечный огонь» в Симферополе. В дальнейшем выяснилось, что Афанасьев, Чирний и Кольченко, действительно, участвовали в поджогах. Впрочем, правозащитники отмечают, что характер и последствия данных преступлений можно квалифицировать скорее как «хулиганство», а не «терроризм».

Олег Сенцов, 39 лет, украинский режиссер

В августе 2015 года Олега Сенцова российский суд приговорил к 20 годам лишения свободы по обвинению в подготовке терактов. 22 марта 2016 года сестра Сенцова Наталья Каплан (Кочнева) сообщила, что ее брат сейчас находится в российском городе Якутск, где он содержится в СИЗО №1.

Слова поддержки и солидарности режиссер Олег Сенцов написал в письме украинской летчице Надежде Савченко.

«Надюша, привет! Желаю тебе одного: свободы и победы! Это хоть и два слова, но смысл для нас один, – пишет Сенцов. – Держись! Не буду уговаривать тебя кушать, ты сама знаешь, что делаешь, но очень хочу, чтобы ты не страдала – они этого не достойны! Слава Украине!»

Александр Кольченко, 26 лет, активист

Осужденный на 10 лет колонии по делу так называемых «крымских террористов» Александр Кольченко пишет российскому активисту – фигуранту «болотного дела» Алексею Полиховичу.

«Сейчас живу в Воронеже, в транзитной хате. Очень много знакомств и впечатлений от поездки, но это только начало пути. На Ростовском централе библиотекой пользоваться не довелось, но я слышал, что там слабая библиотека и литература там преимущественно криминального жанра», – пишет Кольченко.

«Листи – це ниточка, що їх тримає» – мати «в’язня Кремля» Кольченка (відео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:17 0:00

Геннадий Афанасьев, 25 лет, фотограф

Геннадий Афанасьев находится в колонии города Микунь в Республике Коми на севере России. Украинца приговорили к семи годам колонии строгого режима, инкриминировав ему участие в «террористической организации» в Крыму. В одном из своих писем Афанасьев размышляет о смысле жизни.

«Человек может познать свою суть, лишь дойдя до последней черты. Для этого нам требуется все наше мужество – и только так мы научимся чему-то. И лишь тот, кто побывал на этой грани, знает жизнь. Все прочее – времяпрепровождение, повторение одной и той же задачи. Не подойдя к краю, не заглянув в бездну, человек состарится и умрет, так и не узнав, что делал он в этом мире», – пишет Афанасьев.

Алексей Чирний, 43 года, преподаватель военной истории

Алексей Чирний, преподаватель Симферопольского института культуры, – четвертый, наименее известный, осужденный по делу «крымских террористов». Ночью 9 мая 2014 года был задержан, когда он якобы «получал самодельную взрывчатку из тайника». Его уголовное дело российский суд ускоренно рассматривал в закрытом режиме. Без допроса свидетелей, анализа доказательств и независимого адвоката Чирния приговорили к 7 годам лишения свободы в колонии строгого режима Магаданской области.

«Чеченское дело»: Станислав Клих и Николай Карпюк

Граждане Украины Станислав Клих и Николай Карпюк – обвиняемые в так называемом «чеченском деле» – сфабрикованном уголовном деле, в котором обвиняли даже высших должностных лиц Украины (среди которых премьер-министр Арсений Яценюк) в преступлениях на территории России во время Первой чеченской войны середины 90-х годов. Николай Карпюк и Станислав Клих являются одновременно и обвиняемыми, и свидетелями. Свидетельство они дали под пытками.

Николай Карпюк, 51 год, заместитель руководителя политической партии «Правый сектор», участник Евромайдана

«Дорогие мои украинки и украинцы, братья мои и сестры! До глубины души тронут всей поддержкой, солидарностью, которую вы проявляете мне. Огромное спасибо и низко кланяюсь Украине. Не переживайте сильно из-за того, что не смогли увидеться. Моя душа, сердце, сознание, сердце – все мое существо с вами. Мы – великая нация! А, следовательно, победа будет за нами!»

Карпюк и Клих были задержаны при различных обстоятельствах за якобы совершенные административные правонарушения. Позже их обвинили в «создании банды и участии в ней», а также в убийствах российских военнослужащих во время Первой чеченской войны.

«Шпионские» дела: Валентин Выговский, Юрий Солошенко, Виктор Шур

С начала российско-украинского конфликта сразу несколько украинцев в России стали жертвами уголовного преследования по сомнительным обвинениям в «шпионаже».

Известность получили «шпионские дела» гражданина России Виктора Шура, который имеет вид на жительство в Украине, и двух граждан Украины – Валентина Выговского и Юрия Солошенко. Все трое были задержаны во время поездок за пределы континентальной Украины и доставлены в следственный изолятор «Лефортово» в Москве.

Юрий Солошенко, 73 года, бывший руководитель полтавского завода «Знамя»

Юрий Солошенко – старейший «узник Кремля». В СИЗО ему исполнилось 73 года. Его приговор – 6 лет в колонии строгого режима меньше минимального по делам, связанным со шпионажем. Впрочем, правозащитница Александра Матвийчук рассказала, что у Солошенко недавно обнаружили рак, поэтому опасается, что осужденный до конца приговора не доживет.

«Я здесь ни разу не плакал, а когда читал Ваши письма, слезы невольно выступали на глазах. Спасибо Вам за слова поддержки! Очень приятно осознавать, что есть столько небезразличных людей. Я получил письма от незнакомых людей и из Украины, и из Москвы, России, Канады. Всем написал ответ. Я, насколько это возможно в этой ситуации, слежу за судьбой моих собратьев. Я восхищаюсь их мужеством», – пишет Солошенко.

Валентин Выговский, 33 года, предприниматель, участник Евромайдана

Осужденный в России якобы за «шпионаж» в пользу Украины киевлянин Валентин Выговский отвечает на письмо русской активистки Яны Гончаровой.

«Впаяли» мне 11 лет строгого режима и сделали здесь в СМИ чуть не «чертом», – пишет Выговский. – Я получил Ваше первое письмо, и меня приятно удивило, что, кроме моей семьи, моя судьба кого-то интересует из незнакомых мне людей»

Этих троих осужденных объединяет обвинения в «шпионаже в пользу Украины». На начальных этапах преследования Шур, Солошенко и Выговский были лишены права на независимого адвоката и консульскую защиту. По итогам расследования все трое полностью признали свою вину. Правозащитники отмечают, что анализ этих дел существенно осложняется недостатком информации, потому что все они проходят под грифом «секретно».

Дело Юрия Яценко и Богдана Яричевского

В мае 2014 года Богдан Яричевский и Юрий Яценко были задержаны сотрудниками российской полиции в Курской области. Вопреки постановлению суда о выдворении молодых людей из страны, Богдана и Юрия безосновательно удерживали в заключении в течение 4 и 12 месяцев соответственно.

Юрий Яценко, 25 лет, выпускник Львовского национального университета, участник Евромайдана

Юрий Яценко – единственный «узник Кремля», с которого в России сняли обвинения и вернули в Украину. Чтобы добиться возможности сообщить родным о своей судьбе – написать письмо, Яценко в заключении был вынужден вскрыть себе вены. Кроме того, за год заключения в России к Юрию Яценко и Богдану Яричевскому применяли физические пытки.

Дело Александра Костенко

Александр Костенко, 29 лет, бывший сотрудник украинской милиции, участник Евромайдана

Александр Костенко принимал активное участие в Евромайдане. После оккупации Крыма Костенко, опасаясь преследований, остался на территории материковой Украины. По словам адвоката, Костенко похитили с территории Украины и перевезли в Брянскую область России. В декабре 2014 года он смог сбежать на родину. В феврале 2015 года Александра Костенко повторно задержали у подъезда его дома.

Дело Сергея Литвинова

Сергей Литвинов, 32 года, проживал в селе Камышное Луганской области. Окончил 7 классов средней школы и, по свидетельствам односельчан, плохо писал и читал, но не был военнообязанным.

В августе 2014 года отправился в стоматологическую больницу в Ростовской области. Вскоре был вывезен неизвестными и доставлен в российский Ростов. Там против Литвинова возбудили уголовное дело о «геноциде» русскоязычного населения на юго-востоке Украины. Позже его обвинили в 39 убийствах мирных жителей и изнасилованиях, якобы совершенных в Луганске.

23 марта в Тарасовском суде Ростовской области состоялось судебное слушание. Сейчас с Литвинова сняли все обвинения, кроме кражи. Ему инкриминируют, что он якобы как боец батальона «Днепр-1» похитил 2 автомобиля.

Дело Хайсера Джемилева

Хайсер Джемилев, 34 года, младший сын лидера крымскотатарского народа Мустафы Джемилева, совершил уголовное преступление. Впрочем, его преследование правоохранительными органами России является политически мотивированным и связано с личностью его отца, который открыто выступил против оккупации Крыма Россией, отмечают украинские правозащитники. Сейчас Хайсер Джемилев находится в колонии общего режима №10 в Астрахани в России.

Другие случаи преследования по политическим мотивам в Крыму

Дело Юрия Ильченко

Юрий Ильченко, 37-летний блогер, был задержан в июле 2015 году в Севастополе по подозрению в «экстремизме». Его обвинили в том, что в публикации в своем блоге он резко высказывался относительно оккупации Крыма Россией и войны, которую Кремль ведет на Донбассе.

Задержанные по религиозным мотивам крымские мусульмане

По религиозным мотивам вблизи Севастополя в феврале 2015 года были задержаны крымские мусульмане Руслан Зейтуллаев, Юрий Примов, Рустем Ваитов, а в апреле этого же года задержали еще и Ферата Сайфулаева.

Задержанные крымские татары

Задержанные в оккупированном Крыму и отпущенные на поруки Эскендер Кантемиров, Эскендер Эмирвалиев и Талят Юнусов. Против них возбудили уголовное дело за участие в проукраинском митинге 26 февраля 2014 года у здания Верховной Рады Автономной Республики Крым.

Через год после этих событий в оккупированном Крыму арестовали Ахтема Чийгоза, Али Асанова и Мустафу Дегерменджи. Эти крымские татары до сегодняшнего дня находятся в заключении по так называемому делу «26 февраля».

Публикация подготовлена на базе отчета правозащитной кампании LetMyPeopleGo, созданной по инициативе «Евромайдан SOS», «Центра гражданских свобод» и фонда «Открытый диалог».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG